Николай Левашов. Выступление-семинар “Реальные возможности человека. 20 марта 2010 г., день второй. Стенограмма записи

Выступления

 

День 2

(Смотреть)

Надежда Аншукова:

Добрый вечер, дорогие друзья! Добрый вечер, гости! Сегодня продолжается встреча с Николаем Левашовым, с автором множества книг, ученым, писателем, художником.

Пожалуйста, Николай Викторович.

Николай Левашов:

Да-да. Спасибо вам. Ну Надежда Яковлевна немного преувеличила. Не множество книг, а всего несколько книг. Так что, это коррекция некоторая.

Ну я вновь приветствую всех сегодня пришедших. Вроде не все испугались (смеется). Это хорошо. Ну что… сегодняшний план нашей встречи будет протекать следующим образом, чтобы вы имели представление. Вот, видите, часть вопросов я посмотрел уже. (показывает залу стопку записок) Часть еще новых поступило, еще не успел посмотреть. (показывает вторую стопку записок) Значит, я некоторое время постараюсь дать ответы на часть вопросов, которые поступили сейчас, и потом продолжим наши, так сказать, практические эксперименты. Так что, по мере того как будут поступать вопросы, вы будете передавать, вот, допустим, завтра тоже буду на них отвечать. Поэтому желательно, чтобы вопросы сегодня к концу встречи поступившие были. Потому что тогда я смогу просмотреть их и отсортировать, потому что часть вопросов касается, там, и лечения, и индивидуальные и так далее. Естественно, лишнюю читать информацию во время выступления не имеет смысла. Поэтому те, кто будет желать… вопросы, как сейчас (Николаю Левашову передают записку из зала), вот я их буду складывать. Завтра после этого просмотрю и отберу вопросы, которые могут быть более интересны всем присутствующим сегодня в зале, а не только лично тому, кто написал записку.

Вот. Ну, в принципе, вот такая простая программа, так сказать. По ходу действия мы будем ее корректировать, если возникнет необходимость.

Значит, что… вопросы. Значит, вопросы поступают совершенно разного плана, как говорится. Некоторые предлаг… вопросы, которые поступали, предлагали… спрашивали вопросы о лечении: как можно лечить их, так сказать, родственников, их самих. Некоторые поступали – предлагали мне лечиться самому (смеется). Ну могу сказать, порек… могу сказать, что мне лечиться пока не надо. Здоровья мне, как говорится, пока еще хватит надолго. Так что проблем у меня со здоровьем нет в таком плане, чтобы заниматься чем-то. Просто вы должны понимать, что, когда идет работа, идет огромная нагрузка. Для того, чтобы кого-то эволюционно сдвинуть с одной точки до другой, значит… что это, значит, я должен сделать? Это должен сделать я – провести за этого человека ту работу, которую он не сделал сам. Ну это несколько миллионов лет эволюции нужно провести для человека. А к тому же, когда происходят десятки, сотни… вернее, несколько десятков людей одновременно – это немножко… большая нагрузка. И поэтому, когда жарко еще, это не очень приятно. А так это мелочь.

Начнем тогда с вопросов.

Значит, вопрос как раз… некоторые касаются… вот в одном вопросе… я правда, не помню, но у меня записка есть, что вот, типа, человек спрашивает: значит ли, что вот, типа, он плохо гипнабельный, значит, тогда развитие у человека невозможно?

Дело в том, что… я как раз объяснял вчера немножко и, так сказать, сегодня более подробно объясню, что тест, который проводится, это позволяет быстро выявить у человека предрасположенность к трансформации, то есть генетически заложенные качества. Гипноз здесь присутствует только частично, чтобы побыстрее настроить человека на определенный режим работы. Потому что человек должен… может не настраиваться, а слова в начале помогают. И сам гипноз составляет маленькую толику только того, что происходит при тестировании, которое я провожу. Потому что это тестирование… я проясню потом, вот тут спрашивают еще насчет упражнений определенных и так далее… что можно делать сейчас, потому что, так сказать, каждый хочет, так сказать, двигаться вперед, а… ну, в принципе, для того чтобы двигаться, нужно по крайней мере понимать, как двигаться. К сожалению, очень часто те системы, которые предлагаются… вот… ну вчера мне пришлось помогать женщине, которая попала… ища духовный путь, попала под зомбирование. И пришлось тяжело… когда очистка прошла, пришлось человеку тяжело, так как тут же начало человека уничтожать.

