Николай Левашов. Встреча с участниками Движения. 30 июля 2011 г. Стенограмма записи

Встречи с участниками Движения

(аплодисменты в зале)

Смотреть видео

Надежда Аншукова:

Здравствуйте, уважаемые друзья, участники Движения. У нас раз или два проходят в году собрания с участниками Движения. И очень приятно, что сегодняшний зал наполнен.

Я знаю по сведениям присутствующих – из каких городов, и очень благодарна, что приняли наше приглашение и приехали, хотя сейчас лето, дорогие очень билеты. Но важность такого собрания, я думаю, вы понимаете. И ваши вопросы позволят дать ответы на те неразрешимые именно вопросы, которые вы задаете везде, где, в общем-то, возможно, в том числе и на форуме.

Поэтому Николаю Викторовичу слово. Пожалуйста, Николай Викторович.

(аплодисменты в зале)

Николай Левашов:

Благодарю. Спасибо. Спасибо… Я благодарю всех, кто сегодня нашел возможность приехать сюда. И надеюсь, сегодня мы с вами будем разбирать вопросы, которые действительно нужны для того дела, которым мы с вами занимаемся. Потому что, как я понимаю, возникают разные непонятки, накладки, недоразумения и так далее. Вот это наша с вами задача, чтобы от всего этого избавиться, чтобы не превратиться в ситуацию, как лебедь и рак и щука тащит воз в разные стороны. Мы должны тащить воз в одну сторону, иначе толку от того, что мы делаем, не будет.

Поэтому, вот, я пока начну с того, что уже у меня есть, материалы для обсуждения, потому что у нас будет сегодня деловое такое… встреча, собрание. Поэтому, так сказать, хотел бы сказать следующее. Значит, буду разбирать эти вопросы, а из зала тоже будем разбирать, сколько будет возможно по времени.

Так вот, что я хотел сказать. Наше Движение, как вы знаете, не такое уж большое – чуть больше тысячи человек, но уже его очень сильно боятся. Казалось бы, что такое чуть больше тысячи человек? Что они могут сделать в масштабе страны целой, да? Казалось бы, пшик! Когда там больше ста миллионов живет в любом случае, правильно? А нет. Именно то, что делает Движение…

Да, кстати, по поводу того, что вот некоторые: вот, Движение незаконно, и так далее. Нет, неправильно. Дело в том, что был в 2007 году, в октябре, собор, на котором было принято решение создать такое Движение. То есть, формально запущено. Теперь, по законам необходимо, чтобы в 50 регионах страны были созданы ячейки, после чего Движение будет зарегистрировано. Так вот, сейчас Движение находится в фазе формирования. То есть, пока не будет набрано, не создано 50 ячеек в 50 регионах страны… просто в некоторых местах по несколько есть, а в некоторых по… ни одного нету. Поэтому все законно, в пределах закона, то есть… То есть, мы действуем не за законом, а в пределах закона. Как некоторые пытаются, даже вот в письмах пишут: вот, типа, Движение незаконно и так далее. Почему? Законно. Потому что, как говорится, учредительный съезд был создан, а сейчас идет формирование. Сколько занимает времени – это уже вопрос второй. Там не ограничено, что должно быть полгода, там, год и так далее. Там сказано то, что должно быть сформировано не менее 50 ячеек в 50 регионах страны, чем сейчас, так сказать, Движение и занимается: постепенно идет агитация и действительно появляются новые ячейки в новых местах, новых городах, новых регионах, новых, как говорится… местах. Поэтому здесь не нужно ссылаться, вот, типа, то-то, то-то, то-то.

Многие жалуются, типа, вот, как… особенно поступающие, типа, на анкеты, что, типа, анкеты такие вот, как говорится, чересчур… «На какие органы вы работаете?», да? Пишут в анкетах. «Для кого собираете данные? Для КГБ или, там, для Федеральной службы или для ЦРУ?» Могу сказать следующее. Если бы эти организации… мы собрали на них, то, поверьте, анкеты были бы совершенно другие. И к тому же, могу сказать, что анкеты есть на каждого почти из вас, не только кто в Движении, без Движения кто – хоть чуть-чуть что-то проявляется… какую-то инициативу, во всех этих спецслужбах есть анкеты, дела. Ну вы понимаете, да? Так что, поэтому то, что мы делаем, для того, чтобы действительно выявить человека, чтобы проявить, что это реальный человек, потому что большинство присылает анкеты, так сказать, по электронке, поэтому нужно ознакомиться с человеком: какой он, чем он дышит, какое у него образование, какое у него… как говорится, откуда он родом, кто его, как говорится, родители, чтобы иметь представление о человеке. Я, например, в этом не вижу ничего такого уж предосудительного, с моей точки зрения. Это нормальное ознакомление с человеком, прежде чем его принять в Движение. Почему? Потому что нам нужно знать, действительно, кто человек, для того чтобы могли на него надеяться и опираться в делах. Правильно же? И каждый другой должен знать. К тому же эти… информация, во-первых, никуда не уходит. Ну то, что, если кто-то украдет с компьютера хакеры, ну… против хакеров, извините, Пентагон не устоит, правильно? То есть, и сколько их взламывали, и так далее. Поэтому в этом плане по поводу анкет тоже могу сказать.

Следующее. Перейду к неприятным вещам. Вот недавно, наверное… кто на форум Движения ходит? Поднимите руки (участники встречи поднимают руки). Ну, довольно-таки много ходит, так? Ну, наверное, все читали шумиху вокруг Шингарёвой, да? Кто читал? Читали. И все опять кидаются защищать человека. Прежде чем защищать, нужно знать. Вы знаете, кто «очень любит» Надежду Яковлевну… я не говорю, что Надежда Яковлевна – идеальный человек… А скажите, кто у нас идеальный человек, у кого нет, там, недостатков и так далее? Есть такие в зале? Я, например, себя не считаю идеальным человеком. Кто-то по-другому считает? Пожалуйста, я буду рад увидеть в первый раз в своей жизни идеального человека, у кого нет недостатков, который все делает идеально, правильно. У каждого есть свои недостатки, свои, так сказать, привычки, наработки, которые, так сказать, существуют реально в жизни. И есть принципиальные вещи, то, что есть по сути. Есть то, что есть главное, и есть мелочи, которые… нужно бороться, но не столь… не принципиальные. Вот есть вещи принципиальные, на которые нельзя закрывать глаза, а есть вещи непринципиальные, с которыми нужно бороться, но, так сказать, не значит, что это ставит клеймо на человеке.

Так вот, тут же появилось, что вот Надежда Яковлевна, типа, отыгралась на Шингарёвой, исключила. А вы знаете, что Надежда Яковлевна ее целый год защищала? Знаете, да? Вы знаете, когда я дал указание исключить ее из Движения? Знаете, когда? В прошлом году. Год назад. Я был очень удивлен, что она была не исключена. И за это сделал взыскание Надежде Яковлевне, между прочим. Потому что я разбирал ситуацию довольно-таки неприятную, связанную с ней, и так сказать, после разбирательства я вынес решение, что такие люди, которые нарушают принципы и то, что у нас в Движении существует, не должны быть в Движении. Но Надежда Яковлевна проявила тогда мягкотелость (оборачивается к Надежде Аншуковой, в зале слышен смех) и не исключила ее. И поэтому, когда пришла другая информация, о которой тоже поговорим, для меня было удивление: «Как?! Она еще в Движении?!»

Так вот, Шингарёва Надежда в прошлом году устроила круглый стол. Слышали такое, да? По признанию геноцида, как говорится, русского народа. Во-первых, она не соглас… там есть группы, несколько групп на Дальнем Востоке, Камчатке. Она ни с кем ничего не согласовывала, ни с нами, ни с тем… ни с кем другим, провела самостоятельно этот… что неплохо, но нужно хоть согласовать, о чем будут говорить, кто приглашенный, чтобы действительно не было провокаций, чтобы не было ничего. Она этого ничего не сделала. Потом пригласила туда одного из участников Движения, Яковлева. Сегодня у нас есть этот господин? Здесь он, Яковлев? Нет? Приехал, нет? Здесь, да. Ну вот.

Надежда Аншукова:

Яковлев здесь.

Николай Левашов:

Да. Пригласила на круглый стол. Когда он получил слово, она его постоянно прерывала, насколько я знаю, не давала ему даже сказать… ну то, что он хотел сказать по поводу действительно реальных вещей. И что же получилось? Она организатор круглого стола, так? После чего, кого, вы думаете, приглашали в Прокуратуру? Ее? Нет, Яковлева. Потому что она тут же скинула, что это вот он, и он отвечал на вопросы перед прокурором, который его приглашал. Как это называется?

Голос из зала:

Провокация.

Николай Левашов:

Провокация. По-другому можно расценить такое действие, скажите? Я считаю, что это провокация. Я проанализировал всю эту ситуацию и сделал вывод, что этот человек – провокатор, и дал указание исключить ее из Движения. Но, как говорится, вот тот человек, которого все почему-то кинулись сразу ругать, ее… посчитал, что он… надо дать второй шанс, может, человек не понимает. Но обычно, если я делаю анализ, я не исхожу из своих личных пристрастностей или не пристрастностей, а делаю объективный анализ. Именно поэтому я могу делать те вещи, которые я делаю. Если бы я делал то, что я хотел бы видеть, то бы я давно уже был… трупом был бы, понимаете.

Так вот, еще характеристика. Она координатор группы, да? Как она себя представляет.

Надежда Аншукова:

Была.

Николай Левашов:

Ну, была в свое время, да. Это… И до сих пор считала себя (оборачивается к Надежде Аншуковой). А вы знаете, сколько в группе у нее людей? Один человек. Она сама. Нет, люди пришли к ней в группе, были в группе, которые заинтересовались информацией. И знаете, где эти все люди оказались? Как говорится, в группе, которая занимается… рериховской, которую школу она и ведет. Она организовала и ведет школу Рериха. Так вот, люди, которые пришли, чтобы заниматься, ну, Движением, почти все оказались в школе Рериха, у нее, и перестали быть участниками Движения. Как это называется? То есть, она использовала интересы людей к Движению, как приманку, чтобы люди пришли, и переориентировала их на… Я ничего не имею против того, что она занимается… там, школа Рериха, так сказать, это ее личное дело. Но это никакого отношения к Движению не имеет. Или вы считаете по-другому? Вы считаете по-другому? (Николай Левашов обращается к вставшей участнице встречи, она кивает в ответ, говорит очень тихо) Это ваше право.

Так вот, один человек считает по-другому, что школа Рериха имеет к Движению, да? А я считаю, что не имеет, потому что Движение основывается на совсем других базах и постоянных позициях и так далее. То есть, все люди, которые пришли в группу для того, чтобы участвовать в деятельности Движения, оказались, все, где угодно, только не в Движении, ушли. Вот. Так что…

Теперь, в этом году. Ну вы знаете, что произошло, кто читал. Кто не читал, скажу, что ее пригласили, первый раз она пошла сама в Прокуратуру. Ей прислали вот такое письмо… (Николай Левашов перебирает листы на столе) Она прислала его, потому что она испугалась, потому что подумала: «А вдруг там не сработает, так другие пускай меня защищают».

Вот такое письмо, где требование на… ну, на явку в Прокурату для обсуждения вопросов. Зачитать вам? Ну вот здесь идет следующее: «Прокуратурой города Петропавловск-Камчатского проводится проверка по факту поступления информации от Управления министра Российского Федерации… Камчатского края… обнаружено такое-то… то… в кафе-бистро… по адресу такому-то… листовок с информацией: «Вакцинация новорожденных категорически противопоказана. Беременным женщинам и новорожденным грозит опасность». Пока… из указанных листовок… что распространяющие их, могут являться участниками общественного движения… Объединения Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой век». Кроме того, установлено, что от указанного общественного объединения на территории Петропавловск-Камчатского городского округа действует местный филиал, ячейка «Великая Асия», организатором которой является… вы, зарегистрированная по такому-то адресу… и так далее. Данная ячейка имеет свой сайт такой-то, такой-то …о деятельности указанной организации, в том числе о проведении различных массовых мероприятий и в образовательных учреждениях Петропавловск-Камчатского городского округа. В связи с изложенным, и так далее, приглашаем вас 15 июля 2011 года к 10 часам в прокуратуру по такому-то адресу и так далее для подачи объяснений».

Вот такое ей пришло письмо. Она его тут же прислала и прислала потом весьма интересное другое письмо, тут же. Во-первых, она написала еще следующее… вот то, что она написала, когда… приложение к письму. Шингарёва сама.

«Здравствуйте! Сегодня обращалось с представителями Прокуратуры по указанному сверху… по деятельности РОД постоянно проводятся проверки. Стараются запретить незарегистрированную головную структуру или хотя бы местные ячейки. Требование о явке по вызову, про которую… могу выслать как фото… Благодарю. На встречу я иду не 15-го, как в требовании, а 13-го. Экспертизу по нашим вопросам юрист уже проводил: в листовках все нормально. По школе тоже пока… тоже. Там проект был поддержан всеми инстанциями. Буду надеяться на понимание со стороны прокурора. А пока… я пока разговаривала в приватной беседе. Прошел… прошел пом… пришел пом. прокурора, юрист первого класса, на дом, вручил требование, просил 13-го… в Прокуратуру».

То есть еще… уже не 15-го, а 13-го. А на самом деле она пошла 12-го. Как вы думаете, для чего так быстро меняли сроки они? Вы знаете, вот я, сколько меня приглашали в Прокуратуру, так, по книге, к примеру, да? Ни разу почему-то сроки не менялись. Как вы думаете, с чем это… менялись сроки?

Голос из зала:

Испугались.

Николай Левашов:

Нет. Потому что они… Естественно, вы понимаете, что телефоны прослушиваются, это вам, наверное, не секрет… со мной тоже, понимаете, да? И, естественно, они поняли, что мы действуем ответно, чтобы не допустить провокации, которую они так желают. Потому что, согласно требованиям, которые уже несколько раз поднимались на предыдущих встречах и официально, чтоб листовки только лишь утвержденные, проверенные на присутствие провокаций, выставлены на сайте нашего Движения, допущены к распространению всеми. То есть пожалуйста, любой может составлять листовки, из Движения, посылать их, они будут проверяться, после чего, если все в порядке, выставляется на сайте – пожалуйста, скачивайте, используйте, сколько вылезет. Никакого ограничения индивидуальности и творчества нет. Только просто у многих листовок приходится корректир… кто послал… Кто-то посылал, получил ответы обратно? Получают? Есть такие люди? Здесь сидящие, кто послал. По крайней мере, несколько листовок я знаю, просматривал сам и посылал… Значит, нет, не смогли приехать те, кто… здесь. И выставлялись потом на сайте. До чего такая вещь существует? Как вы думаете? М? (в зале тихий гул) Ну вот сейчас я объясню.

Понимаете, мне приходится уже воевать с системой… ну с 26 лет уже идет… подождите, 1984-й… нет, с 24 лет придется мне, пришлось воевать постоянно с системой. Сколько попыток, провокаций и так далее проводилось. У меня опыт довольно-таки большой, как вы понимаете, да? По крайней мере, никто из них не смогли поймать меня в какие-то ловушки. Так вот, а теперь скажу вам простую вещь. Как самый простой метод, как говорится, дискредитировать Движение и все остальное? Согласно Уставу Движения создается группа, да? Минимум 3 человека, желательно 10 человек. Как вы думаете, 10 человек врагов можно найти, которые?..

Голоса из зала:

– Легко!

– Легко.

Николай Левашов:

Легко найти. Вот представьте себе, 10 человек врагов присылают свои анкеты, которые, в принципе, если они составлены правильно и так далее, отказать мы не имеем права. Правильно же? Они становятся членами Движения, выбирают себе координатора и начинают свою бурную деятельность. И в этой бурной деятельности они называют себя участниками общественного Движения нашего и несут любую ахинею от этого Движения, печатают провокационные листовки и так далее, и так далее. И что получится? Ага, они участники Движения, вот такое было – и всё, и закрывают не только их, гребут, но и гребут… вы думаете, этих 10 человек пожалеют, если нужно? Их не пожалеют, вы понимаете, да? Их тоже не пожалеют, если на то пошло. И прикроют лавочку всему Движению. Что, такое невозможно, да? Элементарно.

Если вы об этом никогда не думали, то я уже об этом давно продумал все варианты, чтобы не допустить. Поэтому и было сделано такое вот решение, что все материалы печатные, которые выпускает Движение, должны быть согласованы, и они должны быть выставлены на сайте Движения. Вот то, что не выставлено на сайте Движения, является, ну, самодеятельностью. Человек имеет право от своего лица выпускать какие хочет листовки, но не от имени Движения. Потому что, как вот видите, что… как ее приглашали в Прокуратуру (Николай Левашов показывает письмо Шингарёвой Н.М.) не как индивидуальное лицо, а как представительницу Движения, группы и сайт имеющей, и так далее, и так далее.

Так вот, во-первых, те листовки, которые она распространяла, вот даже те фразы, они, по своей сути, несут определенную провокационность. Понимаете, да? Ведь в наших листовках, которые действительно нормально сделаны, нет конца света – завтра будет, понимаете, да? Там просто идет агитационно-разъяснительная работа совершенно другого плана. И придраться к ним, в принципе, невозможно. Так вот почему они не придрались, как вы думаете? Потому что, как только она с перепугу прислала вот эти данные, так сказать, я сказал: «Так, извините, эти листовки никогда не были. Почему она не исключена за прошлогоднюю провокацию, о которой вы сейчас все узнали?» Вот если интересует, у Надежды Яковлевны спросите детали. Вот. Одна провокация, теперь вторая провокация. И самое главное, что она не понимает, я не знаю, она как… соображает хорошо… но по тому, что… то, что написано, то, что она пишет, человеку понимающему… понимает, что там многое что параллельно. То есть это… некоторые вещи говорят о том, что она хорошо связана с теми системами, которые якобы ее будут проверять.

Но самое смешное есть другое. Она с перепугу прислала другой документ. Вот этот документ.

Знаете, что это? Это отчет заместителя начальника подполковника милиции такого-то… Бурдаковского заместителю прокурора города Петропавловск-Камчатского. Вопрос: каким образом у нее этот документ оказался?

Вы знаете, мне приходилось по книге встречаться с четырьмя следователями. Так вот, каждый раз у меня брали объяснение, мои объяснения, которые заставляли подписывать. Ну вы понимаете, да? Я спрашивал: «Могу ли я получить копию протокола?» Мне сказали: «Нет, не можете. Мы не даем такого». У любого юриста спросите, что это так. Здесь в ее рука в тот же день имеется уже отчет по проведенной беседе с ней, как говорится… ну, как я сказал, подполковник… начальник… заместитель начальника подполковника милиции. Прочитать вам этот отчет?

Голоса из зала:

– Да!

– Естественно.

Николай Левашов:

Ну вот я прочитаю. Только потом не скажите, что… Потом, если нужно, я могу сделать копию, чтобы не сказали, что я прочитал не то, что написано. Такие тоже найдутся.

«В соответствии с вашим требованием, исходящий номер такой-то… 7, 12… /12-989B, тире… ну, от 2011 года, от 23.06.2011 года, о проведении проверки деятельности местных ча… местных ячеек, филиалов Объедения Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой век», «Великой Асии», ЦПЭ УВД по Камчатскому краю проведены мероприятия в пределах компетенции. По результатам мониторинга интернет-сайта РОД… (ну наш официальный, РОД… Движения) установлено, что РОД «Возрождение. Золотой век» руководствуется в своей деятельности проектом организации работы Движения в редакции 2
от 05.02.2010 года. В соответствии с информацией, полученной по адресу www.velikaya-asia.ru, «Великая Асия» является первой местной ячейкой РОД «Возрождение. Золотой век». Она не является уже ячейкой больше года. Там нет людей, в принципе. Это во-первых. «Шингарёва Надежда Михайловна…» Ну, год рождения, не буду… уроженец такой-то… не буду. Это не нужно читать, наверное. Это такие данные… Так… «В поле зрения ЦПЭ УВД по Камчатскому краю, в том числе в связи с нарушением законодательства № 114-ФЗ от 25.07.2002 года «О противодействии экстремистской деятельности», № 115-ФЗ от 07.08.2001 «О противодействии легализации отмывания денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» Шингарёва не попадала».

Видите, что ищут? Понятно, да?

Голос из зала:

Экстремизм.

Николай Левашов:

Неплохо, да? «В кафе-бистро получено видео с камер внутреннего наблюдения зала для приема пищи от 01.06.2011. В ходе просмотра визуального лиц… а следовательно, распространения каких-либо информационных материалов в названном кафе установлено не было. Также в процессе беседы с и.о. начальника отдела по делам некоммерческих организаций Управления Министерства юстиции по Камчатскому краю установлено, что названные материалы были обнаружены именно непосредственно перед входом в помещение зала приема пищи кафе-бистро, где видеонаблюдение отсутствует. Работникам кафе-бистро о распространении информационных материалов: «Вакцинация новорожденным категорически противопоказана. Беременным женщинам и новорожденным грозит опасность. Уход в звездные миры», пока… на 01.06.2011 года неизвестно. При получении дополнительной информации вам будет сообщено немедленно.

Приложения:

  1. Скриншот страницы сайта www.velikaya-asia.ru, на 2 листах.
  2. Распечатка проекта организации работы РОД «Возрождение. Золотой век» с сайта www.rodvzv.info, на 7 листах.
  3. Выписка из ИГБ… ИБДР, на 1 листе.

Заместитель начальника, полковник милиции Брудаковский».

Вопрос: как вы думаете, каким образом ей попала такая бумага? Как вы думаете?

Голос из зала:

Служебные обязанности…

Николай Левашов:

Что?

Голос из зала:

Служебные обязанности!

Николай Левашов:

Да. Блат такой большой, да? Мне не дали протокола моего собственного допроса, и я подписался. Сказали: «Это невозможно». А здесь отчет начальства дали ей… начальству ей дали. Вопрос: а почему такой отчет написали? Знаете, почему? Потому что быстро приняты меры были. Поэтому я сказал: «Немедленное исключение за счет нарушения Устава и целей, задач Движения». Они уже это знали, что бесполезно. Потому что по уставу от февраля 2010 там говорится, что только материалы, размещенные на сайте Движения, являются… ну, за которые Движение отвечает. Правильно? Ну, не получилось у них. Сорвалось.

Так вот, скажите, как вы считаете, кто такая Шингарёва?

Голос из зала:

Казачок засланный.

Николай Левашов:

Естественно.

Дальше. Вот ее отчеты о проделанной работе. (Николай Левашов показывает листы с отчетами) Вот, в частности. Май, июнь 2011 года. «Книга к вопросу признания»… что делала:

– Книга о признании… вопросах признания геноцида русского материала… народа передана от имени Движения в библиотеку имени Корфиненко.

– Распространение информационного… инфо-материала: открытки с сайта РОД ВЗВ, материалы по ГМО, прививкам, налогам. Статьи, Левашовым напечатанные и записанные на дисках, распространяются среди окружающих.

Ну, во-первых, это слова, которые ничем не подтверждены. Но, что Шингарёва говорила проку…, как говорится, на допросе, что она это распространяла только в 2010 году. В 2011 она ничего не распространяла. Вопрос: где она лгала? Вот, что пишет, что… в отчете пишет, что… или она просто лжет, что она делает что-то, так? И так далее. Это ее отчеты. Не мной написанные, не кем-то написанные. И дела ее, разговоры в Прокуратуре – это ведь не то… не я написал, не Надежда Яковлевна.

Так вот, поэтому, что… вот то, что я читал ее перлы, какая она хорошая, как много сделала она для Движения, когда на форуме… и тут же появилось множество защитников, которые, ничего не зная, покупаясь на красивые слова человека, кидаются ее защищать. Вопрос: прежде чем защищать кого-то, нужно иметь полное представление о картине. Там она расписала себя очень хорошо.

К примеру, она говорит: «Вот, мне так было неудобно перед Ириной Владимировной Ермаковой (слышали такое имя, да?) за то, что не состоялся ее, так сказать… выступление по ГМО», там, на Дальнем Востоке и Камчатке. А вы знаете, почему не состоялось? Нет? Опять-таки, это не Надежда Яковлевна, которую она обвиняет, и другие, а по моему распоряжению. И знаете, почему распоряжение было? Кто в курсе, Движение организовало целый ряд ее поездок с лекциями по России, знаете, да? В том числе была… последняя была в Архангельск. В Архангельск когда она приехала, она еще пригласила еще человека своего, настояла, что еще второй человек будет. Было все организовано и так далее. И она заявила: никакого отношения… не хочу ничего общего… ничего общего с Движением ни делать, ни иметь не желаю. Неплохо?

Теперь, к информации, все эти поездки, билеты, гостиницу, аренда зала, организация информации, что вот будет выступление, собирание людей, и так далее, провели, допустим, в Архангельске… наши группы, участники Движения в Архангельске. Ну оплату, не знаю, сколько там проводили все, думаю, и общие, и там, и там, кто их мог. То есть оплатили все ее расходы, плюс кормление и так далее, и так далее, полностью. Еще, я не знаю, не интересовался насчет сборов, были там или нет, со слушателей, куда они… скорее всего пошли ей в карман и тому, кто приезжал. И этот человек заявляет, что: «А причем здесь Движение-то? Я не хочу ничего общего… дела иметь с Движением». И я сказал: «Все, хватит». Не хочет иметь дела – пожалуйста. Она имеет свободную возможность организовать все встречи, делать лекции. Вопрос: были ли у нее… хоть одна лекция на эту тему до того, как Движение не организовало это мероприятие? Ни одного. Просто человек поступил очень по… некрасиво, с моей точки зрения… не сказать более резко. Когда Движение подняло ее имя, что вот ГМО и так далее, хотя по ГМО материала очень много, не только ее материалы. Подняли все это, что вот… и так далее, ее стали узнавать, ее стали приглашать на телевидение. Потом ее пригласили коммунисты. Как называется движение… «Спасай мир», кажется, называется, да? (обращается к Надежде Аншуковой) Что-то такое. И она теперь говорит: «А ни черта я не хочу иметь дело с Движением». Пожалуйста! Всё, пускай она организует всё сама. А то получается, Движение всё проплачивает, организовывает и так далее, а человек заявляет: «А я не хочу общего дела с вами иметь».

Так вот, прояснили другой момент, который… тоже некоторые жаловались, да? Что вот, как так? Такой замечательный человек, Ермакова, вот, мы сейчас… И Ерма… так сказать, Шингарёва тоже жаловалась: вот ей нужно было извиняться перед ней… Ну, пожалуйста, если она хочет, чтобы лекция прошла, ей никто не мешает взять свои собственные личные деньги, что было… делалось всегда, когда приглашалась та же Ермакова, и проплатить ее дорогу туда, проживание, ну… все мероприятия по, как говорится, рекламе мероприятия, и так далее, и так далее. Пускай оплачивает и проводит. Я лично Шингарёвой это не запрещаю. Но Движение в этом участвовать не будет, потому что мы продолжали и будем продолжать работу по, как говорится, информированию населения о ГМО и о том, что они несут. И даже книжку ее никто не собирается изымать из списка, что это нужно. Пускай читают люди.

Но мы говорили не только о ней, и о других будем говорить. И в этом, я считаю… Кто-то считает неправильной позицию? Пожалуйста, высказывайтесь.

Голос из зала:

Правильная.

Николай Левашов:

Как вы считаете, что, разве неправильно такое?

Голоса из зала:

– Правильно.

– Правильно.

Николай Левашов:

Мне, например, было жутко обидно за архангельцев… архангелогородцев, которые все это провели, собрали полный зал там, все это организовали, всё… и ещё… Ну как думаете, бесплатно залы даются, да? Все делается бесплатно, да? Платили гостиницу ей и ее приглашенному товарищу, которого мы не приглашали, которому тоже должны были оплачивать. А у нас, извините, нет спонсоров, которые миллиарды дают и миллионы. Нам приходится собирать то, что мы сами вкладываем, то, что своими собственными, как говорится, делами… свои собственные деньги.

Так вот, когда вот так люди себя ведут, я считаю, это непорядочно. И с такими людьми лично я дел иметь не собираюсь. Так же, как… Опять-таки, тут недавно приходили, так сказать, вот мне… опять лоббировали интересы, потому что: «Вот, вот она приезжает с англичанином, который то-сё, пятое-десятое. И вот она просит…», потому что мы раньше говорили, что поможем, да? «Она просит опять, чтобы мы всё оплатили, гостиницу, проживание, всю организацию места, аренду в зеле… залах Москвы, организацию, как говорится, рекламы, чтобы люди пришли, и так далее, и так далее». Вот несколько дней назад Надежда Яковлевна приходила мне лоббировать интерес (смех в зале), «…потому что многие из Движения… Дмитрий Кидляш это вот он что-то хотел тоже, мы же должны помочь». И мне пришлось долго Надежде Яковлевне вти… вталкивать Надежде Яковлевне. Да, это очень хорошо, что замечательный человек, англичанин. Но если она пригласила его… мы же его не приглашали, правильно? Вот пускай она и все организовывает. Почему Движение должно все организовать, оплатить, ему все, пускай, там, у него скромные запросы, оплатить все его расходы, билеты, проживание, гостиница, еда, ну, суточные и так далее. Пускай это не десятки миллионов и не миллионы, но все равно это определенная сумма, правильно? Я сказал: «Пожалуйста, все, кто желает из Движения, пускай заплатят за входной билет, за вход. Придут послушать лекции. Но, – я сказал, – с моей точки зрения, наше Движение в этом участвовать не должно, потому что Ермакова ведет себя, как паразит». Вот такая ситуация. Веселая ситуация?

Так вот, понимаете, многие кидаются защищать кого-то, потому что иногда это делается по наивности, непониманию, а иногда может делаться сознательно, потому что тут же начинаются… стравливаться, типа, сторонники, между собой, Байды и сторонники Надежды Яковлевны, как будто у нас уже существуют, типа, группировки, там, правых, левых, середняков… середины и так далее. Понимаете, как в партиях разных. Понимаете, это недопустимо. Особенно те, кто только пришли и не знают ничего. Они очень легко попадают…

Потому что, как вы думаете… я не считаю, что среди сидящих здесь провокаторы… как вы думаете, в наше Движение не засылаются провокаторы? Вы что думаете, такие наивные, да? Ну, я, например, уже опыт большой имею с провокаторами. Я вычисляю их. И даже я… зная, что провокаторы приходят, я настаиваю, чтобы их были… приняли в Движение. Знаете, почему?

Голос из зала: (нечленораздельная речь).

Николай Левашов:

Конечно. (смех в зале) Потому что, если не принять кого-то, из тех, что нет причин, так? То они будут пищать, что это секта, опять-таки, да? А вы же не знаете, все сектанты, да. Вы все сектанты, и я в том числе – главарь банды. А вы «бандыты». Вот. Так вот, почему? Потому что, в любом случае, стоит кому-то отказать, кто действительно заполнил правильно анкету, тут же будет обвинение, что: «Вот, какая-то селекция. Одних принимают, других не принимают. На основании чего такое делается? Это все ложь насчет того, что вот…», понимаете, да? Поэтому…

Но, когда провокатор засылается, какая его задача? Действовать, правильно? А вот здесь… как начинает действовать – одно, второе, третье, четвертое, пятое. И его результаты действий, конечно, имеют определенные последствия, но минимальные последствия. И его исключают из Движения за те или те нарушения, так сказать, Устава нашего Движения с вами.

И деятельность провокаторов, во-первых, несколько моментов положительных. Те… те, среди которых эти провокаторы действовали, они начинают немножко соображать больше. Опыт появляется, правильно? Это плюс. Плюс, далеко не заходит. Для того, чтобы не было обвинений в чем-то, я специально давал указания координаторам 2-х уровней, чтобы собрание координаторов проходится, чтобы записывались на видеокамеру. Для чего? Потому что, когда выходит человек с координаторского совета, если он провокатор, к примеру, так? Ну, допустим, к примеру, то он может излагать совершенно другие вещи, которые были на… разбирались на собрании, правильно? Вопрос: если это не записано на видео, как людям доказать, что это неправда? Как вы думаете, можно доказать? Сложно. Потому что так скажут: «А, это вот они теперь вкручиваются!», и так далее. А видеозапись – тут уже крути, не крути, деваться некуда, правильно? Вот поэтому очень легко подтверждаются действия провокационные в Движении и так далее, и так далее, и вычисляются быстро провокаторы, и мы их исключаем.

А вы думаете, не будут поступать новые? Будут поступать. Я не говорю, что все. Наоборот, очень много поступает, вступает в Движение людей, которые действительно болеют за… душой за дело и так далее, и так далее. Но провокаторы, к сожалению, были и будут, потому что то небольшое число людей, которые уже в Движении есть, как мы уже говорили, доставляет очень много проблем всем паразитам, не так ли? Вот смотрите, пока наше Движение не стало информировать людей по поводу, как говорится, генного оружия – ГМО, по поводу геноцида, по поводу, допустим, прививок, по поводу налога на недвижимость, по поводу климатического оружия, что-то об этом говорилось где-либо? Тем более в средствах массовой информации. Говорилось? Нет. А теперь посмотрите: средства массовой информации об этом уже явно говорят. И говорят очень много и уже… и все больше и больше вынуждены говорить в подтверждение того, что делает Движение, подт… Факты подтверждает. Вынуждены, потому что против фактов… ну дураком нужно быть, чтобы стоять против очевидного факта, который, так сказать, невозможно опровергнуть. И они начинают, вынуждено начинают выдавать информацию в массы. Уже сейчас, допустим, климатическое оружие практически никто не отрицает, согласитесь, да?

Кстати, насчет провокации. Ну, что в Кирове происходит, вы все знаете, да? Вот пример, как беспредел происходит. То есть по закону… вы знаете, по закону, существующему сейчас, за распространение экстремистского материала можно только тогда привлечь к уголовной ответственности, когда материал внесен в реестр экстремистских материалов. Во-первых, мои интервью в газете «Президент»… это, во-первых, не статьи, а интервью, которые я давал, никогда не были признаны экстремистскими, никакого гражданского судопроизводства не было о признаний их или непризнании экстремистскими материалами. И поэтому за распространение их никто никогда не может привлечь не то что даже к административной ответственности… не то что к уголовной ответственности, даже к административной ответственности. А против девочек возбудили уголовные дела, нарушив столько законов, что… сколько?.. (обращается к Надежде Аншуковой) Надежда Яковлевна, сколько было уголовных дел было против следствия и прокуроров возбуждено?

Надежда Аншукова:

…четыре.

Николай Левашов:

Четыре…

Надежда Аншукова:

Двадцать четыре.

Николай Левашов:

Двадцать четыре! Во! Двадцать четыре уголовных дела было возбуждено против Прокуратуры и следственного аппарата с нарушениями реальными. Пока все зависло. То есть они пытаются игнорировать. Но ничего. Знаете, капля по капле будем посылать снова и снова требования, снова и снова требования, снова и снова. Благодаря вот, так сказать, нашим адвокатам, юристам, которые помогают и помогают этим девочкам, именно вот это стало возможным. Потому что они рассчитывали: девочки молодые, неопытные, их легко запугают. Они с перепугу подпишут все, что им скажут. И все, да? Не получится. Потому что, по крайней мере, мы будем делать все возможное, чтобы помогать тем людям, которые действительно реально попадают, как говорится, в переделки такого плана – наши, которые действительно делают дела Движения, мы им помогаем и будем помогать. Не провокаторам, а действительно нормальным людям.

Так вот, девочкам, которые распространяли не запрещенную литературу… Да, кстати, вы знаете, что распространенная литература может считаться та, которая уже внесена в реестр запрещенных материалов. Так вот, как можно привлечь к уголовной ответственности за распространение статей, которые в реестр не внесены? И даже суда гражданского не было. И что они, сволочи, делали – в рамках уголовного дела назначают экспертизу. Это еще… грубейшее нарушение, потому что уголовное дело по экстремизму может быть только в том случае, если был гражданский суд, признан материал, данный материал экстремистским, чего не было. То есть без гражданского суда действия уголовного… противозаконны в любом плане. И, естественно, экспертиза, которую делает суд, для суда с нарушением закона, естественно, говорит им то, что им нужно, правильно? Вам не нужно объяснять, как это делается.

Напомню, когда делались экспертизы по книге, ну там было столько противоречий, там две экспертизы, нет, три или четыре даже делалось. Но вот первые, которые были сделаны с самого начала, были с грубейшими нарушениями, противоречащие… то есть ничего нет, в тексте пишут: «Ничего не обнаружено. Никаких прямых призывов, ничего нет, ничего нет». А в выводах: все есть. И когда… вот тогда адвокат у нас был, к сожалению, не очень удачный. Ну пока найдешь надежного человека… не так быстро и легко… времени у нас… поджимало. В течение одного дня пришлось искать человека. Ну понимаете, да? Так вот, когда поднимали вопросы и говорили, что: «Вот, посмотрите, в экспертизе явные противоречия» и так далее, и так далее, прокурор сказал: «Я не специалист в этом деле, я ориентируюсь на мнение экспертов». Судья то же самое сказала. Тогда я передал, говорю этой: «Потребуйте вызов в суд экспертов, чтобы они дали пояснение тому, что находится там, в их заключениях и содержании их экспертиз», на что суд отказал. Просто действия адвоката тогда были неправильные, безграмотные. Нужно было требование писать сразу, а она просто отписку сделала потом. То есть грубейшее нарушение. Сторона защиты имеет право приглашать на, как говорится, дело, введение расследования, судебный процесс, основных свидетелей обвинения. Судья нагло и грубо нарушила это, отказала. Почему? Она прекр… она не дура, прекрасно понимала, что если пригласить этих экспертов в суд и допросить их, поднять вопрос конкретно, как там написано, то экспертизы все будут… окажутся фальшивыми. А это уже уголовное дело для нее тоже. И так далее, и так далее.