Поэтому, как говорится, не спешите кидаться в системы разных учителей, которые начинают говорить именно, что вот они дают духовное продвижение, а для этого не нужно работать. Ни… Человек должен… как я вчера говорил, только во время своего собственного самосовершенствования, не с… направленного на самого себя, а именно работы с собой, может продвинуться вперед. На голубой каемочке… даже вот то, что я делал… Вот смотрите, вчера вы наблюдали. Некоторым удалось провести довольно-таки быстро трансформацию, а пользоваться этим люди не умеют, просто не умеют. Почему? Потому что имеются свои наработки, свои представления и так далее, которые человек пытается использовать. Они никуда не годятся, потому что совершенно другой подход, совершенно другой метод. И поэтому использовать старые какие-то наработки, которые человек использовал раньше… они не годятся, потому что принцип совершенно другой.

Вот самое сложное, по крайней мере, вот то, что мне приходилось наблюдать в Америке, допустим. У меня школа… семинары проходили там в течение, там, почти 14 лет, я наблюдал. Самое сложное… перестроить мозги – это, в принципе, когда у человека фундамент подходящий, это иногда требует несколько минут. А вот научить человекам мыслить, анализировать по-другому, иногда 15 и 20 лет недостаточно. Понимаете? Поэтому, когда вот работаешь с детьми… вот кто-то слышал, наверное, уже – у меня есть ментальная школа для детей. Ну там, правда, селекция идет несколько по-другому. Там у них чистые… у них нет шаблонных, наработанных… и так далее деталей, и сразу можно формировать то, что действительно нужно, с самого начала грамотно и правильно. Их уже не приходится потом ломать и перестраивать. Потому что сложнее всего именно изменить то, что у человека наработано, во-первых, потому что это сидит у него уже в голове даже на уровне подсознания.

Поэтому, то, что… когда, допустим, вот кто вышел на сцену, а другие не вышли на сцену, думают, вот: «Ага, значит, им повезло, они – везунчики. (Николай Левашов смеется) А другие не везунчики». Ну это не совсем правильно. Дело в том, что любой человек, сидящий здесь, когда я работаю, если, конечно, он желает, происходит на него воздействие. Просто у кого-то это воздействие приводит к более быстрому результату, у кого-то немножко позже. То есть, кого-то… все равно сдвижка происходит у каждого. Просто это как бы инерционная система. Она реагирует позже и так далее и так далее. Поэтому в любом случае у каждого из вас здесь будет определенная сдвижка. И в ближайшее время после этого, если не повезет оказаться на сцене, потому что сцена, к сожалению, у нас очень маленькая, и даже если при желании всех поместить, она не выдержит, тут же грохнет.

Поэтому, так сказать, главное, чтобы было понятие того, что мы… наша с вами задача, именно, как я говорю, что перестроить мозг. Когда у человека есть определенный генетический фундамент… и это, опять-таки, не связано с гипнотабельностью. Гипнотабельность здесь ни при чем. Здесь определенные процессы. Я просто иногда использую гипноз… Потому что вы вчера уже видели: некоторые люди выходили, у которых не были зацеплены руки хорошо. Так? А что такое зацепленность рук, как вы думаете? Это просто для такого… это я… Это не просто тест, который выявляющий. Это программа… я закладываю, когда идет такое воздействие, для того чтобы человек находился долгое время в потоке. Потому что для того, чтобы проводить какую-то работу, если вы запустили какой-то процесс, вы должны удержаться в этом потоке определенное время. Если вы в него включились, потом выскочили из него, то это равносильно, что вы можете… равносильно запуску ядерной реакции. Вы запустили, а управлять уже не можете ничем. Это опасно и для вас, и для того, что вы делаете. Поэтому, наиболее из важных характеристик человека, для того чтобы действительно с ним… он мог работать – это возможность устойчивости в потоке.

Вот даже, как видите, люди… мужчины, крепкие мужчины, после небольшой нагрузки им было тяжело… тяжело наход… потому что, да, находиться в потоке, когда идет поток, особенно, когда человек не привык, это весьма тяжело и нужно привыкнуть, адаптироваться и так далее. Иначе человек не сможет работать. Поэтому, когда многие думают, что: «А! Перестроили им мозги…» и так далее.