Она… другое – она назначила новую экспертизу, сама. И опять-таки, ей были предложены по закону… это кто не знает, просто говорю, чтобы знали… было предложено… нам должны предложить кандидатов, которые она предлагает, экспертов, и сторона ответчика выбирает экспертов, или может предложить своих экспертов, которые соответствующий статус имеют, для проведения экспертизы. Судья ничего не спрашивала, ни у нас… назначила сама. Но самое забавное, что потом она аннулировала те экспертизы, которые вот… пытались добиться, чтобы эксперты пришли. Формально. Все дело строилось на этих экспертизах. Если она аннулирует экспертизы эти, то нет и дела. Не говоря о том, что заявление, на основании которого возбуждено было дело, никогда не было найдено. То есть это фикция, понимаете? По закону, если нет заявления, на основании чего было возбуждено гражданское дело, в том числе, нету, значит, нет и дела. Ну и так далее.

Так вот, самое забавное, что вторая экспертиза, которая была сделана, оказалась еще дурнее. То есть они выбирали таких экспертов, которые… видимо, многие эксперты не соглашались на фабрикацию. Соглашались, видно, те, кто хотели карьеру… быстрый рост. Ну понимаете, как, да? Или за деньги, или карьерный рост хороший. Так вот, в новой экспертизе эксперт сделал юридические выводы в своей экспертизе, что согласно, как говорится, закону… он нарушил… и эта экспертиза должна быть аннулирована немедленно. Но судья игнорировал все это, и на основании этой экспертизы, которая тоже ни на чем не основана, вынес решение о запрете книги. Ну вы знаете, да? Вот как действует система.

Как вы думаете… в таких вот ситуациях, в которых мы находимся с вами, мы должны быть очень осторожны и очень бдительны. Не потому, что, как говорится, враг народа – везде ищи, да? Мы как раз боремся с врагами народа. Но враги народа не дремлют, если говорить языком таким. Они пытаются не допустить, чтобы наша с вами деятельность открывала глаза людям. А это происходит. Вот этого и боятся, что люди просыпаются и начинают обретать смысл жизни, особенно молодежь, что очень приятно. Как вот я говорил на последней встрече, один парень пришлал, что… прислал письмо, что вот он… ему 20 лет, что он пил, курил, ну, делал все, что и остальные. То есть и, наверное, какие-то, может, мелкие уголовные дела делал. Ну, вы понимаете, да? Там, грабил, там, может быть, ещё… не знаю деталей. Потому что он смотрел на своих родителей и не видел смысла, не видел смысла своей жизни, не видел будущего. Под давлением мамы он начал читать сначала с протестом, ну, с сопротивлением книгу «Россию…»[1], которую запретили. И прочитав ее: «вот теперь я уже не пью, не курю. Я понял смысл жизни. Я горжусь, что я… кто я есть. Я горжусь своей Родиной, ее прошлым» и так далее, и так далее, и так далее.

Кстати, читать книгу «Россию…» вы можете сколько угодно, если она у вас есть. Вас привлечь к уголовной ответственности могут, если будете ее распространять. А если вы ее читаете и имеете дома, пожалуйста. Так что…

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Так что, не бойтесь, что… если кто-то скажет: «Вот у вас есть книга…», по крайней мере, по существующему законодательству.

Участник встречи:

Николай Викторович!

Николай Левашов:

Да?

Участник встречи:

Если соседу дал почитать, это является распространением?

Николай Левашов:

Ну насколько я знаю, нет.

Участник встречи:

Так что дать пару…

Николай Левашов:

Почитать можете дать. Распространение – это когда вы навязываете человеку что-то, понимаете? Или продаете книжку, агитацию ведете и так далее.

Ну, во-первых, по книге вопрос не завершен, мы продолжаем бороться с этим. Потому что, ну… видели… вы понимаете, почему так книгу пытались запретить? Именно потому, что вот, особенно для молодежи, это дает то, что ей нужно – мировоззрение, так сказать, которое нужно действительно человеку для самоосознания самого себя, принадлежность самого себя к великому народу, нации, к великой истории наших предков и так далее.

Вот вы слышали, наверное, вот, ввели новый праздник. Русская государственность. И даже президент наш, так вот, не очень уверен: «Ну, есть разные теории…». Ну, во-первых, если разные теории, почему не было обсуждения всенародного, правильно? Какую народ поддерживает теорию больше? Извините, Англии история зиждется на легенде о короле Артуре. Легенда. А как вы знаете, король Артур, King Arthur – это фикция, потому что реальный человек, он не был королем, он был Rex Ardo Rus, то есть это вождь или лидер казачьей… Ardo Rus, руссов, то есть русской орды. То есть он был казаком, вернее, не казаком, а, как говорится, витязем, то есть высшей категории, так сказать, эволюционной иерархии военной наших предков. Это на могильном камне написано: Rex Ardo Rus, по-латыни. Король, лидер русской орды. Три разных слова, они… а потом трансформировались. Rex – это как можно лидер или король назвать. А Ardo Rus cлились у них сначала в Ardorus, а потом в Артура превратилось. И вся Англии в восторге от великого… как он создал английскую государственность, да? На лжи держится.

А у нас почему вот… существует реальное, невыдуманное прошлое, великое прошлое, с подтверждением фактами, все. Потому что ту теорию, которую почему-то выбрал президент наш… ничем, никакими документами и фактами не подтверждается.

Даже подумайте хорошенько. Вещий Олег, слышали такого, да? Варяг, так сказать, один из… тоже… витязь тоже он был. Может ли дикая орда… нет, «тупые славяне», как заявил наш Гундяев, что славяне хуже зверей были. Ну, вы помните, да? Почему-то кто-то его… никто его не привлек за оскорбление национального достоинства руссов. Нигде, ни в одном средстве массовой информации, официальных, не привлекли его за такое оскорбление нацияобразующего народа. Правильно? Не странный подход?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А… и что? Подумаешь, патриарх? А что патриарх должен… не имеет под зако… не един перед законом? Это оскорбление, унижение национального достоинства. Правильно?

Голос из зала:

Правильно!

Николай Левашов:

И ни одна собака, извините, не тявкнула, не сказала: как он посмел, патриарх церкви христианской, тем более называемой русской, да? …такое говорить о народе, патриархом которого он части… от части народа, которого является». Вот это мне любопытно всегда было. Ну неважно.

Так вот, Вещий Олег, вы помните, с войском взяли Константинополь, столицу тогда уже… провинция, которая раньше была тоже Великая… Великая Асия, Велика Тартария. Часть потом откололась в IV веке. И потом, вот в IX веке ее взяли, столицу, у которой была мощная армия, сотни тысяч солдат, подготовленных хорошо. И тут, только что вышедшие из ям славяне взяли и взяли столицу с огромными стенами, да? И тому подобное. Как вы думаете, такое возможно? Обученные солдаты, армия не создается в один день, не в один год. Это уже традиция многовековая была это… точнее, тысячелетняя. Поэтому появиться армии такой на пустом месте не может. Также не могло появиться так называемой Киевской Руси, которая откололась опять-таки от Великой Асии или Великой Тартарии, очередная после ее… того, как она была… стала христианской, ее тут же откололи. Также Ромею, которую почему-то все называют Византией, откололи точно так же.

Великий Константин, знаете такого, да? Я смотрел даже фильм, у меня просто умиление было, когда я смотрел. Думаю, вот дураки… ну до чего выдают информацию, сами не думая, что они выдают. Типа приходят христианские первосвященники к Константину и заявляют: «Если сделаешь христианство государственной религией, то мы поддержим твою абсолютную власть». Неплохо? И он соглашается, становится государственной религией христианство, он становится императором, абсолютная власть. Даже вот просто выдают такую информацию, даже не задумываясь над смыслом того, что они выдают. Понимаете, то есть это купля-продажа, другими словами. Не потому, что он стал крутым христианином, вот… знаете, как вот расшиб себе лоб, его там чем-то ударило, озарение, и он прозрел и стал христианином, поэтому он посчитал, так сказать… а потому, что купили его, предложили абсолютную власть, прекрасно понимая, что они могут его этим самым манипулировать в дальнейшем, что и происходило всегда.

Так вот. Но в любом случае, была мощная армия у этой Византии, мощные стены и так далее, и так далее, и относительно небольшая армия их вдребезги разбила. Смотрите, вот что кричат… А почему никто не кричит о великой победе князя Святослава над Хазарией? Ведь он разбил в то время очень мощное паразитическое государство, которое было создано иудеями в Хазарии.

Дальше. Напомнить вам, что Святославу Империя Ромеев платила дань. Это вы в курсе, да? Как вы думаете… А это еще до крещения Руси было. Оказывается, мы были безграмотные. Да, кстати, Вещий Олег прибил щит с надписью на врата Царьграда, как называли наши предки. На каком же языке была написана эта надпись, если, оказывается, только Кирилл и Мефодий в XIV веке тупым зверям славянам дали письменность, переделав ее от неизвестно… чего-то. Проясняю, что… может, кто-то не знает: то, что создали Кирилл и Мефодий – это церковно-славянская письменность. Никакого отношения к русской письменности… Вы видели церковно-славянскую письменность? Она очень сильно отличается от русского языка, тех букв, которые… да, там можно прочитать много, но далеко не все. Тоже тогда солянка была общеславянская создана, пытаясь увести именно от базового языка русского или речи русской, как мне написали, что не русский язык, а русская речь – это будет правильно. Ну, действительно, будет правильно сказать: русская речь.

А дальше дела, когда убили князя Святослава, когда он возвращался, когда бунт подняли, кто? Кого завербовали в христианство. Знаете, да? В Киеве. Его собственная мать подняла бунт. И он был вынужден бросить дела и возвращаться, и его предали христиане, которые были в дружине. Видите, он допустил глупость. Позволил свободу веры, как говорится: пожалуйста, всё, что хотите. А его, оказалось, предали его соратники же. Ну, вы знаете, моменты, наверное. Кто не знает, прочитайте. Очень любопытный момент, как его предали, и как он оказался убитым.

Но перед тем, как его уничтожили враги, он разбил, опять-таки, в очередной раз имперскую армию Византии или Аромеи, или Ромеи, как наши предки называли. Слышали понятие «бессмертные», да? В Византии существовали… в Ромее существовали элитные войска «бессмертные», которые считались элитным воинами, и так далее. Так вот, небольшая дружина, которая была со Святославом, в пух и прах разбила этих бессмертных. И даже окруженные византийцы приняли поражение и приняли условия мирного договора, который Святослав им предложил, в который входило условие, что они платят ему дальше дань и тому подобное. О чем это говорит? Да, это «дикие славяне», да?

Не говоря о том, что… как… ну это… я не хочу сейчас лекцию по истории делать, но просто меня так возмущает, что Радзивилловская летопись, на которой держится, так сказать, версия, которую принял наш президент почему-то, так? …разоблачена не мной, а Фоменко и Носовским. Я многие их позиции не поддерживаю, потому что они ошибочны, с моей точки зрения, но факты, которые они раскопали, очень любопытны.

Что Радзивилловская летопись, которую якобы случайно псевдо-Пётр… Лже-Пётр нашел взятым …орешки, кажется, сделана на бумаге с водяными знаками XVII столетия. Неплохо, да? Ну просто в то время не понимали, что водяные знаки потом можно хорошо обнаружить, видно, не подумали, спешили. Ну как может быть на летописи какой-то, там, X-XI века быть водяные знаки? А если учить, что бумага появилась в Испании только в XI веке, и до дикой примитивной России, да? …бумага не дошла… не могла дойти очень быстро в любом случае, правильно же? А это было на бумаге XVII века, да еще… А вы знаете, наверное, там была машина времени, которая специально… бумага нужна была, вот скорее: «Ой! Закончилась бумага в нашем принтере!», да? «Надо срочно!» «Сейчас!» Машину, наверное, включили, тут же привезли из будущего бумажку, хорошую, чтобы это красиво выглядело, да? И ее использовали для того, чтобы написать Радзивилловскую летопись. Подделка.

И вот на этой версии, на этой теории… наш президент принял эту версию как начало основания русской государственности. Ну, извините. Тогда он ни бельмеса не знает и прошлого, и истории нашей страны. К сожалению, это не очень выгодно выглядит, как президент страны, которую он должен отстаивать и бороться за то, чтобы действительно была правда, вскрылась, и действительно правду поддерживать. Но это уже на дело совести его .

Дальше вопросы, которые пришли по почте, или… вопросы такие:

Почему нет в секретариате человека, который отвечает за связь между координационным советом и участниками из отдаленных от Москвы регионов и такие… а… и такие участники… а также участниками из других стран.

Ну, во-первых, в секретариате есть люди, которые связываются со всеми, кто хочет с ними связываться. Но, к сожалению, в секретариате очень мало людей. И, как вы понимаете, пока у секри… Движения нет возможности, допустим, платить людям зарплату, пока еще нет… надеюсь, мне удастся кое-что сделать, появятся финансы, достаточное количество, чтобы можно было действительно, те, кто действительно готов работать уже просто как на работу, чтобы действительно человек сидел и мог… Потому что каждому человеку нужно сидеть, не только делать работать в Движении, нужно и кормить семью, правильно же? Потому что за жилье платить, за свет, газ платить, за все нужно платить, детей кормить надо, и одевать и так далее, у кого есть дети, и тому подобное. Поэтому то, что люди делают, люди делают в свое свободное от… свободное время. И многие из них сидят ночами, за что им великое спасибо. Поэтому, если, как говорится, кого-то… есть желание, пожалуйста, присоединяйтесь, входите в секретариат. Там работы полно, потому что нужно принимать анкеты, их… связываться обратно, отвечать на телефон, связываться с группами, участниками Движения, так сказать, индивидуальными, кто занимается и так далее, получать их отчеты.

Для чего отчеты нужны? Не бюрократия, это для того, чтобы человек действительно что там… видели, что что-то человек делает. И чтобы действительно потом человек сказал: вот я это сделал и так далее. Хотя, конечно, написать можно все, например: ходил по улице, раздавал листовки. Но мы должны верить только на слово человеку, правильно же? Потому что были случаи, когда, мне говорили, что находили пачки листовок, выброшенные в мусорные ящики, наши листовки. Значит, кто-то их туда выбросил, правильно? Так что такие вещи.

Дальше.

Почему информация в веб-семинаре, проведенном … в 2006 году по книге «Неоднородная Вселенная», не выложена для общего доступа?

Ну, во-первых, в 2006 году какой там проводился… в Америке проводил веб-семинар. А когда я приехал в Россию, я уже не проводил веб-семинаров. И к тому же, если не выложен, значит, я не считаю необходимым это. Это мое право – выкладываешь что-то или не выкладывать, это первое. Поэтому…

Следующее.

Как сделать «прозрачной» деятельность, в кавычках, каждого участника Движения так, чтобы деятельность каждого была на виду у всех, независимо от того, свободный это участник, состоит в местной ячейке или от секретариата, или состоит в подразделении КС… ну в координаторском совете.

Так вот, тогда человек, наверное, не прочитал… это у нас Михаила Гренищева вопрос. Наверное, почитать нужно Устав, там у нас прекрасно… Ячейка выбирает координатора. Каждый член ячейки дает координатору ту деятельность, вид деятельности, которой он хочет заниматься. И задача координатора – проверять, выполняет ли член группы свою деятельность или не выполняет. Это не должно быть… это не деятельность, как говорится, секретариата, чтобы… Секретариат связан, в принципе, тем, кто… связь с группами – да, чтобы координировать общие действия. Потому что, если все будут делать одно и то же… Зачем нужно сложить, допустим, миллион кирпичей, если их нужно всего сложить 100? Не нужно, правильно?

То есть для чего нужно выявлять то, что человек хочет делать? Для того, чтобы иметь представление, какие возможности человек имеет, что он располагает… временем, что он хочет и может делать. Потому что задача не просто заставить человека делать что-либо, а то, чтобы он делал то, что ему действительно близко по душе, то, что ему нравится, то, что он хочет делать. Потому что, мне кажется, в таком случае человек будет с душой относиться к делу. И это не будет, так сказать, принудиловка, это будет действительно от души идти. И в таком случае это будет совершенно по-другому восприниматься и другими людьми тоже. Вот задача – проверять, что делает каждый член Движения – это лежит на координаторе группы, которого избирают, координатор. Координатор периодически отчитывается перед группой о своей деятельности. Чё ж тут… Разве не прозрачно все? Все прозрачно.

Следующее. Координаторский совет опять выбирает координатора 2-го уровня, задача которого координировать действия всех групп, которые входят в координаторский совет в данной… в данном регионе. И опять-таки, координаторы 2-го уровня отчитываются перед координаторами, а их задача уже доложить, донести информацию до своих членов группы. Иначе это будет… Понимаете, во сколько… во что превратится, если бы координ… допустим, каждый докладывал всем по одиночно? Представьте себе. Ну это абсурд, правильно? Нужно это? Нет.

Вот для этого и создана, с моей точки зрения, придумана такая вот динамическая система. Я придумал то, что вот группы такие небольшие, не больше, там, 15-20 человек, чтобы действительно не было огромной массы, потому что, если большое количество людей в группе, то уже теряется сама связь между людьми. Для того, чтобы действительно это было… вот действительно действие на уровне дружеских отношений, когда люди вот дружат друг с другом, что у них становится… общность появляется. Ну я знаю, что многие даже уже дружат и семьями и так далее. Это очень радует, что действительно у людей появляется, как говорится, родство душ. Да? Как это называется. Помните, кто читал О’Генри рассказ? Читали? Родство душ. Читали.

Голос из зала:

«Родственные души».

Николай Левашов:

«Родственные души», да. Вот там вот родство душ это классно показано. Ну вот, когда возникает родство душ, это очень здорово.

И поэтому отчет, действительно. А координаторский совет… втор… координаторы отчитываются перед теми, кто их выбирал. То есть каждый отчитывается перед тем, кого… кто его выбирал. Меня никто не выбрал, да? Мысль возникла. (смех в зале)

Надежда Аншукова:

Николай Викторович, а вот может группа состоять только из родственников?

Николай Левашов:

Ну это нежелательно. Во-первых, ну… конечно, я понимаю, может быть, кто-то героический отец или мать. Понимаете, да? …чтобы 15 человек набрать. Вот просто хотел сказать следующее. Опять-таки, да, минимальная ячейка – это три человека. Но если три человека остаются год, два, три, четыре, и все они муж, жена и, ну, взрослый ребенок, то, значит, следующее: что или люди не ведут агитацию, потому что как же так? За такое время ни одного члена нового не появилось в группе.

Поэтому, опять-таки, вот вопрос… Я понимаю, что некоторым очень хочется быть или координатором, организатором. Не проблема. Что стоит, если человек хочет быть координатором, проявить активную бурную деятельность и набрать себе 10-15 членов группу, правильно? Пожалуйста. Не проблема. Кто хочет действительно – проявляйте деятельность организаторскую и так далее, и становитесь координатами. Но когда в группе 3 человека по многому… времени… и когда в одном городе несколько групп по 3 человека, и группы не растут…

Так вот, нужно будет новую поправку внести, что, если в течение определенного времени группы не растут, и их несколько групп в одном и том же месте, то такие группы даже сливаться. Зачем по 3 человека должно быть в группе? Действительно, ну, 10-15 человек – это действительно динамическая оперативная группа, которая может реально действовать. Значит, 10… 3-4 группы по 3 человека, вот, может объединиться, выбрать себе добровольно сами координатора, и все. А так получается, у нас не есть множество групп, где только 3 человека.

Я понимаю, что в одном месте группа одна только, и там больше нет, и… ну тогда нужно увеличить активность. Но если несколько групп есть по 3 человека, значит, нужно объединяться. Объединяться, создать одну группу. Это нужно будет внести.

Следующий вопрос. Я думаю, как раз некоторые вопросы, очень много ответов…

Надежда Аншукова:

И последний еще вот по этому поводу. Может ли группа состоять из членов Движения, которые живут не в одной области, в разных областях?

Николай Левашов:

Ну, с моей точки зрения, это абсурдность. Это абсурд. Ну как… Что такое группа? Это когда люди должны вживую встречаться, правильно? Друг друга видеть в глазах, общаться, чтобы создавать какое-то единство позиции и так далее, и так далее. Поэтому, с моей точки зрения, группы, которые состоят из лиц, живущих в разных местах, ну, это абсурдно.

А почему люди, живущие в разных местах, на своих местах, допустим, не создают группы? Ведь для этого у каждого есть знакомые, друзья, правильно? Ну, конечно, не все пойдут, потому что кто-то испугается. «А зачем мне это надо», да? Но, думаю, есть люди, которые все-таки откликнутся. Потому что очень многие… вот я получаю письма, вот: есть ли участники Движения в таком-то месте? Ну, приходится направлять в секретариат, чтобы… в секретариате информация есть… чтобы указали, в каком… ну, есть ли в этом городе группа, чтобы он, человек связался и присоединился к этому. Но нужно быть и… вести агитацию свою, так сказать. Так что, с моей точки зрения, это такая позиция, что все живут в разных концах света, но называть себя одной группой – это абсурд. Ну, интернет… а почему, если уже люди живут в разных странах, ну, так уж получилось, что, как говорится, в разных странах полно наших соотечественников так называемых, да? Ну и там же живут… не только один человек. Почему несколько человек не найдет? Потому что из многих стран вот, много… все больше и больше людей, которые действительно проникаются, начинают понимать, и начинают… действительно пишут, что: вот мы жалеем, что покинули родину, потому что то-то, то-то, то-то и то-то, то-то. Но почему из тех людей не собирать вокруг себя, не создавать… составлять?

То есть, вы понимаете, мне кажется, что нужно быть немножко более активными. Боятся некоторые, я понимаю, страх есть. Но, извините, разве увольняют только членов Движения с работы? Разве проблемы сваливаются только на членов Движения? Членов Движения всего чуть больше тысячи, правильно? А увольняются сотни тысяч людей, проблемы создают паразиты миллионам людей, правильно? В нашей стране, в частности, десяткам миллионов. И что? Значит, ага: «Вдруг уволят!». А какая разница, уволят так или так? Если ты будешь бороться, если каждый будет бороться, то вероятность того, что это произойдет, будет меньше. А некоторых, допустим, Магдалинова уволили, их там правда… запугивали. Но же не пугается, действует. Потому что понимает, что его дети будут жить только в том случае, если он сегодня будет действовать. А если он будет сидеть, поджав хвост, к примеру, то будущего у детей нет. Так что, мы должны ждать, пока действительно нам придут глотки резать?

Ведь, как действительно… вот недавно прошла, так сказать, информация, что вот собрали представителей всех народов, живущих в России. 180, да? Но ни одного представителя русского народа там не было. Оказывается. Ведь пока еще – пока еще – в Российской Федерации те люди, которые носят национальность руссов, составляют более 70%. Пока еще. И даже по международным законам такая страна считается мононациональной. Оказывается, вот большую часть населения, коренной народ, нацияобразующий народ, даже не пригласили, как говорится, на собрание народов Российской Федерации. Ну, извините, нас нет… получается, что нас нет? И что, мы должны спокойно смотреть на это все? Вы думаете, что? Если будем тихонько сидеть, ничего не произойдет? Извините, у нас нет второй родины, в которую мы можем поехать, где нас примут с открытыми руками, да? Объятиями. У нас одна земля.

Вы знаете, когда относительно… вскоре после приезда в Россию мне поступило такое предложение в силу определенных обстоятельств. Сказали: «Вот у вас есть выбор: или вас везут в Кащенко, или вас везут в Матросскую тишину, или вас вывозят из России. Выбирайте». Я сказал: «Из России я не собираюсь никуда ехать, потому что это моя родина. И почему я должен ехать из своей родины? Мне бежать некуда, и не собираюсь бежать». Ну пока, как видите, я не в Кащенко и не в Матросской тишине. Пока. Посмотрим, как дальше это продолжаться будет. Вот.

Понимаете, просто многие вещи я не говорю, потому что зачем об этом говорить. Но, понимаете, как говорится, когда мы делаем что-то, мы должны думать не только о том, что вот, как мне хорошо будет или нехорошо сегодня. Понимаете, если бы я думал, как мне будет хорошо или нехорошо, я давным-давно бы принял предложение возглавить всю эту мафию, которую… по крайней мере, в руководство войти, и купаться в том, что они считают… шике, который они считают. Понимаете? То есть триллионы долларов располагались, управлять миром и тому подобное. А мне не нужно управлять миром с этими сволочами. Понимаете? То есть я не думаю о себе, потому что, если бы я думал о себе, о своей личной выгоде, понимаете, то б я не писал бы книг, не затевал то, что вот мы с вами делаем. Потому что я считаю так, если я понял что-то, я должен сделать все, что в моих силах есть, чтобы, ну, изменить это. Потому что, если я не сделаю, что я могу, хорошо/плохо, это вопрос второй, но я по крайней мере действую. Вот если не буду действовать, если не буду делать что-то, то потом мне всегда будет… ага, вот… совесть мучить: вот я не сделал, а должен был сделать, а вдруг бы получилось. Так вот, чтобы никогда этого не было, у меня всегда такое: я делаю все, что могу. И не думаю, что мне за это – по головке погладят или нет. Меня по головке еще ни разу никто не гладил, как вы понимаете, да? По крайней мере, большую часть своей жизни я иду против течения.

Ну, в каком-то плане мы не совсем в равных ситуациях находимся, понимаете, да? У меня есть то, что у многих пока еще нет. Но вопрос же не в этом. Вот некоторые уже на себе испытали действие моей защиты, да? Есть такие люди здесь. Есть? Поднимите руки, есть такие? (в зале поднимают руки) Ну, уже довольно достаточно. В жизненно важных ситуациях защита сработала, и они остались живы, многие. Так вот, поверьте, когда на меня устраивались какие-то охоты, вы думаете, что у меня заранее все готово, да? Вот у меня защита уже есть, она меня защищает сама по себе. Для того, чтобы создать защиту, нужно ее создать. И даже когда ты ее создашь… Знаете, создашь и… так сказать, тесты должны быть, да? Прежде чем человек полетел на… в космос, сколько было тестов? Вы знаете, что Гагарин был не первым человеком, который полетел в космос? Знаете об этом? Просто он был первым человеком, который вернулся живым. И я считаю, что это несправедливо, что замалчиваются те люди, которые действительно герои, которые сделали то, чтобы Гагарин действительно смог вернуться живым. Потому что многие из тех, которые погибли, сгорели в этом… в процессе запуска, они, пока не погибли, передавали информацию, которая позволила сделать изменения, чтобы потом Гагарин уже полетел.

Вы знаете, у меня вот был недавно… приезжал ко мне друг из Америки, который… я дружил там, и мы продолжаем дружить. И он мне сказал, что он поразился, знаете, чему? Вот то, что свойственно нашему народу, что навряд ли свойственно другим народам. Он сказал, когда вот он видел материалы по поводу Чернобыля, он говорит, что он был поражен, что какой-то человек, которого никто не заставлял, кинулся, когда автоматика отказала, кинулся сам в тяжелую воду, охлаждающую реактор… ну понимаете, что это такое, да? …кипящую, чтобы руками открыть механический клапан для того, чтобы спасти других. Для них это за гранью понимания. Как же так, его никто не заставлял, ему никто не обещал, что после этого он получит, там, сотни миллионов рублей, что его семье и так далее, там… десять миллионов… он это сделал. Вот для них, хотя он парень хороший сам по себе, он вырос в другой культуре совершенно, он это не может понять. Забавно, не правда ли?

Ладно, вернемся дальше к нашим баранам.

Так, следующий вопрос. Теперь следующее…

Вот тут мне тоже поступили письма от группы, показ… касаемые ну… грубости. Грубость, которая наблюдается среди некоторых наших участников Движения.

Вот, скажите, как вы думаете, у меня мало врагов?

Голос из зала:

Хватает.

Николай Левашов:

Хватает, да? Но, вы знаете, пока еще ни один враг не смог… не обвинял меня, что я веду грубо, хамски и так далее, правильно? Вы читали хоть раз такое обвинение? Они писали какую угодно ахинею, но об этом никто не писал. Почему? Потому что этого нет.

Так вот, что касается грубости и резкости, недопустимости поведения, вот я хочу обратиться ко всем. Пока не буду называть. Думаю, все, кто к этому причастен, прекрасно знают, кто и что. Так вот, если будут продолжаться грубость, высокомерное отношении к другим людям, то будут применяться к таким людям жесткие меры, вплоть до исключения. Потому что высокомерие, хамство ни от кого недопустимо. Потому что можно и нужно, даже если человек в чем-то не прав – даже если он не прав – необходимо с ним вести человеческую беседу по-человечески, а не по-скотски. А это я считаю одним из важных условий нашего с вами Движения. Поэтому, если будут поступать дальнейшие… я просто, говорю, пока не называю имена и фамилии, потому что это, так сказать, пока еще не критическая ситуация, но предупреждение делаю, что за любое хамство, высокомерие, пренебрежение, оскорбление в отношении других членов Движения, если это будет действительно подтверждено, а не клевета, то будет вплоть до исключения. Потому что я считаю, это недопустимо. Кто-то считает по-другому? Поднимите руки, скажите, что: я считаю, что можно быть хамом, унижать достоинство других людей, участников Движения. Вообще, унижение человеческого достоинства другого человека – это говорит о том, что человек… ну очень низкого уровня развития.

Участница встречи:

И клевета – это тоже туда же.

Николай Левашов:

Что?

Участница встречи:

И клевета – это тоже туда же…

Николай Левашов:

Клевета тоже, конечно. Все, что относится к таким вещам. Должны быть факты. Если что-то происходит, должны быть факты подтвержденные, потому что иногда действительно может быть и клевета тоже, что тоже недопустимо.

И вы знаете, вот честное слово, вот до того неприятно… Вместо того, чтобы разбирать что-то действительно важное, думать о том, что действительно нужно сделать, вот копаться и разбирать все эти… ну, в принципе, грязное белье, если говорить своим языком. Понимаете?

Или как некоторые говорят: а вот на каком основании Левашов исключает из Движения, к примеру, да? На основании того, что не выполняется то, что является нашим Уставом и то, что было принято не мной тоже. Все предложения принимались и так далее, и так далее. Ну, наверное, потому что меня никто не выбирал… ну, наверное, да? Ну, наверное, тогда, так сказать, свергните меня и скажите… поставьте кого-то другого, кто считает вправе делать то же самое. Я, по крайней мере, стараюсь быть объективным и никогда делаю… не делаю выводы на словах от одного ли человека или от другого. Я собираю информацию, плюс я умею получить информацию другими способами, которые большинству недоступны. Если я не говорю чего-то, это не всегда значит, что я многое не вижу и не знаю. Просто некоторые вещи я стараюсь… наблюдаю. Я ввел понятие «проверка на вшивость», такое… слышали такое, да? Вот я позволяю человеку до определенной меры действовать, пока не получу подтверждение, что мое понимание не является субъективным, а является сугубо объективным. И после этого выношу решение. И выношу решение не потому, что человек мне, там, на мозоль наступил или не наступил, мне нравится человек или не нравится, а потому что… за реальные действия и поступки человека.

Поэтому давайте договоримся так. Тот же самый в форум. Вот я вот нечасто захожу на форум, потому что несколько раз я заходил туда, и, к сожалению, ничего хорошего я там не находил. Там рассматриваются сплетни. Там идет обливание друг друга грязью. Ну зачем это? И особенно тем, кто новые люди пришли, которые еще много чего не знают, многое не понимают. И они все это видят. И что вы думаете, им это приятно? И что они делают вывод? Форум создан для того, чтобы обмениваться друг с другом опытом, для того чтобы делиться своими делами – то, что каждый из вас сделал, поделиться радостью с другим, там, и так далее. Никто никакую инициативу не останавливает. Вот сделали, допустим, звуковую книгу, да? Человек прислал мне на сайт, что, вот: «Я вот, извините, что вот… мне вот так понравилась ваша книга, что я решил сделать звуковую книгу». Ну прекрасно. И никто человека не заставлял. Он даже в то время не был участником Движения. Прекрасно. Книгу звуковую. И потом еще другие стали делать звуковые книги. В сети выставляются, и даже диски есть и так далее. Пожалуйста, прекрасно. Другой человек предложил, сделал по, допустим, Великой Тартарии такой маленький фильм, знаете, кто видел уже. Многие видели этот фильм? Ну прекрасно сделал. Человек взял просто положил в видеоряд, и заполнил словами, пояснениями, то, что вот действительно… несколько минут то, что действительно многим людям… просто сшибает с ног, потому что они никогда не слышали, не видели такого. Никто не ограничивает никого творчества. Пожалуйста, делайте все, что угодно.

Но если человек присылает эту статью, где она… далеко от идеала, и там много неправильностей, и, как говорится, иногда даже мыслей провокационных, вы понимаете, от Движения такие вещи… даже если человек думает так, от Движения мы не можем этого выдвигать. Потому что провокации тут же будут использоваться… мысли провокационные. Вы знаете, сколько Байде я, как говорится, черкал его статьи заново? Он парень такой резкий, там напишет такое вот… (Николай Левашов потрясает руками, изображая провокационный дух текста) что-то такое, типа. Я говорю: «Дмитрий, что ж вы пишете? Неужели вы не понимаете, что вот это вот…». И он мне присылает иногда по 5-6 раз свои материалы, прежде чем я ему скажу: «Вот теперь нормально. Теперь можно издавать». И он почему-то не кричит, что вот его, видите ли, личное, так сказать, вот его авторское право попрано. Я просто предлагаю ему изменить, что вот это недопустимо по этой причине, это недопустимо по этой причине. Он изменяет. Если изменяет, прекрасно, говорю: «Вот теперь всё, теперь в порядке». Даже несколько газет, вот которые они на РуАН’е готовили, он мне приносит текст, а я говорю: «Дмитрий, вы прочитали, что написано?» Он: «А что такое?» Я говорю: «А разве не видите, что вот здесь вот… если я был бы со стороны, кто хочет придраться, тут же бы придрался бы». Ведь можно то же самое написать по-другому. Суть не изменится ни на йоту. А зачем нужно выбирать ту фразу, те фразы, которые будут, как говорится, красной тряпочкой для врагов? Зачем?

Просто, опять-таки, чтобы вы понимали. Понимаете, что я не могу с каждым человеком в индивидуальности заниматься разработкой… вот, допустим, прочиткой статей и так далее. Я понимаю, что было бы неплохо, но это невозможно, даже при всем при моем желании. Поэтому у меня есть несколько человек, с которыми я… мозги так промываю, так им прочищаю. (Надежда Аншукова кашлянула) Вот уже один из них прокашлялся.

(смех в зале)

Надежда Аншукова (смущенно):

Нечаянно.

Николай Левашов:

А, нечаянно. Видите, как? Запуганная Надежда Яковлевна. Видите, как запугал человека. Только намекнул, так – кхм… сразу покашляла.

Ну вот, и чтобы, опять-таки, Надежда Яковлевна не является привязанной ко мне, и что, если я ее отвяжу, она умрет, как некоторые говорят. (смех в зале)

Надежда Аншукова:

Чего? …

Николай Левашов:

Оказывается, видите, я вас привязал так, что вы такая вот активная, потому что я… если… я вас запугал, что если вот… если вы не будете делать то, что я скажу, я вас – чики-брыки (показывает, как будто ножницами отрезает связь), и вы – кавырки. (смех в зале) Ну, это… Давайте я немножко рассмешу, а то мы… видите, там, уже все уже начинают так… духотища, конечно. Хотя не жарко сегодня относительно, но тем не менее, здесь вентиляции нет, поэтому душно.

Понимаете, никто Надежду Яковлевну никакого… привязи не держит. Ни энергетически, ни так далее. И обрезай, не обрезай. Это вот, если хочет Надежда Яковлевна, когда вот я ей мозги промываю периодически основательно.

Надежда Аншукова:

…Зачем?!

Николай Левашов:

Вот зачем? Я говорю: вот так и так, вот нужно то-то так, так, позиция такая. Она, конечно, обижается иногда, естественно. Человеку неприятно, когда говорят, что… что-то такое не совсем ему приятное. Правильно? Я всегда говорю: «Надежда Яковлевна, пожалуйста, я не заставляю вас это делать. Но если вы хотите делать, нужно делать именно так». Несмотря на то, что вы можете предложить… предложение… Любой человек может внести свое предложение. Я всегда открыт к любому мнению, но если человеку разложили его мнение и показали, что оно недостаточно… не учитывает вот этого, вот этого, вот этого, вот этого, вот этого, и человек согласился: да, что это так, действительно, так и есть, он может остаться при своем мнении – это его право. Но действовать в Движении, допустим, на основании такого мнения он уже не имеет права. Может, кто-то скажет, это несправедливое действие? Я… по моему понятию, это есть действительно справедливый подход. То есть я не запрещаю, и не заставляю никого ничего делать, но, если мы делаем, мы должны делать правильно.

То же самое я занимался, как сказать, и продолжаю заниматься с Дмитрием, потому что у него действительно бывает резкость и так далее. Но я несколько человек, которые ключевые позиции занимают – по интернету, к примеру, Дмитрий занимает, Надежда Яковлевна – секретарь и несколько других лиц, которыми я действительно… ну, занимаюсь. Почему? Потому что я им объясняю. А их задача уже – то же сделать… делать с другими, только правильно делать. И вот если что-то делается неправильно, я опять мозги промываю им, ставлю, направляю, куда нужно. Потому что только так мы можем добиться чего-то.

Просто инициативу я всегда приветствовал и приветствую, но она должна быть обоснованной и, действительно, важной и нужной. Поэтому если у кого-то есть какие-то идеи, я опять-таки говорю, присылайте на мой сайт. И они будут разбираться. Сначала просматриваются листовки, и так далее, просматривает Байда, и потом, когда уже с вами согласуются все вопросы, уже завершающую версию он присылает мне, и тогда я уже включаюсь. После чего опять согласование, и до тех пор, пока не согласовали… А почему вот так? Это бюрократия, кажется, да? Нет. Потому что даже переставленные фразы в словах могут иметь ключевое значение. Потому что, ну… так сказать, вот я зачитывал, как Шингарёва писала по поводу прививок и так далее. Это ее листовки, которые она распространяла. Потом она говорит, что она их не распространяла. Ну неважно. Но даже зачем вот в такой формировке писать? Можно передать все так, чтобы никакая «собака» не могла придраться. И наша с вами задача, учитывая, в какой мы среде действуем… правильно же? Вы же понимаете, что мы действуем не там, где нас: «Ой, какие молодцы! Ой, какое вам спасибо!» Это говорят другие люди, которым мы глаза открываем, правильно? А вот те, которым мы мешаем, всем этим… не надо пояснять, да? Поэтому… а большинство этих, кто вот так, они где сидят? Ага, именно. (Николай Левашов указывает наверх) Только не очень высоко. Потому что более высоким уже по шапке дали, тоже «господам богам» и тому подобное. Понимаете? А вот те, кто не дорос до «богов», они считают, что они очень крутые.