Ну, во-первых, я могу сказать следующее. Сейчас я, когда перестраиваю мозги, даже те, кто повезунчики, кому повезло, да, не значит, что после этого они сразу воспользуются. Всё будет открываться по мере того, как человек будет готов к этому. То есть, по мере роста человека, у него уже будут… подарочек есть. Он растёт с сознанием своим и так далее, и так далее. И вот то, что у него есть, будет открываться с тем уровнем понимания, которого он достиг на тот момент. Это очень важно. Почему? Потому что, если… равносильно что ребёнку дать чемоданчик с красной кнопочкой и сказать, что: «Не трогай, никогда не нажимай на эту кнопочку». Ну понимаете, что будет, да? Потому что это уже из практики. Люди, к сожалению, когда получают, так вот… сознание не соответствует возможностям, это самое страшное оружие, которое может быть. А особенно, если вовремя кто-то подсуетится к такому человеку, начнёт ему, так сказать, петь дифирамбы, что вот ты такой крутой и так далее, и так далее. И человек, естественно, зах… кому не хочется быть особенным, да? А не понимают, что любое… любая, так сказать, возможность – это в первую очередь ответственность. В первую очередь – серьёзная ответственность человека за то, что он делает, а не возможность, так сказать… не нравится мне там кто-то – по башке хлопнул – кирдык и готово! Да? «А потому что он мне сказал неприятное слово». Это не подходит, это не вариант. Сила даётся для того, и возможность даётся, чтобы человек пользовался ими осознанно из… как говорится, с правильных позиций, а не из того… своих собственных эгоистических подходов, что вот, типа, кому нравится что-то, кому не нравится и так далее. Это нельзя допускать.

Поэтому даже те, кто везунчики, попадают на сцену, они только получают кредит в какой-то степени. И этот кредит будет разорваться по мере их духовного роста. Не просто вот я… «Я проникся духовностью! Я теперь духовный человек!» (смеется) Вот пропитался духовностью на 10%, на 20%, на 30%, там, и так далее, до 1000%. Вот по крышу духовным стал, да? Духовность проявляется не на словах, а на деле, понимаете. Вот как я говорил, типа, что вот, кто читал статью, к вопросу о духовности, я там писал: если тысячу лет христианство воспитывало у людей духовность, и все… практически все, кто жил в Российской Империи, были пропитаны этой духовностью, да? …то вопрос: куда же она подевалась, когда началась революция? Когда высокодуховные люди, которым внушалось: не убей, не укради и так далее, делали все в безмерных количествах. А почему? Да потому что никакой духовности нет и не могло быть. Если человеку внушается, что он раб, какая может быть духовность у раба? Хотя, какая разница? Божий раб или кого-то? По крайней мере та… то мировоззрение, которое было у наших предков, до тех пор, пока не навязали христианство, так сказать, несколько сотен тысяч лет, сразу скажу, не было религии никогда у наших предков. Было мировоззрение. То есть то, что пытаются сейчас сделать неоязычники так называемые, как называют, я считаю, вред большой, потому что они пытаются создать новую религию на основе того, чего они даже не понимают. Потому что у наших предков было миропонимание. Они понимали мир, конечно, в меру каждый своей возможности и так далее, но в любом случае это было миропонимание, а не слепое какое-то… Даже слово «вера» переводится как просветление знанием. А то, что мы имеем, это не веру, а религию существующую, так сказать. Это фанатизм. Никого отношения к вере в том понимании, как она… изначальный смысл, это не имеет.

Ну тогда перейдем немножко дальше к вопросам, чтобы немножко осветить… Потому что наша задача не только показать некоторые возможности, но и действительно самое главное – понимание. Потому что самое важное именно не просто, так сказать, человеку дать какие-то возможности, потому что большинство вот, кто вот, допустим, получил что-то вчера, если сунутся воевать с этим, так? …они будут уничтожены в течение нескольких секунд. Хотите такую участь? Кто желает, поднимите руки. (кто-то в зале поднимает руку) Вы желаете, да? (Николай Левашов смеется) Ну, потому что вы еще не получили, да? А если получили бы, навряд ли бы захотели, потому что, кроме того, что имели инструмент…

К примеру, кто из сидящих здесь знает, как управлять летающей тарелкой? (один человек поднимает руку) Уверены, да? Ну вот один человек поднял, но нужно еще уточнить, так или нет. Вот. А другие не умеют. И вот представьте себе, если дать вам летающую тарелку. Ну один человек сказал, что он зна… умеет, так? Значит, все остальные не умеют, да? И вот получается, значит, вот сейчас вас посадить в летающую тарелку. И куда вы полетите на этой тарелке? Далеко улетите?..