Но тем не менее, нашей с вами задачей по-прежнему является, чтоб наше Движение… должно отличаться. Мы не должны, типа, знаете, типа, «если я начальник, ты дурак, если ты начальник, я дурак». Понимаете? Ну сколько можно жить по такому принципу? Нельзя. Мы должны быть… действительно, возвращаться к тому… Это не значит, что мы должны быть бесхребетными. Ну, по крайней мере, как вы понимаете, я не совсем бесхребетный, да? Но это не значит, что нужно быть хамом, вести себя грубо, хамски, непорядочно и так далее. Мы должны быть людьми, человеком. Всегда нужно делать так: не делай другому того… это не моя истина, это очевидность – никогда не делай другому того, чего бы ты не хотел, чтобы сделали тебе самому. Вот это самый лучший критерий. Ну, и за исключением мазохистов, я не беру таких патологий. (Николай Левашов смеется) Мазохист-то, как раз, был бы рад, чтобы ему сделали то, что он хочет сделать другим, да? Ну и так далее, и так далее. Мазохистом и «-истом» разным. Я говорю о нормальных людях.

Поэтому, давайте, в первую очередь, мы с вами должны быть, оставаться людьми в первую очередь. Это самое, самое главное, чтобы мы не превратились, так сказать, не ходили: «О! Мы теперь крутые, мы всех направо и налево… потому что мы, вот если что…», типа, как некоторые: «Я пожалуюсь Левашову, он по мозгам даст». (смех в зале) Часто, кто такие говорит, он сам по мозгам получит. Потому что по мозгам нужно получать тому, кто действительно заслужит того, а не кто кто-то посчитает нужным.

Поэтому мы действительно с вами собрались и сегодня, и вообще, наша деятельность с вами заключается в том, чтобы: если мы проснулись с вами, то мы должны пробудить других. Это нелегко. Никто не говорит, что это вот – все вот так с радостью… Потому что, как люди зомбированы – удивляешься просто. Ну в этом плане вот, кто не видел, рекомендую посмотреть фильм «Они живут», «They Live» по-английски называется. Старый фильм, Джон Карпентер. Там показывают, как, действительно, при воздействии на мозги людей, как действительно сложно людям отключиться от воздействия и начинать понимать.

Изображение выглядит как текст, плакат, Человеческое лицо, человек Автоматически созданное описание

Но, неважно, тяжело/не тяжело, мы все равно должны действовать. И то, что количество людей все больше и больше становится, читает книги и так далее, и так далее, говорит о том, что все-таки, несмотря на все, то, что мы делаем, действительно идет. И действительно то, что вот в книге написано, то что действительно… Опять-таки, в книгах я пишу… только в своей автобиографии я пишу о своей жизни, и то, очень часто я пишу не только о своей жизни, а о многих вещах, которые…. ну, так, заносит иногда, да, как я пишу. Очень, с моей точки зрения, интересно, и многим тоже интересно. А в остальных книгах – это не мое личное, так сказать… я не себя восхваляю в своих книгах, я не занимаюсь… мне это не нужно. Я даю информацию, понимание, и очень люди многие, действительно, получив это понимание, открываются глаза. Вот что важно – нам нужно открыть глаза людям. И чем больше мы это сделаем, тем больше шанс того, что наша с вами родина, и дети, и внуки будут иметь будущее. А если мы это не сделаем, то это будущее очень-очень прозрачно. И ждать у… манны с неба, когда что-то упадет с неба, или идти в церковь и бить, как говорится, челом, молиться богу, чтобы он помог… ммм… (мотает отрицательно головой), как видите, не помогал раньше, не поможет и сейчас. Потому что нема того, кого… они обращаются.

И опять-таки, как я говорил… вот сегодня положили, чтобы я, типа, программировал… (указывает кивком на книги, лежащие на столе) скажут: точно сектанты. Книги, видите, Тора, Библия…

Изображение выглядит как Человеческое лицо, человек, одежда, микрофон Автоматически созданное описание

(берет верхнюю книгу, показывает залу) Точно сектанты, да? Это просто из-за того, что попросили прочистить, убрать кодировки. Но кто-то непременно потом будет говорить, что, вот, они опираются на это. И такие находятся, которые вырывают какой-то кусочек из материала и потом монтируют какие-то фильмы идиотские. Иногда смотришь на них и думаешь: ну, черт возьми… Ну идиоты есть, но чтобы такие идиоты были, трудно представить.

Ладно. К следующим вопросам. (Николай Левашов читает записки) Так, здесь я уже заявил насчет грубости.

Вот. Ну вот здесь вот вопрос то, что… нет в офисе, в частности, Юрию Тяжелову, созвучивается невозможно заработать никакую копейку. Объясните, как такое положение вещей… тем, кто будет формировать некую свою… перекосу… или планы… будет влиять…

Ну это связано с тем, что в Движении, в частности, участвует… ну действительно, чтобы заработать денежку какую-то для Движения, в распространении тех же самых напитков из грибов, к примеру. Да? Так вот, это, опять-таки, не Тяжелов, не Надежда Яковлевна. Я сказал, потому что это продукция, которую я произвожу, в принципе, от которой я зарабатываю очень много – вот столько. (показывает жест пальцами – ноль) Вот. То, что ни одной копейки не идет в карман мне из этого, а это идет на нужды Движения. Так вот, я понимаю, что те, кто занимается распространением, должны заработать что-то, но я сказал, что то, что существует сейчас – паразитическая система накручивания цен, когда каждый начинает добавлять свои проценты на стоимость оптовой стоимости, я считаю, недопустимо. Поэтому я поставил условие и производителям, потому что производители… опять-таки, на моей технологии это происходит, понимаете, и чтобы они формировали оптовые цены. А те, кто распространяет по Москве, оптовые цены… продажная цена не должна превышать 30% оптовой цены, а в регионах не более 50%. В это входит определенный процент тем, кто распространяет, то есть, там, 10-15% будет получать тот, кто занимается распространением. И остальная сумма будет идти на нужды Движения, которое нам нужно… все-таки нужды есть, правильно же? И я, например, считаю, что паразитическую систему, которая сейчас создана, зарабатывание денег, мы не… я, например, никогда поддерживать не буду. И я не позволю. 50% оптовой цены, я считаю, для регионов – это вполне достаточная цена.

А если, как некоторые, вот, магазины, там, открывать будут и так далее? Просто… Ну представьте себе, чтобы открыть магазин нужно, чтобы уже заказы составляли миллионами единиц, правильно? И получив с миллионов единиц
10-15% в свой личный карман – это достаточная суммы для того, чтобы и магазин оплатить и так далее, и так далее, и заработать на жизнь себе, кто хочет зарабатывать. А от того, чтобы кто-то каждый, как вы сейчас знаете… Вы знаете, что… почем хлеб скупают, молоко скупают у производителей. А до потребителей доходят в десятки раз накрученные. И кто накручивает? Паразиты, которые к этому производству никого отношения не имеют.

Так вот, я, по крайней мере, то, что связано с моим именем, не позволю, чтобы на этом было… Если кто-то считает, что недостаточно заработать 10%, 15% от того, что вот… от продажи, допустим, тех же самых… ну, напитков, экстрактов, то, извините, тогда не занимайтесь этим делом. Но я считаю, это вполне приличная сумма, которую можно зарабатывать. Конечно, пока небольшие суммы, это небольшие деньги, но и для небольших партий, там, не требуется, там… если, там, 10 тысяч единиц – это маленькие единицы, можно даже в квартире поместить. Это не нужно ни магазин снимать, и так далее. И если учесть, что поставляться будет только когда будет предварительная оплата, то есть, когда уже будут собраны заказы, и только по собранным заказам будет производиться продукция, то это вообще даже не нужно особо хранить – тут же пришло и ушло.

Поэтому такой вопрос я считаю странным, в моей точки зрения. Потому что, если кто приходит зарабатывать миллионы на этом… Я почему-то, который все это произвожу, отдаю все без копе… не беру себе ни копейки. Для чего, вы думаете, я это делаю? Вы думаете, у меня нет проблем финансовых? Думаете, нет? Не думаете? У меня очень много проблем, просто я о многих не говорю. В том числе и финансовые, которые мне создают такие, что вам и не снились. Но тем не менее, ни на книгах, ни на чем другом, я не зарабатываю ни на продукции ни грибной, ни на чем. Для чего? Для того, чтобы… даже книги, которые… здесь вот выпускалась книга, пока не было Митракова издательства, и других издательств, которые меня выпускали… это не только Митракова издательство. Просто в последнее время, действительно, Митраков издает … одну за другой книги. Но до этого тоже другие издавали книги типографским способом. Но это было все равно достаточно мало, и здесь печатались. Так вот, когда начинали эти книги печатать, печатали на лазерном принтере. Кто-то знает представление о лазерном принтере? Знают представление. Так вот, человек, который печатал, отдавал книги в убыток себе. Он просто еще не знал, во сколько обходятся материалы. Поэтому, когда выставлялось, что 1000 рублей за книжку стоит дешевле себестоимости, меньше себестоимости, потому что человек даже не учитывал электричество и свой труд вообще не учитывал. Потому что, так сказать, особенно после того, как рубль упал, вы понимаете, да? Когда он еще каких-то несколько лет назад доллар стоил 20-22 рубля, а некоторое время назад был – 30 с лишним, вы представьте, во сколько раз возросли все… и так далее. Так что тот, кто печатал на лазерном принтере, так сказать, получался в убытке, а не в прибыли. Никакой прибыли на этом не было. Поэтому, когда вот кричат: вот, типа, драли деньги. Так вот, тот, человек, который печатал, он потерял деньги. Я этого знаю человека очень хорошо. Он потерял на этом свои собственные деньги, не заработав на этом ничего. Не говоря о том, что… не то, что своей прибыли нет, как вот некоторые говорят, прибыль, там, маленькая, там, 10-15% получают, а минус был у него. Он свои деньги вкладывал. Потому что книги на лазерном принтере цветного качества, которого он делал, очень дорогие.

Так что многие обвинения, которые кто-то у кого-то подхватывает очень легко, они связаны… на незнании. Естественно, типографским способом, когда издается 5-10 или больше… а если издать 100 тысяч книг одновременно, или миллион книг, то стоимость вообще будет меньше. То есть каждой копии. Потому что до определенного уровня численность копий падает. Потом после определенного уровня уже цена не падает, а держится одинаковой. Но всегда есть вот лимит… вот, допустим, я не знаю, для каждой машины своя калькуляция. Вот, допустим, вот до 100 тысяч, цена будет падать, а после 100 тысяч, уже, там, 200-300, цена копий не будет… потому что уже там учитываются только расходные материалы и так далее, и так далее, все остальное уже не учитывается. Просто, ну, разберитесь сначала с вопросами, разберитесь с тем, что к чему, и потом будете обвинять кого-то.

И к тому же, даже то, что поступало от продажи, когда вот Надежда Яковлевна выставляла книги, вот «Неоднородную Вселенную» отдавала по 450 рублей в магазины. В магазинах выставляли по 1500 рублей. Хотя ей все обещали, что будет сколько? (обращается к Надежде Аншуковой) …не больше, там, 600 рублей, да? Это тоже Надежда Яковлевна виновата, что книги… такие дерут. А очень просто, продавцы – спрос есть, они будут поднимать, пока есть спрос. И с ними договора нет. Поэтому многие вещи… просто обвинения не обоснованы.

И когда, так сказать, мне пришлось убеждать Надежду Яковлевну, что ее обманывают, что продают не по той… Просто специальные люди пошли, посланные мной, которых не знают лично. Потому что, когда Надежда Яковлевна приходила, они продавали, естественно, книги, по той цене, которую ей обещали, понимаете, да? Но они же не знают всех людей, которые со мной связаны, правильно? Я послал. И они брали чек. Приносили чек, показывающий стоимость книги, которую действительно продают по какой цен6. Так что многие обвинения просто не… Есть провокаторы, которые… или просто люди, которые… непонимающие делают такие вещи. Вот нужно их не поддерживать, а сначала… разобраться сначала во всем, прежде чем делать какие-то выводы.

Я же говорю, что сегодня у нас не очень приятная беседа, но думаю, это очень важная беседа, потому что наши дела должны быть едины. Потому что мы собрались, потому что… кто резонирует с одной и той же идеей: возрождение нашей родины, правильно? Возвращение нашей родине истинного прошлого, великого прошлого, и возрождение нашего народа, создание ему действительно достойного существования. И не только русскому народу, руссам, но и всем коренным, подчеркиваю, коренным народам России. Вот для этого мы и делаем то, что мы делаем. И поэтому мы должны быть едины. И в том случае, что если книга моя для вас является резонансом с вашей душой, то она и стала объединяющим моментом. И не только она, но и другие, потому что я даю понимание, знания. Если она стала для вас, то мы должны ориентироваться. Это не… не мое личное. Это информация, знания. И, как вы… многие уже видят, оно подтверждается… все подтверждается фактами. И чем дальше, тем больше и больше фактов, подтверждающих это. Значит, даже это не только просто гипотеза или теория. Это уже становится… становится уже действительно реальностью. Так вот, я не против никого другого.

Но если существуют разные мировоззрения, вместе действовать невозможно. Хотя, вроде, казалось бы, они преследуют одну и ту же цель, да? Кто-то думает по-другому? Мы не можем действовать, что вот… допустим, православные, так сказать, кричат, что они тоже за родину, да? Но, черт возьми, сколько православных христиан так называемых, да? Чего же ни один из них не возмутился против того же, допустим, самого Гундяева, и не сказать: «Какого черта ты выбран патриархом всей Руси?», да? «На каком основании ты унижаешь нас, своих прихожан, которые кормим и поим тебя?» Кто-то один среди них сказал это?

Голос из зала:

Сидя на диване дома, наверное, да.

Николай Левашов:

Да и то сомневаюсь. Ни один не вякнул. Вот разве можно с такими объединяться, чтобы… Они в основном… Вот знаете, действительно, меня вначале приглашали на разные, там, соборы, съезды разных организаций. Но собирается очень мало людей. Вот, чтобы такого, как у нас здесь летом… да еще вот… Ну, в принципе, сейчас не так жарко, конечно. Просто душно. Здесь вентиляции нету, к сожалению. Чтобы собрались люди с разных концов страны – там вообще близко не было. И что я наблюдал? Собирается группка людей, которые бросают лозунги. В принципе, с моей точки зрения, большинство из них – просто сотрясение воздуха. Ничего не делают. Деятельность заключается: от съезда… от Собора к Собору. Вот собрались они на Собор, побеседовали, поплакали в эти жилетки друг другу и разъехались, довольные своей деятельностью: «Какие мы хорошие!» И через несколько лет опять собираются. Опять плачут друг другу в жилетки: какая кругом гадость, непроход… как говорится, несправедливость. Поплакали. А между этим ничего не делается. Вот, скажите, можно с такими людьми объединяться? Вот скажите ваше мнение. Может, я ошибаюсь? С моей позиции – нет. Если у кого-то существует другое мнение, пожалуйста.

Поэтому лучше, когда действуют люди, единомышленники. Не зомби. А единомышленники, которые понимают, зачем и для чего они делают, чем соберется, как вот я приводил пример… Юрий Васильевич Сергеев мне рассказывал, как он собирал у себя дома разных патриотов разных мастей. Показывал им материал. Все там сидели мужскую слезу пускали. Заканчивался материал, и тут же началась «драка». Ну, не так драка, не мордобитие. Каждый из них… коммунист кричал одно, ведист кричал другое, православный кричал третье. Вот скажите, толку от такого будет? А то, что поплакали вместе над судьбой-матушкой, да? Ну и что? А судьба-матушка изменилась от этого?

Измениться может только тогда, когда мы с вами будем действовать. И вот то, что вот даже небольшая… небольшое число людей, чуть больше тысячи, уже бельмо… вот, видите, как? Ищут, ищут причины, чтобы закрыть, если хотя бы не основную головную организацию, то хотя бы ячейки. (показывает отчет прокуратуры, о котором шла речь ранее) Это открыто пишут… Вот, спасибо. За это ей огромное спасибо, прислала бумажки перепуга, но прислала. Значит, боятся. А это значит что? То, что мы делаем – делаем правильные вещи. Если бы мы делали что-то не так, вернее, что-то, как им нужно, да чихали бы они на нас. Наоборот, рады были бы, что вот собираются, пускай, как говорится, дурью маются, ничего не делают, и так далее. Даже не обращали бы внимания. А потому что мы не занимаемся провокациями, как некоторые занимаются провокациями. Вопрос – сознательно они сделали, не сознательно – вопрос второй. Но если кто-то по своей наивности стал действовать как провокатор, то это… мне его жалко, потому что ничего, кроме как… себя и тех людей, которые за ним пойдут, или за ней, хорошего не ждет. Потому что такие люди им выгодны. Им нужно подавить всё, что пытается сопротивляться, правильно? А сопротивляться нужно грамотно.

Вот то, что мы делаем пока, мы довольно-таки грамотно… несмотря на беззаконие, ну я привел насчет книг и, допустим, то, что сейчас в Кирове происходит, все равно пока они… у них ничего не получается. Так что вот давайте в том же духе и продолжать.

Теперь вот давайте… потому что у нас время осталось уже чуть больше часа. Вот еще записки пошли… пришли отсюда. Так…

Тут спрашивают: какие дела на фронтах темных и светлых сил?

Сводка… (Николай Левашов смеется, смех в зале и аплодисменты) Сводка, так сказать, сведений с фронтов, да? Ну, как видите, уже в течение третьего месяца они кричат о том, что будет жара, и показывают прошлогодние… если что, все будет опять. Как видите, ничего у них не получается. Несколько лет… летних дней жарких – это, в принципе, нормально. Дожди идут. И дожди, надеюсь, и будут идти. (зал аплодирует)

А то, что пожары поджигают… то, что пожары есть уже в определенных регионах, ну, извините, если поджигать, любое будет гореть все, что может гореть. Мне просто говорили, что, как говорится, в Свердловской области тысячи людей засняли на фотокамеры, на фотоаппараты, на видео, как говорится, лазерные лучи, которые поджигали леса. Это даже по какому-то местному каналу показывали. В центральном ответили, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. Уже видеозаписи, фотографии… оказывается, не может быть. Так, извините, если поджечь, оно, естественно, будет гореть.

А летом, естественно, если несколько дней дождя нет, правильно, жаркое солнце, дерево почему-то горит. Вы знаете, «очень странное» явление, да? Что дерево, оказывается, горит, да? Этого не должно быть, да? А как весной поджигали старую траву? …поджигали. Да, извините, всегда бывало, когда начинали поджигать старую траву, потому что старая трава портит вид, ну, вы сами знаете прекрасно. Там, где я жил, часто… в Кисловодске, потом в Минеральных водах, там же… в Кисловодске вообще склоны гор покрыты так иногда до Минеральных вод и не только. Старая трава… поджигали. Если ветерок дунет, он еще подхватит, как полыхнет – так мало не покажется. Так поджигают. Естественно, если поджигать, все будет гореть. Любая квартира, любой дом, если же есть что-то горящее, все, что может гореть, оно будет гореть.

Природных пожаров в принципе не было, очень мало. То, что другое такое планировалось делать, ну, это в мае планировали делать весьма «забавную» штучку. Ну вы знаете, наверное, то, что случилось в Японии. В курсе дела, да? Это была, так сказать, проба… так сказать, американцы с японцами изучали некоторые моменты. Был произведен поддонный взрыв на разломе. К чему он привел, вы знаете, да? Там тоже пришлось вмешаться, если кого… интересуется. Меня, правда, спрашивали, там обсуждался вопрос на разных уровнях. Мне тогда даже в воскресенье позвонили, во Франции в то время был… сразу после этого: «А вы готовы поработать с этой проблемой… ну, просто так, типа. Тихо, мирно, чтобы никто не знал». Я говорю: «А почему? Я считаю, должно быть официальное обращение правительства» и так далее. Они долго рассуждали, но никакого официального… Значит, просто так, значит, типа – пожалуйста, да? Сделай. И потом объявят о великой победе японской науки, понимаете, да? И тому подобное. Я сказал: «Нет. Во-первых, Япония не наш друг и никогда пока не было. Это будет контракт. Официальные требования, приглашение на работу и так далее и официальный контракт». Там, между прочим, и ученые обращались к ним, политикам, через Юсупова. Обращ… Он говорил, что ученые японские к нему приезжали, и потом они ехали туда. Они сказали: «Политики нас не слушают». И японский император знал о такой возможности, ему тоже сообщали. Он тоже не влияет на политиков и тому подобное. Ну моя позиция так: просто так, тихо, мирно, я делать ничего не буду.

Но потом мне сообщили: вот там взрыв реактора произойдет… ожидается через 36 часов… через 72 часа, через 36, через 24. Но, если бы взрыв произошел реактора, там, опять-таки, недалеко разлом… ну, вы-то понимаете, что взрыв такого реактора… сколько там содержится… там производится боевой плутоний, в этом реакторе. Больше 300 тонн урана… в общем, урана и плутония, плюс несколько тысяч тонн тяжелой воды… Понимаете, что бы это было?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Просто планетка разнеслась. А я все думаю: «Ну, как же… вот… такая угроза…» Или они просто рассчитывают, что я все равно вмешаюсь. Ну, пришлось мешаться. Потому что, когда осталось только 12 часов, я уже не стал ждать. Я просто взял и расщепил часть плутония в реакторе. И они тут же объявили о том, что все в порядке, и ситуация взята под контроль. Ах, сволочи! (смех в зале) Я просто подстраховался, чтобы не было взрыва, так? Но потом немножко отстраховался. То есть, проблему вернул на тот уровень, который не опасен для всех остальных, но… понимаете, да? Ну вот, до сих пор ждем. И так далее. Не хотят просто… Я… понимаете, я вмешался по той простой причине, что если бы это взорвалось, то планета Земля бы перестала существовать. Потому что такую… мощи такого взрыва… просто вынес… (аплодисменты в зале) Не, нет… это я… не для этого я говорю. Я… пожалуйста, не нужно хлопать, потому что… не для того, чтобы это сказать… так сказать… я просто, потому что, действительно, это привело бы к тому, что сорвана была бы с орбиты Земля и так далее, и так далее.

Для сравнения, вы знаете, сколько… какая критическая масса в плутония… урана? 50 килограммов. А знаете, какой-то это размер? Вот шарик. 9 диаметр сантиметров.

Изображение выглядит как человек, Человеческое лицо, одежда, Речь Автоматически созданное описание

Вот то, что критическую массу достигает. То есть это, конечно, в бомбе разделено. А теперь представьте себе… это 50 килограммов, а тебе представьте, это 360 до 400 тонн там. И плюс несколько тысяч тонн тяжелой воды. То есть, обычный взрыв создает условия для термоядерной реакции, и тяжелая вода становится… термоядерный взрыв – несколько тысяч тонн. Представляете, что было бы? Сдуло с лица Земли… планету Земля.

Но, как оказалось… я даже это тогда не просмотрел, потому что не того было. Оказалось, что это была интересная вещь. Это было, как говорится, испытание. Они проверяли, готовились к более интересному делу, как выяснилось позднее. Может, кто-то помнит в… где-то в районе 20-го числа, мая, у нас по телевидению показывали фильмы с Вангой о том, что конец света будет. Помните, да?

Голоса в зале: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да-да, вот в мае этого года, в 20-х числах… 20-22-го. И тут же одновременно несколько… в те же самые дни в Америке, там пророк вышел, что он тоже рассчитал, что именно конец света будет в 20-22-х числах… Помните, да? Странно, вот вы знаете, вот… вот, если вы наблюдаете, вы когда смотрите мою информацию, вы должны… каким образом, почему одновременно в Советском Союзе, в России, вернее, и в Америке появилась информация об одном и том же? До этого молчали, а вдруг появилась? Случайно? Нет. Нет, неслучайно. Так вот, я вам объясню, что готовилось на самом деле.

Америка, как вы знаете… что сейчас произойдет 2 августа? Что они будут решать? Дефолт будет или не будет дефолт, да? Это означает, что они … кхм… находятся там, где, вы знаете, где находятся. И очень давно. Так что они думали? Были заложены по разлому в Штатах, по западному и восточному побережью заложены ядерные заряды. Пророчества должны случаться… сбываться, правильно? Должны? Должны. Вот были заложены заряды, которые планировалось взорвать, в результате чего произошло бы смещение платформ. В результате чего, допустим, Калифорния и другие части западного побережья, вот… пошли на дно, а, так сказать, в восточном побережье Мексиканский залив соединился бы с Великими озерами. Знаете, что такое, да? И плюс ту гадость, которая из Мексиканского залива до сих пор не ушла, она не выходит за пределы… Они же планируют, что течение все это принесет в Европу и так далее, понимаете, да? Но и ничего из залива Мексиканского почему-то не вышло, все осталось в заливе. Вот.

Они планировали, что после этого, во-первых, Америка накроется, так? Не будет страны, ну и не будет кому отчитываться. Это первое. Плюс те, кого посчитали нужным, хотели переселить. Куда вы думаете, они хотели переселять? Где у нас много территории свободной в мире?

Голос из зала:

В России.

Николай Левашов:

В России. Потому что они читали Эдгара Кейси, который говорит, что Россия будут процветать, когда все будут… (Николай Левашов прицыкивает, подразумевая, что всем остальным будет несладко) Именно после 2010 года Россия начинает поднимать свои… начало подъема. На совершенно другом уровне – мировоззрение, культура, ценности и так далее. Ну вот… это Кейси писал до св…. Он умер в 1945 году. И вот они, ага… Они же идиоты. Американцы – весьма странный народ. Они не поймут, что Россия – это не территория, это люди, которые живут. Они считают, что вот нас уничтожат, а сами сюда прилезут, и тогда процветать будут уже они на территории России. Да как же они будут процветать, если процветание может быть создано именно людьми, которые живут на территории России? Именно народами, русскими и другими народами, коренными народами, которые жили уже большие 100 тысяч лет на этой территории. Вот этими народами может создаться новое.

А если американцы приедут сюда, что они создадут? Ну захватили они русскую Аляску. Что создали на русской Аляске? Китай захватил русскую территорию до Амура. Что они на этой территории создали? Многое? Только испоганили всю землю, извините, испоганили. Там же Китай теряет каждый год 5-7% плодородных земель. Каждый год теряет. Потому что химия, химия, химия… Добиваются урожаев высоких, а через несколько лет земля мёртвая. Вот что в Китае – это называется культура, да? Да какая к черту культура, которая уничтожает сама себя? Велика культура. Но это особый разговор. Опять-таки, не будем влазить в историю.

Следующий вопрос. А, да, чтобы завершить. После этого саммит был в Санкт-Петербурге. Помните, да? 16-то числа, июня уже. Ну вот 14 – 15-го против меня… ещё пытались раз убрать, применить некоторое оружие, действительно, новое, со спутника, потому что это в одно и то же время происходило. Но они были до того уве… настолько уверены, что всё будет достигнуто, что 16-го утром мне звонят, говорят: «А ты живой?» (смех в зале) Говорю: «Да. А что я должен быть умерший?» А мне говорят: «А что, в верхних слоях МИДа ходят слухи, что Левашов ликвидирован». Я говорю: «Надо же! (демонстративно осматривает себя) А я и не знал. Так что привет, я говорю с того света». С вами, наверное, тоже с того света… Ну просто действительно нанесли 14-15 апреля, где-то 8:30… после 8 вечера, в одно и то же время, потому что мне потом пришлось разобраться с этим спутником, конечно… Весьма мощный удар, когда… неприятное ощущение было. Головной мозг и спинной мозг пульсировал, как будто… нерв дёргали, когда сверлили? Зацепляли? С наркозом. А представляете, без наркоза нерв зацепляет. Только это не нерв, а головной мозг и спинной. Пульсирующая такая боль. Ну, они думали, что после такой боли человек должен быть мёртв только от самой боли, не говоря о другом. Правильно? Ну один раз ударили, второй раз то же самое ударили, думали, что крышка мне. Ну, видите, мне не крышка, я выдержал. Живой и так далее. Ну это, видно, они хотели… наши перед саммитом хотели показать, что вот то бельмо в глазу в виде моей персоны, вот они хотели показать, что это бельмо… уже нету. Некому пакостить вам. Но могу заверить, я буду продолжать им пакостить. Пока ещё. Пока ещё… (аплодисменты в зале) пока ещё я живой.

Опять-таки, понимаете, это не… это реальная война. Это не игрушки. То, что вот, допустим, приходит… Вот когда вот удар прошёл – это весьма серьёзная боль. Я, наверное, показывал, что я боль легко контролирую. Помните, да? Кто видел. Если кто не помнит, когда-нибудь потом покажу ещё раз. Это не проблема. (гомон в зале) Показать?

Голос в зале:

Не надо.

Николай Левашов:

Вот. Но, поверьте, по сравнению с той болью, это было в миллион раз сильнее. И вот в это время мне пришлось… когда это происходит, когда действительно… вот когда особенно мозжечок, зона мозжечка вот так пульсировала, вот так (сжимает и разжимает ладони, показывая пульсацию),

и спинной мозг от копчика всё, отсюда досюда (показывает зону от копчика до затылка). Ну, любопытные ощущения были. Вот мне пришлось в это время, когда мне ударили, восстанавливать то, что разрушается, и находить противодействие. Вот несколько секунд есть. Я его нашёл, значит, я живой. Второй раз ударили посильнее, уже мощнее, потому что первый раз не сработало. Значит, я должен был кое-что изменить, чтобы доработать. Ну, это же доводка будет. Вот после этого, уже когда доведено всё, защита против такого уже существует. Но его нужно было довести на подопытном кролике, в данном случае на мне самом. И главное, подопытного кролика хоть бы предупреждают, да? А меня даже не предупреждали. То есть это нужно среагировать. То есть… и нужно найти, действительно, быстро решение.

Просто даже приведу вам один такой пример. Вы, наверное, читали уже, я писал об этом. Когда в Америке проводил семинары, там я впервые столкнулся, когда в меня стали иголки всаживать во время семинара, с ядами. Конечно, первый раз было неожиданно, но я сообразил довольно-таки быстро, хотя, так сказать… потом Светлана говорила, что ты стал белый, как полотно, а ты должен улыбаться, продолжать говорить в это время. Понимаете? Не показывать, что что-то происходит. Ну, потому что, пока сразу сообразил, что такое невероятное происходит… просто мне пришлось собрать всю свою силу воли, чтобы не грохнуться просто сразу. Ну и потом начал соображать, в чем же дело. Понял, что яд. И потом, так сказать… нейтрализовать его и восстановить повреждения.

Через пару дней я получил другую иголку. Сорок тоже… се… Ну работаю, как раньше уже отработал, но не работает. То есть я, пока защита есть, как определенные есть ресурсы, которые сжигаются, ну поддерживают меня в живом состоянии, но это не бесконечно же будет продолжаться. Я работаю, оно не… не меняется, становится только хуже, хуже, хуже. Пришлось быстро анализировать ситуацию. И что я обнаружил. Что в новой иголке, которую я получил, не было ядов. Знаете, что было? Вещества, которые сами по себе не являются ядами, но попав в организм человека, который… в данном случае, в меня, они вступали в химические реакции, и вот производимые химические реакции в моем организме являлись ядами. И вот эти яды, возникшие в результате химической реакции того вещества, который не яд, с моим организмом, которые производит… вот они и являлись… то, что убивало меня. Вот мне нужно было несколько секунд, чтобы это сообразить, найти и нейтрализовать.

Поэтому, когда вы думаете, что вот у меня все замечательно, что я, так сказать, защищен. Да, у меня замечательно. Пока, видите, я живой. Если бы, допустим, по мне ударили первому, не по Светлане, звуковым оружием, инфразвуковым… то, я думаю, Светлана была бы жива. А из-за того, что сделали удар по ней первой, чтобы меня, так сказать, вывести из эмоционального состояния равновесия, чтобы потом меня убрать, они сделали это. Ну… у них не получилось убрать меня, но Светлану они смогли задеть. И то, она была измордована… Перед этим столько ударов было, столько били с такими мощными ударами, что мне… я только закончил восстановление, когда ей пытались разрушить мозг, стерли несколько месяцев памяти ей, я восстанавливал все это, и мозг, и память чтобы работала, и так далее. Там много чего делалось. Поверьте, это… это не игра.

Просто некоторые вещи, которые не говорятся… Вот многие думают, типа: «А, Левашову легко говорить! Он, типа, защитил себя» и так далее. Ну да, защищаю. Вот… вот, чтобы вы понимали, как достигается защита, потом которую я создаю защита для вас – многие аспекты уже, так сказать, учтены, и они работают. Но, как говорится, летчиком-испытателем для всех этих я являюсь сам. Понимаете, да? Поэтому, так сказать, то, что многие думают: «А, типа, вот Левашову легко говорить, легко быть храбрым», да? «Вот взял и говорит то, что он думает» и так далее, «у него есть своя защита» и тому подобное, и так далее. Ну, как… я действительно говорю храбро, но начиная еще с того, когда первый раз меня пытались убирать, я еще тогда не знал, потому что еще никогда не проверял, как моя защита работает. Я просто предполагал, что должна срабатывать. И когда подо мной начали взрываться, там, то-то, сё, пятое-десятое, я только предполагал, что смогу эти ситуации взять под контроль и не допустить их. Ну пока мне удавалось. Пока мне будет удаваться, пока я нахожу решение вопросов, они не смогут меня убрать или достать.

Но вопрос: пугает меня это, что вот могут что-то придумать? Да нет. Потому что я знаю, что я на войне, что я воин, я считаю себя так. А в война есть война. Поэтому для меня это не является пугающим моментом. Но, опять-таки, это я сказал не для того, чтобы показать, какой вот я хороший, такой замечательный и так далее. А просто показать, что… не думали, что я говорю это с, так сказать… «вот, легко ему быть смелым! Легко, мог говорить все, что хочет, – и так далее, – а вот на самом деле вот у него всё… защита есть, а у нас защиты нет». Вот я вам объяснил, как создается такая защита. Многие хотели пройти бы такую практику на собственном опыте? Желающие есть?

Голос из зала: (нечленораздельная речь, смех в зале)

Николай Левашов:

Рук поднятых не вижу, странно. Да нет, для того чтобы пройти это, нужно… понимаете, люб… малейшая ошибка – смерть. Вот здесь вот важно не делать то, что тебе кажется. Вот если не научитесь сканировать то, что есть на самом деле… А, извините, сканировать приходится, не когда ты сидишь расслабленный, пьешь чаек, плюешь в потолок, а когда в тебе яд, к примеру, действует, и каждую секунду твоя сила уходит. И ты собираешь всю силу воли, чтобы не грохнуться на пол, потому что ну… ну я не люблю показывать такие вещи. И вот в это время, продолжая мило беседовать со всеми остальными, улыбаться, ты ищешь причину, что же тебя убивает. И у тебя есть на это несколько секунд. Вот здесь вот, если ты неправильно проанализируешь, как в игре компьютерной перезагрузиться не получится.

Да, это, так сказать… это не значит, что я, если ошибусь, так сказать, я перестану действовать, даже потеряв физическое тело. Так же, как и Светлана, потеряв физическое тело, она не перестала работать. Она продолжает работать. Просто, конечно, вот так вот, как сейчас я с вами взаимодействовать, действовать, она уже не может, но она продолжает работать. То же самое и я, если когда-то я не соображу быстро, не успею придумать что-то и так далее, и они все-таки… ну… будут иметь, как говорится, sucess, то есть успех, то, пускай эти… Естественно, это не значит, что я прекращу работу. Но пока они этого не добились, я это делаю.

Так что вот, чтобы было понятно насчет того, что «Левашову легко говорить, у него есть защита, которая его защищает». Эта защита создается в боевых условиях.

Голос из зала:

А как с наказанием?

Николай Левашов:

Получают. А сколько спутников сгорело? Помните, горели спутники, да? И не только те, которые были по мне. Большинство спутников, которые должны были вывести на орбиту пси-оружие для управления массами и так далее, и так далее, и так далее. Там из многих вещей, которые заявляли, что несут спутники, большую часть не заявляли. А как, знаете, не заявляли почему-то то, что самое интересное, да? Но это особый разговор.

Участник встречи:

Несколько дней назад баллистическую ракету Штаты испытывали. У них тоже не долетела (смеется).

Николай Левашов:

Ну, значит… я не занимался конкретно. В некоторых вещах я просто поставил программу. Вот как вот, когда… обратили внимание, что над Россией… когда вот везде падали птицы, помните, с неба? Помните, да? А вы знаете причину, почему падали? Потому что у всех птиц, которые падали почему-то оказывались разрыв печени, к примеру, у всех, там, или мозга, или сердца. Знаете, да? Только на территории России ни одной птицы не упало с такими фактами. Как вы думаете, почему?

Участница встречи:

Купол стоит очень сильный.

Николай Левашов:

Правильно. Поставлен был защитный купол. Они просто не… ну как, они же прослушивают все вещи, слышали об этом. Ну решили проверить. Просто со спутников применяли инфразвуковое оружии на площади. И птицы сыпались, как горох с неба. Потому что разрыв печени происходит именно по… один из вариантов звукового… инфразвукового оружия.

Кстати, которые кричали… все, там, Славенский и другие, так сказать, «дружья», что Левашов, как говорится, глупости вешает насчет инфразвукового… полно сейчас материалов по поводу… звук-убийца. Посмотрите на интернете. Уже видели, да? Ну, кто не видел, посмотрите. Но уже некоторые, как я вижу, кивают, значит, они видели. То есть уже открыты материалы, что в нашей стране как раз добились самых больших успехов в разработке инфразвукового оружия против своего собственного народа. Дерипаска во главе всего этого стоит.

Вот. Так что это не бред мой, просто невежество людей, которые не понимают, что инфразвук и звук отличаются друг от друга, хотя и называется и то, и то звуком. Вот, но теперь уже это становится, так сказать… Если нужно будет, я попрошу Байду поставить информацию для всех желающих, и они могут скачать материалы по этому вопросу.

Следующий вопрос.

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что-что?