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну, в тартарары лучше не надо, потому что «тартарары» – это то, что искаженно, это Тартария. То есть к нам, в Россию. Вы и так в России. Зачем вам куда-то лететь? (смеется) Так что в Тартарары человек не полетит.

Поэтому, кроме того, что иметь что-то, нужно понимать, как этим правильно пользоваться. А это вот, как раз, самое сложное, особенно из-за того, что… учесть, что нам всем система образования давала совершенно другие представления о том, что есть… есть и как оно есть.

Поэтому, так сказать, здесь не так все кажется просто. Вот взял получил, сел и поехал. То же самое, если говорить даже простой автомобиль: вроде все видят, что кто сидит за рулем – все так просто, да? А когда первый раз человек садится за руль, что-то у него так просто не получается. Хотя все вроде очевидно. Что? Руль, крути баранку, жми педали и все дела, да? Проще некуда. Но тем не менее, когда первый раз человек садится, большинство случаев обходится… редко обходится без аварии. Это, по крайней мере, точно. Поэтому… А здесь мы имеем дело не просто с машиной, а с принципиально новыми возможностями, качественными возможностями, которые… человек никогда раньше не сталкивался. И получается, человек проецирует свой опыт, который есть, что естественно, к сожалению, на то, что он совершенно не знает. И что получается? Получается абсурд.

А вот для того, чтобы абсурда не было, необходимо знание, понимание. Сначала нужно понимать. Прежде чем сесть за руль, нужно сначала изучить машину, хотя бы изучить, как машина двигается, куда нужно нажимать, какую педаль, чтобы не нажать вместо газа тормоз или наоборот, нужно знать, где педаль тормоза, где педаль газа, если это автоматика, а где, так сказать, сцепление, если это ручное управление… машина с, так сказать, обычной трансмиссией. Так вот, здесь самое главное – именно знания. Потому что перестроить мозг, как я говорю, чисто механически, 5% населения… ну случайный выбор… это можно сделать довольно-таки быстро, в течение очень короткого срока. Но добиться того, чтобы человек этим мог управлять – это самая сложная, к сожалению, задача. По крайней мере мой опыт это показал. Почти 15 лет опыта, думаю, достаточно времени, чтобы сделать какие-то выводы, хотя бы первоначальные, по поводу того, что и как.

Это такая прелюдия. А теперь следующие вопросы.

Ну тут вопрос: каким образом можно исправить, скомпенсировать уже допущенные ошибки, например, аборт и так далее, и так далее?

Ну сам человек, к сожалению, такие ошибки уже навряд ли… Для того, чтобы исправить такую ошибку, человек уже должен достичь определённого уровня. Пока человек такого уровня не имеет, исправить такую ошибку он не может. К примеру, вот что такое скомпенсировать ошибку аборта? Это, опять-таки, ту сущность, которая была убита, в принципе, в результате аборта… ну не сущность убита, а новое тело уничтожено… она потеряла качество определенное, потому для созд… при… во вход… во время входа сущность создает… потенциал тратит свой, потом, когда нарабатывается биомасса, форма, формируется тело… тоже тратится потенциал. И естественно, сущность, когда искусственно прерывается беременность, не может выйти на тот уровень, на котором она была. Она уходит ниже. И естественно, чтобы компенсировать, нужно… убрать проблемы только в том случае можно, если компенсировать сущности то, что она потеряла в результате такого действия. То есть не только что она потеряла в результате того, что её выбросили из биомассы, но и всё, что она могла бы получить в течение жизни, если бы развивалась и так далее, и так далее. Скажите, многие могут это сделать сейчас?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Хотели бы, да. Но пока не получается. Поэтому во многих случаях сам человек, пока он не достигнет определенного уровня возможностей, сам это изменить не сможет.