Участник встречи:

Так это они сами для себя производили или им кто-то помогает с какой-то целью (в изобретении)?

Николай Левашов:

Ну нет, некоторые… многие изобретения сами производят люди. К тому же тот человек, который придумал инфразвук использовать, он придумал для другой цели. Дело в том, что инфразвук… он называл «Музыка в камне», прибор свой. Дело в том, что в реальности инфразвук малых мощностей оказывает потрясающее лечебное воздействие. Но почему-то это никого не заинтересовало. Не знаете, почему? Потому что слабая мощность инфразвук… он выступает… вступает в резонанс с клетками и заставляет клетки восст… ну, как говорится, активизироваться функции. То есть очень малые мощности, они благотворно влияют на функции организма человека. Но стоит только увеличить мощность… если средняя мощность, у человека возникает страх, паника, ну если на мозг воздействовать, головные боли, рвота и так далее. А если увеличить больше, зависит, на какую частоту – это мозг… инсульт мозга, инфаркт сердца, печень, селезенка разрываются на части.

Так что в этом плане здесь, видите, как… Почему-то не стали использовать инфразвук для того, чтобы действительно… чтобы восстанавливать здоровье, а стали для того, чтобы убивать человека, к сожалению.

Следующий вопрос: какое ваше видение реформирования русской православной церкви? Что делать с храмами, комплексами и другими историческими памятниками?

Ну исторические памятники всегда были памятниками, да? А если учесть, что все эти храмы, которые православные… как вы думаете, были такие храмы до крещения или нет?

Голоса из зала:

Были!

Николай Левашов:

Были. И большинство из них стояли до того, как, но они не были христианскими. Знаете, что это было? Школами. И нарисовано на стенах было очень много… Даже вот в храм Василия Блаженного зайдите, там роспись не совсем обычная. Там много животных, растений, особенно старые росписи. Да? Там вот очень много именно по-ведическому… И девять куполов – тоже ведический символ. Забавно? То есть взяли…

А что сделали с собором… с так называемым собором Святой Софии в Константинополе современном? В Стамбуле, точнее? Когда… когда мусульмане пришли, которые являются, в принципе… это секта христианская, опять-таки, они просто взяли крест, заменили на полумесяц. Большие изменения? И это стало уже мечетью. То, что… то же… то, что делали, когда нести христианство, большинство храмов ведических, которые были школами, просто повесили свои… перекраски все, что нужно им, повесили кресты на верхах и все.

И колокола, между прочим, использовались тоже, как лечебный механизмам, потому что они издают очень низкие звуки, и некоторые даже инфразвуки, и когда они определенные звуки издают, они лечение делают. И придумывают то, что это, типа, это только придумали христиане – ничего подобного. Колокола только у нас есть нормальные, понимаете? Именно такой колокольный звон и так далее. Раньше использовались, потому что даже многих… инфекции убивали именно инфразвуком. Создавая определенные звуковые сочетания на колоколах, убивали заразу, спасали. Но никаких чудес в этом нет. Просто знание было, понимание. Понимаете? Только и всего. Знание и понимание.

Так что много, что преподносится – используется невежество людей. И они видят это как чудеса.

Следующий вопрос… Что делать? Ну, правду рассказывать. А никаких… Громить ничего не нужно, как это воинствующие безбожники, помните, делали? Они это делали для того, чтобы вывести из России ценности, которые накапливают в церкви. И где они оказались? Даже не в России, а в Америке, опять-таки тоже. Хабер, знаменитый, помните, да? Привозил зерно за бесценок, которое… А вы знаете, что было тогда? Ведь когда крестьян ограбили тогда полностью, зерно выбросили на мировой рынок. И тем же самым по дешевке сбросили великолепное зерно. И американские фермеры вынуждены были выбрасывать свое зерно, потому что их цены были выше. Конечно, они ж-то труд вкладывали. Они не могли понизить цену, так как понизили большевики, которые ограбили народ свой, да? Вот Хабер, «благодетель» Хабер, брал это зерно, которое выбрасывалось, грузил на свои пароходы и вез голодающим в Россию. Сначала их ограбили, вырвали куски из горла, которые у них было, там, потом сделали голодающими, и потом Хабер ввез это зерно. А обратно он шел на своих пароходах, вез что? Все богатства, которые из храма вывозились. Адекватная расплата, да? Так что вот этого делать не будем, естественно. И не нужно делать.

Кто хочет верить в Христа… Кстати, Гундяев имеет личную яхту, которая стоит 15 миллионов евро. Вопрос: какая у него зарплата? (смех и гомон в зале) Официальная. И для чего патриарху личная яхта в 15 миллионов евро, если не больше? А если начинка, еще больше. Понимаете, да?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

…освещать.

Николай Левашов:

А, да… О, правильно! Совершенно верно. Так вот, я бы порекомендовал всем верующим, кто уж так уж бьется за «веру христианскую», в кавычках, посмотреть, как они живут и как живут слуги Господа Бога, которому они несут свои деньги последние. И почему-то… у священников почему-то Мерседесы, Бентли, шикарные дома, виллы, любовницы, драгоценности, яхты, катера по
15 миллионов долларов, недвижимость за рубежом. Это посредники между Богом и людьми, да? Так вопрос: а зачем посреднику вот все это нужно? Он только должен передать. Разве что-то для этого нужно? Если он посредник, да? Но если хотят люди давать и жить нищими, чтобы вот процветали вот такие паразиты – ну, милости просим. Пожалуйста, про… несите. Это ваше личное дело.

Но, опять-таки, понимаете, после того как я напечатал статью… написал статью «Блаженны нищие духом – 2». Ну вы читали, наверное, да? …где я специально показал, что пишет тот же самый Господь Бог Яхве для иудеев, и что тот же самый Бог обещает всем остальным. И спросил: а разве может быть один и тот же Бог, которому и те, и другие поклоняются, так разделять, что вот этим вот так, а вот для этих все другое? Очень многие люди перестали быть верующими. Перестали ходить в церковь. И, естественно, священники стали запрещать людям читать мои статьи, и уже повысили меня – уже вместо «лжепророка» стали называть «антихристом». (смех в зале) Видите, как быстро расту? Сначала лжепророк, а потом уже антихристом произвели. А что же дальше будет, интересно даже?

Голос из зала:

Должен прийти сюда и покланяться.

Николай Левашов:

А… Да, это интересно.

Следующий вопрос, потому что осталось уже… (смотрит на свои наручные часы, лежащие на столе) О, уже 25 минут… Да, время бежит.

Ну здесь пишется… личный вопрос по поводу применения экстрактов и так далее.

Ну поймите следующее. Экстракт, который даже, если кто употребляет, он не направлен, чтобы, вот, у кого, там, нарост на пальце возник и так далее. Он направлен на восстановление обмена и укрепление иммунной системы. Поэтому это не то, что вот, если у вас есть какие-то отложения солей, то они должны тоже уходить. Это в дальнейшем, когда иммунная система окрепнет и восстановится, и здоровая иммунная система будет, и обмен веществ будет восстановлен полностью, у вас прекратится дополнительное отложение солей.

Что такое отложение солей? Как вы думаете, что такое? Это то, что в состоянии наруш… в результате нарушения обмена веществ или же нарушения функций очистительных органов, то есть, допустим, почки… печени и почек, из организма не водятся шлаки, соли. И организм для спасения делает следующее: всё, что не может вывести по тем или иным причинам, начинает откладывать в виде отложений. То есть, во-первых, уже это работа прошлого времени, так сказать, не сегодняшнее.

Поэтому, если вы только начали принимать, два… два-три ра… это… комплекс приняли, это не значит, что обмен веществ у вас полностью восстановился и так далее. Это должно продолжаться в процессе восстановления. И даже если это восстановится у вас, это займет определенное время, это не значит, что, что уже отложилось, оно исчезнет. Это болезни. И даже вот когда мне приходилось помогать людям, которые есть… в сосудах, допустим, отложение солей в сосудах и так далее, очень часто я говорю людям, что для того, чтобы мне вам помочь с сосудами, я должен сначала восстановить почки. Потому что, даже если здоровые почки, нельзя давать большую нагрузку, потому что организм и так каждый день функционирует, и должен выводить каждый день определенный объем шлаков. А если у вас скопилось за всю жизнь шлаков очень много, и сейчас их резко в один момент выбросить, что теоретически возможно и практически возможно, в принципе. Но если такое сбросить сразу на почки, то они тут же загнутся, будет полный отказ почек. Это поможет очень много, правильно? Поэтому даже при лечебном восстановительном процессе сначала идет укрепление почек, если почки больные. Пока они, почки не будут здоровые, вообще такие вещи нельзя делать, к примеру. А если почки здоровые, потом приходится медленно давать, по чуть-чуть… потому что, опять, нельзя все хлынуть, потому что даже здоровые почки не в состоянии пропустить через себя в сотни раз больше, чем они могут. Думаю, это понятно.

Поэтому вот, так сказать, если вы принимаете так…, вы прочитайте внимательно, что там написано. Это восстанавливает обменный процесс, восстанавливает иммунную систему. Во-первых, это не мгновенный процесс, и к тому же это не гарантирует то, что то, что у вас было, исчезнет. Это не… не лечебный процесс, а восстановительный.

И к тому же я, если будут попадаться дальше такие записки, я их читать не будут. У нас встреча сегодня не по… больных с пациентом… врача с больными, а встреча участников Движения, в которой мы разберем вопросы, именно касающиеся Движения и теоретической и практической деятельности.

Следующий вопрос.

Ну здесь: как правильно создавать вот, ну… группы, ячейки и так далее?

Ну здесь нет одного совета, единого совета, как действительно правильно вам действовать. Потому что, понимаете, всегда нужно находить ключ к каждому человеку. Потому что людей столько уже обманывали, им столько лгали, что очень хорошо продумано паразиты… они обрушили такое количество лжи, что люди уже не верят правде настоящей.

Но это значит, что ничего не нужно делать? Нет, не значит. Просто нужно терпение иметь, в первую очередь, и не давить, и не бегать за человеком… Помните, как Паниковский? «Дай миллиончик! Дай миллиончик!» Бежал и требовал: дай миллиончик. Помните, да? В данном случае тоже не нужно бегать… ходить и давить человека: «Давай-давай, вступай! Ты не понимаешь!» и так далее. Здесь нужно, действительно, работа… работа индивидуальная. То есть, у каждого человека есть то, что ему, ну, дорого, больно. То есть, как говорится, как говорят, если условно сказать, свой «мозоль», правильно? Наступать на него не нужно. Нужно найти вот, что же человека, действительно, в душе беспокоит, о чем у него болит душа. И попытаться вот его открыть через это. То есть, человека нужно открыть, помочь ему разобраться с этой проблемой. И постепенно, если это получится у вас, постепенно у вас получится и добиться того, чтобы человек начинал думать, начинал задуматься, одни вопросы, другие вопросы задавал. Но в любом случае нельзя давить. Здесь, как говорится, нахрапом ничего не добьешься, только хуже можно сделать. В некоторых случаях, боевитость такая: «Вот! Все! Давай! Ты там что? Хватит! Так!» Нет. Потому что человек… силой заставить нельзя. Можно заставить, пользы от такой силы… пользы от такого никакой не будет.

А вот именно, ячейка, в любом случае, и близких людей тоже. Бывают конфликты, кто… один уже проснулся, другой не проснулся, да? Даже в семье или, там, парень, девушка и так далее, и так далее. Конечно, досадно, но опять-таки, не нужно кидаться так, типа, вот: «Ты дура!» или «Ты дурак! Не хочешь понять очевидного». А именно пытаться найти то, что срезонирует с душой каждого конкретного человека. Помочь им найти резонанс, этот душевный резонанс, и попытаться человеку, объяснить. Никоим образом не давить. Вот, как только начнете давить, я думаю, что в 99% случаев все закончится отрицательным результатом.

И это не так просто, но это, с моей точки зрения, единственный правильный подход, чтобы действительно получить результат. А наше… наша с вами задача не просто согнать, как стадо баранов… чтобы согнать. Нам нужно, действительно, чтоб люди прониклись, и действительно получили просветление знанием, чтобы это стало потребностью их души. А потребность души не может быть насильственной, правильно? Поэтому, именно вот если… Это труд. Это вот тяжелый труд. Я не говорю, что легко. Но, несмотря на это, нужно набраться терпения. Объяснять одни и те же вопросы, может быть, сотню раз, тысячу раз, до тех пор, пока человек спрашивает – если человек спрашивает, значит, ему интересно. Если он не понял, не потому что он тупой или дурак, значит, ему чего-то не хватает. Нужно искать что-то с другой стороны.

Я могу привести пример, чтобы было понятно. В Америке у меня, как говорится, семинары были. Потом я проводил семинары в течение 13 лет с лишним. И вот я помню, как в самом начале, еще когда первую лекцию читал, в самом начале еще, когда школа проходила, я говорил: «Вот, пожалуйста, вот. Я понимаю, что вы сейчас не понимаете, зачем это вам нужно, но поверьте, это очень-очень важно». И рассказывал им о первичных материях, как они складываются, как они раскладываются, почему, к чему и так далее. Ну я мозги читал и видел, что они: «Ну какая ахинея! Зачем это нужно? Нам нужно… вот пускай нас учит сразу, как лечить. А зачем это нужно?» Я опять: «Пожалуйста, обратите внимание. Это нужно, поверьте на слово».

Ну через год-полтора на очередном семинаре поднимается вопрос о первичных материях в определенном ракурсе. Я раскладываю все полностью. Все такие: «О! Теперь нам понятно! О! Так теперь понятно». Так, проходит еще какое-то время – опять поднимают, я опять раскладываю. Просто под другим ракурсом, понимаете, под другим углом. Просто многогранные проблемы, и в разных вещах оно проявляются по-разному. И пока человек не понял сути, он не будет понимать вот этой многогранности.

Или как вот некоторые пишут, вот, а зачем вы в книге повторяете одно и то же десять раз? Во-первых, десять раз одно и то же я не повторяю. И самое интересное, что люди не обращают… допустим, если я привожу отрывок из Славяновских Вед в своей книге, к примеру, то, помните все, там я специально выделял большими буквами и цветом красным и синим, помните, да? Потом я могу применить и использовать тот же самый отрывок в другом месте текста, но почему-то там большими буквами синим и красным выделены другие строки. Забавно, да? Но никто не обращает внимания. Да, это тот же самый кусочек, но я вот специально выделил – вот это я рассматриваю, потому что в одном кусочке может закрыт… заложено… огромнейший объем информации. Сначала я развернул вот этот срез, а в другом месте я разворачиваю другой и специально указываю, какой срез я разворачиваю. Но люди этого не хотят видеть, они: «О! Вы повторяетесь!». Это не повторение, потому что тот отрывок, может быть, там десять строк, но в этих десяти строках, может, заложено столько информации, что потребуется годами их объяснять, чтобы развернуть все, что там есть. Потому что для… а для того, чтобы это увидеть и понимать, что там, нужно иметь представление об этих… информации, чтобы ее развернуть на несколько лет объяснений. Поэтому это забавно, что обращают внимание, что один и тот же кусочек, а то, что выделены в том же самом кусочке совершенно разные вещи и пишется анализ совершенно других вещей, почему-то не обращают внимания.

Поэтому вот тот же самый пример насчет того, что… многогранность. Пока человек не понял сути, ему сложно будет понять другую грань того же самого. Почему? Потому что человек не научился… творческий подход. Он… не проникло в него. А вот если человек проникнет, если у него получится… возможность, аналитическое мышление, он сможет, получив, освоив фундамент – алфавит и грамматику, что я талдычил всегда, что это алфавит и грамматика, потом все остальное – вот когда человек освоил и понял алфавит, принцип действия алфавита и грамматики, потом он может увидеть и другую… многогранность. А если человек не впитывает алфавит и грамматику, а идет по верхушкам, то вот каждый раз такое… сталкиваясь, все равно он будет смотреть, как баран на новые ворота.

И каждый раз, когда я объяснял им: о! Они так «О! Теперь мы поняли», через год, полтора, там, полгода, в зависимости от того… опять тот же самый вопрос, только в другом ракурсе. Объясняешь и опять, как будто это открытие новое сделал. Это было любопытно наблюдать и изучать. Я же не просто делаю выводы, я наблюдаю за реакцией людей и делаю выводы, как человек получает информацию, как он воспринимает и так далее. И когда ту же самую информацию излагал в своих книгах, я все это учитывал, потому что рассчитывать на то, что человек сам правильно сделает выводы, вас… во многих случаях не оправдывается. Потому что для того, чтобы правильно сделать выводы, человек должен обладать соответствующим объемом информации и понимания. Если у него объема информации и понимания нет, правильные выводы человек сделать не в состоянии сам, не может просто. Не потому, что он плохой, тупой, там, и так далее. Для этого нужно иметь соответствующий уровень информации и понимания, а если его нет, то это невозможно. Не потому, что невозможно в принципе, а потому, что без понимания и обладания информацией сделать правильные выводы невозможно.

Поэтому людей и держат в невежестве. Потому что, если невежественный… человек невежественный, то ему можно повесить любую лапшу на уши, он ее скушает. Только ведающий человек – ведающий, понимающий, ему… его обмануть очень сложно, потому что он разбирается и понимает. Он понимает смыслы слов, которые говорятся, понимает, что за ними стоят… стоит, и его обмануть очень сложно. Поэтому и наше образование, опять-таки, гробят, чтобы люди были безграмотные, чтобы они могли только считать до десяти, да? Как, помните, козлик в мультфильме детском до десяти считать умел. И подписать фамилию, чтобы на работе, чтобы… просто на уровне рабов. Примитивно. Потому что то, что я сталкивался, то, что я вижу, какой уровень образования сейчас, и я помню образование, которое мы проходили, и мне грустно.

Я не скажу, что вот… я вообще-то любил учиться, но, конечно, я не любил сидеть в классах, это так, потому что я, в принципе, схватывал информацию быстро, мне не нужно было сидеть часами. Но, тем не менее, я любил учиться, за исключением некоторых предметов, которые сознательно делали нежелательными, я не очень любил. А все остальное я очень любил. И в основном читал дома самостоятельно, сам изучал и так далее, и так далее. Но если бы мне сказали, вот, что ты выбирай, что ты хочешь… не вот… не вот то, что ты должен вот это сделать все, а что ты хочешь, то я не знаю, сколько бы я выбрал. Может, один-два выбрал. У меня же в то время были более важные, с моей точки зрения, дела, правильно же? У каждого из нас, вспомните свое детство, были свои дела, которые нам казались самыми важными, а какая-то дурацкая… что, сидишь, там, эти уроки зубришь, идиотизм…

Я помню, как я дурил свою учительницу по математике, извините за выражение. Ну по математике задания… у меня математика везде была отлично, и конкурса проходил и так далее. На занятиях обычно решал три контрольные всех, для всех, не только свои, но и все другие варианты. И, естественно, мне было неинтересно, когда… ну задают домой задание, там, решить, там, сто примеров, которые, ну, «дважды два – четыре» сложить сто раз. Но если ты не сделаешь домашнее задание, учительница тебе поставит двойку в дневник, но знает, что я их знаю. Ну я же тоже не дурак. Я сделал по несколько заданий каждого типа, ну, которые нужно. Она подходит ко мне, говорит: «Так, Левашов, домашнее задание показывай. (Николай Левашов изображает учительницу математики, рассматривающую его тетрадь) А почему не все?». «А вот здесь у меня возникли вопросы!» (смеется, смех в зале) Шо она могла сказать? Ничего. Только иногда пыталась так, типа… ну, типа, подзатыльник мне. Я так – вшить (пригнулся) – и пролетало мимо, и все. И поверьте, я вопросы б наши задал бы. Потому что несколько раз она попалась, сказала: «А какие вопросы?» Я вопросы задавал ей на весь… на весь час занятий, ей больше не захотелось. (смех в зале)

Так же, когда я в университете учился, наши ребята, когда… ну, по философии они были слабоваты, многие. «Слушай, Коля, спасай». Ну, вопрос задают. Я поднимаю вопрос. Ну сначала меня спрашивали, потом перестали спрашивать, когда я руку поднимал. Но я все равно, так сказать, действовал по своему методу. Ну он чё-то объясняет, я говорю: «А можно вопрос?» (смех в зале) Ну как учить может сказать: «Нет, нельзя», да? Преподаватель. Ну я начинал дискуссию и часа на полтора. И вроде и деваться… ну, правда, интересное было, но и всех спасало тех, кто не выучил задание.

Вот. Так что… что, если бы мне сказали, что вот, ты не должен идти учиться… все эти предметы, которые мы учили, полный комплект, то я сомневаюсь, что я бы учил бы их, и был бы полным дураком. Поэтому в школе не должно быть выбора, к сожалению, этих вопросов… (Надежда Аншукова приносит Николаю Левашову листы) Ага… (Николай Левашов читает, хмыкает) Сейчас… я закончу. Вот. Так, чтобы закончить. Не учился бы я в школе… все эти предметы, если бы мне дали право выбора. Я б выбрал самые простые, которые мне вообще не нужно тратить время, потому что для меня в то время были мои дела личные, гораздо более важные. Поэтому я считаю, что любой ребенок должен получить капитальный фундамент знания, независимо, нравится ему или не нравится, а потом, когда уже получил его, вот тогда… «а зачем это потребуется, зачем нужно»? Потому что человек должен многосторонним быть. Если этого не будет, то ничего не будет. Поэтому, когда я вижу, какая школа сейчас, я просто, так сказать, огорчаюсь.

Сколько у нас осталось? 15 минут… Еще тут вопросов много. Тут забавную записку бросили.

Здравствуйте, Николай Викторович. В 2012 году будут выборы. Кого выбирать? (в зале смех и аплодисменты) Чё это нам принесет? И приписка, вопрос еще: собираетесь ли вы баллотироваться на пост президента?

Собираюсь ли я? Ну, во-первых, неважно, собираюсь ли я или не собираюсь ли я. Это вопрос второй. Для того, чтобы даже баллотироваться, нужно, чтобы кто-то захотел, чтобы я был президентом. Я не могу сказать: «Вот знаете, я хочу быть прежыдентом». Даже если… Во-первых, если честно, я не хочу быть президентом, и ни страны, и ни мира, и ни галактики, по многим причинам. Но, к сожалению, если действительно найдутся люди, которые считают, что это нужно и, в принципе, это… Опять-таки, я не могу себя заявить, что я хочу президентом быть. Во-первых, действительно, я не хочу, но если ради блага людей, если люди посчитают, что это… я достоен этого, то могу сказать следующее, что я готов взять в руки дела и привести страну туда, куда нужно, с моей точки зрения.

(громкие аплодисменты в зале)

Может быть, это звучит громко, но у меня есть опыт побольше, чем масштабы нашей планетки. Конечно, для других людей это не доказательства, не доводы, но, честно слово, это последнее, чем я хотел заниматься. Но если некому другому выгребать навоз из конюшни, кроме как меня, к примеру, в данном случае, используя то, что я могу делать, то, что многие другие не умеют делать, то нужно делать и это тоже кому-то, правильно? Несмотря на то, что это противоречит всем моим, как говорится, мечтаниям и так далее, что бы я хотел бы делать. Но если не… если не удастся… если нужно для того, чтобы наша страна возродилась и стала тем, как именно она должна быть, и что для этого нужно, чтобы я что-то делал в этом отношении, не только то, что я уже делаю, то, в принципе, если нужно, и… Я-то всегда готов взять ответственность и делать то, что я делаю, не потому что это мне принесет какие-то прибыли или, там, пользу. Кроме, так сказать, очередных войн, понимаете, мне это ничего не даст. Но я не боюсь ничего, ответственности. И, к сожалению, вот я вижу, что происходит, и вижу, что некоторые не понимают, что нужно делать, а другие вообще враги, а третьи не могут, правильно? Или не имеют возможности, потому что их… не позволяют им делать. Ну мне сложно не позволить что-то сделать. Так что… не знаю.

Поэтому всё зависит от людей. Если люди посчитают, что они доверяют мне, чтобы я мог что-то изменить, попытаться изменить, то… Даже, в любом случае, если, допустим, что-то такое состоится, предположить такое, что меня выберут, к примеру, да? То без того, чтобы люди делали… вместе должны делать люди, чтобы нашу страну поднять. Даже при желании… я сам могу многое что сделать, но на каждом месте нужно, чтобы люди боролись с паразитами, которые существуют, и так далее, и так далее, и так далее. Если люди не будут вместе, мы не будем нашу родину очищать и возрождать, то ничего из этого не получится, даже если я буду президентом, к примеру – даже – если это произойдет. А произойдет или нет, я не знаю, все зависит от того, будет ли такое желание у людей. И потом я уже буду решать, соглашаться или не соглашаться. Но в принципе, я не боюсь никакой ответственности. Не боялся и не боюсь. Вот все, что я могу сказать по этому поводу.

Так что, забавный… (зал аплодирует) …забавный вопрос, конечно.

Еще у нас 10 минут осталось. Еще один вопрос попался под руку, не смотря, знаете, типа, лотерея – кто подвернулся.

(смеется) Уважаемый… (Николай Левашов комментирует: Это забавно, прочитаю). Уважаемый Николай Викторович, в сетях интернета прошла информация о том, что вы принимаете участие в разработке планшетных компьютеров, с помощью которых можно улучшать здоровье, подобие прошлых разработок… через электроны и так далее. Если это так, когда можно и каким образом приобрести такой прибор?

Ну разработки такие есть. И они уже экспериментально проводят тестовую проверку. Ну опять-таки вот (указывает на Надежду Аншукову) того, кого не любите (смех в зале), на которую вы всё камни бросаете, ну вот, обратитесь к ней. Она собирает как раз людей, которые хотят пройти тесты на этом. Объясняет, что нужно будет делать, потому что сейчас пока набираются данные. Результаты пока хорошие. Но это для того, чтобы действительно помочь людям. И вполне возможно, что в дальнейшем это станет нужно многим людям, которые… Часть людей уже имеют такие приборы, то… многим из них действительно это хорошо помогло.

Так. И еще даже осталось время. Надо же! И еще одна записка попала под руку. Так, что… так…

Так, записка такая: уважаемый Николай Викторович, я прислала по почте через Надежду Яковлевну текст обращения к соотечественникам под названием «Путь в бездну» и просила по возможности его прокомментировать для замечаний и так далее.

Ну, во-первых, то, что присылается мне передадут, я просмотрю, но, как вы понимаете, что не в процессе чтения сегодняшних встреч. Вот. Так что все, что присылается, как раз-то все это передается. Так что не думайте, что пришлете… Или вы можете присылать… опять-таки, говорю, что присылать на мой сайт напрямую, если вы сомневаетесь, что мне передадут, как некоторые сомневаются, да?

Но просто, опять-таки, вы должны понимать, что несколько тысяч… допустим, у меня сейчас вот на сайте шесть тысяч непрочтенных писем еще. Я их читаю каждый день, но почему-то они прибавляются. Знаете? Не знаете, почему, да? Не знаете. Почему-то прибавляются. И, пожалуйста, поймите, что, если я буду читать, например, письма, только письма, и отвечать… во-первых, на многие из них уже даны ответы, и на встречах, и в книгах, и так далее, большинство вопросов. Естественно, что многие присылают и ждут: а разъясните нам вот это, разъясните нам вот это, объясните нам вот это. Ну, скажем так, вот: «Правильно ли я понимаю вот этот момент?» Ну, извините, да при желании, почитайте, подумайте, что даже просто расписать правильное понимание займет несколько часов. И, во-первых, это правильное понимание уже изложено в книге. Я понимаю, что в книге не учитываются все нюансы, которые человек может не понимать, но я же не говорю, что я провожу школу, где я занимаюсь обучением. Вот для этого в дальнейшем, может быть, будет школа, где будем проходить материал, как вот в обычных университетах происходит, что человек изучает, потом обсуждается и прочищается понимание, чтобы человек действительно понял материал. В книге, да, всем при желании… все-таки я старался писать простым языком, доступным и так далее, но при этом все равно это невозможно – изложить все… тысячи нюансов, которые возникнут при понимании у человека, потому что у каждого свое… свое в чем-то непонимание может быть и так далее. Естественно, что я не имею возможности отвечать на письма и объяснять все подробно.

А бывали, знаете, какие забавные письма. Пишет: «Вот мне не понятен этот момент. Пожалуйста, объясните». Я специально даю несколько дней посмотреть. «Извините, я нашел ответ дальше!». Так, черт возьми, ты сначала прочитай до конца, а потом уже спрашивай. Поэтому и здесь такой момент присутствует, что невозможно даже при желании на все письма ответить, даже просмотреть иногда, потому что я просматриваю, трачу… Я, в принципе, стараюсь выбирать из писем, ну сканированием, те, которые более-менее связаны… ну важные с точки зрения… важные, не просто вот спросить что-то. И стараюсь вот на них отвечать, но все равно, говорю, что у меня более шести тысяч непрощенных писем, хотя каждый день захожу и читаю письма. Обычно у меня получается где-то в полвторого, в 2 часа ночи, в 3 часа ночи, чтобы это посмотреть. Так что, в любом случае, не потому что…

Но самое забавное, потому что вот каждый человек считает, что он имеет право, и требует, чтобы ему объяснили. Ну это немножко непонятно, почему это… вот такое право, чтобы… «Как же мне?.. Я написал третье письмо, а вы мне не ответили!» Ну, может быть, и третье письмо, может быть, вопросы такие, что и не стоит, потому что я всегда объяснял и говорил на встречах: «Я не могу ответить на все письма и так далее, поэтому, пожалуйста, смотрите, вот эти ответы там, там, там-то, там-то. Читайте внимательно, там есть всё». Но не хотят. Хотят, чтобы на тарелочке с голубой каёмочкой все разжевали и положили. Это невозможно даже при желании, потому что у меня все-таки есть желание кое-что дополнительно написать и сделать. И если я буду только заниматься разъяснением того, что… у меня не получится… времени на то, чтобы делать все остальное тоже. Так что здесь неизбежно… не то, что кто-то хороший, кто-то плохой, а просто действительно есть вопросы, которые принципиальные, на которые нужно ответить. Когда у человека вопрос жизни и смерти стоит, в таких случаях я стараюсь найти возможность, ответить. А если просто человек: «Хочу вот…» не прочитал, а хочу получить ответ… «Вот ты мне должен объяснить это, потому что я спрашиваю», понимаете, такой подход. У меня даже желание отвечать не появляется. Понимаете почему, да?

Вот такая ситуация.

Ну вот, что у нас… Осталось всего несколько минут. Так что мы тут немножко устроили баню совместную, разогрели все, да? Семью потами изошли, надеюсь не зря, да? Поэтому я хотел бы благотворить всех сегодня пришедших сюда и приехавших из дальних регионов и из других стран. Поблагодарить за то, что действительно… за то, что вы вообще пришли в Движение, за то, что вы нашли в себе смелость заявить об этом открыто, за то, что вы не только заявили, что вы еще и действуете. И надеюсь, что мы будем дальше действовать дальше назло всем врагам и паразитам. Несмотря, сколько бы они ни бесились, сколько пены изо рта ни пускали. Надо в любом случае сохранять спокойствие и делать свое дело. И, как говорится, не шарахаться и не пугаться, потому что за нами правда. А правда всегда сильна.

Да, это не значит, что не будет пакостей, не будет провокаций. Но я думаю, что лучше, как говорится, бороться и иметь возможн… шанс победить, правильно? Чем не бороться, а быть зарезанным и уничтоженным. Это мое мнение. У кого-то, может, другое мнение. Это право каждого человека. Но кто солидарен с таким мнением, вот мы должны бороться. Бороться грамотно, не допускать провокаций, чтобы эти провокации не были использованы против нас и того дела, которое мы делаем. Потому что самое главное: они ждут от нас ляпсусов, оплошностей. Специально для этого засылаются провокаторы. Вот немножко разобрали и, как ни странно, все сегодня согласились. Или я всех зомбировал? Все уже собственного мнения не имеют, здесь сидящие, да? Только один или два человека не согласны были с позицией.

Ну, я, например, не зомбировал никого и не собираюсь зомбировать, потому что я считаю, что зомбировать – это глупо. Потому что если человек зазомбирован, то его легко перезомбировать. А вот если человек действует осознанно, и человек действует сознательно, у него есть просветление знанием, когда человек сознательно действует, его поступки осознанные, а не то, что ему… испугали или, как написали, что Надежда Яковлевна делает все, потому что она ко мне привязана, и если она не будет делать то, что я хочу… вы поняли, Надежда Яковлевна? (оборачивается к Надежде Аншуковой, смех в зале) Вот учтите! Как возьму ножницы большие, вот такие, и обрежу, и вы сразу сковырнетесь. Вот, поняли? (смех в зале)

Так вот, когда человек делает это, потому что это его требует его собственная душа, потому что он не может по-другому, потому что это говорит его совесть, и он думает о будущем своей семьи, своих детей и будущем своей страны, и это делается сознательно – вот это нам нужно. А запугать – толку нет. Да, можно. Можно запугать, заставить человека сделать. Ну и что раб будет делать хорошо? Раб останется всегда рабом. Раб создать что-то не в состоянии в принце. А мы с вами – свободные люди. Правильно? Свободным человек может быть и в тюрьме, а раб быть может и на свободе рабом. Так вот, свобода определяет внутреннее состояние. Если человек свободен внутри, никто никогда эту свободу отобрать не сможет, даже посадя его в тюрьму. Я не говорю, что мы должны сидеть в тюрьме. Я это не говорю. Но вы понимаете, что я имею в виду.

Поэтому я еще раз хотел бы поблагодарить вас всех то, что вы все-таки нашли в себе смелость, и действуйте, и не боитесь этого. И естественно, кто-то, может, действительно, иметь проблемы от этого, и имеет проблемы. По мере возможностей мы будем помогать, чем возможно. Правда, пока у нас финансово… я кое-что, работаю над кое-чем. Если все произойдет, то финансовая проблема уже не будет волновать в том плане, чтобы, действительно, и помощь какая-то действию. Но пока мы с вами действуем, как говорится, на отсутствии какого-либо бюджета. То есть то, что удается вот собрать с тех акций, которые делаются, это идет на Движение. Думаю, скоро будет гораздо больше, и они будут заработаны честно, а не за счет обманывания или чего-то другого. Не как паразиты. Паразитические методы нам никогда не подойдут, и мы никогда не пойдем на них. Так что это учтите. А очень много может быть соблазнов, чтобы затянуть… Когда… когда не получается уничтожить, тогда пытаются соблазнить. Знаете эти действия, да? Подсунуть что-то выгодное: «О! Давай сейчас раз-раз-бац!» и втянут в какую-то аферу. Человек не понимает, афера или… «А вот… а вот представляю, вот я буду иметь больше, тогда я могу больше отдать Движению». Хорошие мысли могут… положительные мысли. Могут поймать в ловушку и крышка. Поэтому нужно быть очень и очень осторожным.

Ну вот, так сказать, наше время истекло. Что… Нас должны уже скоро выгон… Не хочу, чтобы нас выгоняли. Я не люблю, когда выгоняют, правильно? И вы, наверное, тоже. Поэтому лучше не задерживать. Поэтому я еще раз благодарю вас всех, что нашли время и возможность приехать, за то, что вы делаете и, надеюсь, будете делать дальше. И я надеюсь на нашу победу в ближайшем будущем.

Благодарю вас! Всего доброго!

(аплодисменты в зале)

Надежда Аншукова:

А блоки не будем снимать? Силу духа всем прибавить (смеется). Николай Викторович.

Николай Левашов:

Сила духа?

Надежда Аншукова:

Да!

Николай Левашов:

А! Я же сказал! Вот, видите! Если что-то делать не будет, я обрежу. (смех в зале, Надежда Аншукова смеется) Это разве не сила духа? Не подняло у вас силу духа, Надежда Яковлевна?

Надежда Аншукова:

Я не про то.

Николай Левашов:

А про что? А разве это не хороший стимул для силы духа, да? (наливает воду из бутылки в стакан, смеется)

Надежда Аншукова:

Вот у них блок надо снять, чтобы не было страха, чтобы они воинами были. Они вот, знаете, сколько мне вопросов задают по этому поводу?

Николай Левашов:

По какому поводу?

Надежда Аншукова:

Лучшему осмыслению ваших книг, мышления, памяти. Чего только не задают. (смеется) Вот так.

Николай Левашов:

Ясненько. Так что помните, у меня есть ножницы. (смеется)

Надежда Аншукова (улыбаясь):

Ладно, пострадаю.

Николай Левашов:

Так что еще раз всем, с учетом Надежды Яковлевны пожелания, силы духа. Надеюсь… а я думаю, что он и так у вас есть, если вы здесь. Потому что, если бы его не было, то, наверное, вы здесь тоже не были. Потому что, как вы понимаете, что интересуются не только мной, но и все, кто действует в Движении. Правильно? И для этого не нужно наших анкет с вами, которые мы собирали, как вы понимаете, да? Поэтому, когда думают, что анкеты собираются, сдаются куда-то, ну это полные дураки. Потому что то, что делает Движение, оно делает, наоборот, против тех, кто собирает анкеты. Правильно же?

Так что спецслужбы… никто из нас не работает. А если кто и работает в спецслужбах, то они, так сказать, пришли в Движение для того, чтобы действительно бороться за то, чтобы родину возродить. Поэтому… ведь в любой работе должно быть именно то, что… Вот мне вот даже письма прислали люди из спецслужб. Они шли туда, для того чтобы, действительно… с идеалами, чтобы служить родине и так далее, и так далее. И столкнулись… Многие из них ушли из спецслужб, потому что не приняли то, что происходит там. А некоторые остались, потому что продолжают бороться. Так вот, наша задача, всех, в том числе и тех, кто в спецслужбах работает, и в других службах, которые действительно болеют за страну… за страну, за родину и о будущем, чтобы они действительно объединились, и мы все вместе смогли сдвинуться с мертвой точке.

И смотрите, тысяча людей запугала этих… вы читали письма, да? Боятся то, что делает тысяча людей. А это значит что? Так что думайте, хорошо?

Еще раз благодарю! Благодарю за то, что приехали, и удачи, и счастья! Спасибо.

(Николай Левашов аплодирует, аплодисменты в зале)

  1. Книга Николая Левашова «***** * ****** ******».
Оцените статью
Стенограммы видеозаписей Николая Левашова