А «скажите, что делать», ну кое… я постараюсь по мере, когда буду работать, блоки и так далее… так что попробую помочь вам, тем, кто имеет такие проблемы, помочь тоже, чтобы убрать у вас их.

Так, следующие вопросы.

А, ну вот здесь спрашивают вопрос по поводу, как говорится, праноедов, так сказать, солнцеедов, то есть людей, которые перестали питаться пищей и, так сказать… и питаются, как говорится, энергией чистой.

Ну что я могу сказать, следующее. Но это не значит, что они достигли какого-то другого уровня развития. Это просто… метаболизм у них работа по-другому. И в большинстве случаев, к сожалению, эти люди – вампиры в подавляющем большинстве случаев. То есть откуда они берут все остальное? У соседа. Поэтому сказать, что это лучшая ступень эволюции, я бы не сказал. Очень редко кто из них действительно могут напрямую усваивать материю из пространства. Это редко. Чаще всего это люди-вампиры, то есть они откачивают всех остальных. При этом действительно серьезная ситуация бывает, которая доводит до смерти других. Так что здесь не радоваться нужно в большинстве случаев, а думать, как выйти из положения.

И следующий вопрос.

Вот здесь по поводу… насчет… а, здесь по поводу того, что тарелки, так сказать, забирают и так далее.

Поймите следующее, что в большинстве случаев… Вот, наверное, по миру вы… много сейчас фильмов идет про НЛО. Показывают людей, как говорится… в агрессивный гипноз вводят, когда они говорят, что они видели – приходят существа и так далее, и так далее. Забираются чаще всего сущности людей. То есть, когда человек спит, сущность из него выходит. Поэтому люди и помнят, что они лежат дома в кровати чаще всего, и появляются существа, которые их куда-то забирают. Частью всего это не инопланетяне, а чаще всего это… чаще всего это паразиты, которые живут на других уровнях нашей планеты, которых большинство людей не подозревают, что не есть.

Но, опять-таки, если человек не знает что-то – значит, что это не существует? Конечно же, нет. Дело в том, что вот нас приучили, вот действительно, что вот… ну вот то, что я вчера уже говорил, уже начинал… что вот мы видим, вот зрением видим – вот то, что мы видим, это и есть все, что есть на самом деле. На самом деле, если даже подумать о том, что оптический диапазон занимает очень маленький… маленькую часть электромагнитного диапазона, то есть одно… меньше 1%, даже тысячной доли 1%, то представьте себе, даже в электромагнитном диапазоне мы воспринимаем очень мало что. А нам вбив… вбили, что это всё. Конечно, нам удобно. Мы видим, допустим, бутылку с водой и понимаем… (крутит в руках пластиковую бутылку с водой объемом 0,5 л) берем ее в руки и видим, что это есть бутылка с водой. Попробуем на вкус и определим, что это действительно вода, а не что другое. Но вот, опять-таки, опытным путем. Пока мы не сделали опыт с этим, правильно? Мы это не знаем. Потому что дети часто в детстве и в огонь суют руку, хотя ему говорят, пока… и в розетки пытаются… (показывает, как суют два пальца в розетку) Кто-то удачно, кто-то не очень.

Так что здесь нужно четко понимать, что многие вещи, которые происходят, они не относятся к явлениям, связанным с инопланетной жизнью. Просто очень много людей обманываются. Почему? Потому что паразиты, которые сидят на наших уровнях, земных, к тому же, очень часто работают как? Сканируют мозг и вытаскивают из человека – в кого он верит, во что он верит. Верит в Бога – появляются в виде, там, ангелов небесных или даже самого Бога и начинают вещать от имени Бога. Если человек верит в инопланетян, говорят, что «мы инопланетяне». К тому же камуфляж создать они… не сложно, чтобы этот человек увидел то, что ему хотят показать. Что он хочет видеть, ему и показывают.

Поэтому здесь нужно понимать, что есть реальные случаи, когда действительно тарелки прилетают, и они тоже забирают. И забирают… Но чаще всего они не делают это во сне, ни с вашей квартиры, ни с вашей комнаты. Это происходит совсем в других условиях и так далее, и так далее. И таких случаев немало. И не только инопланетяне захватывают землян. Земляне захватывают инопланетян, и не так уж мало. И опыты проводят, и не только. Потом вот… в двух словах не скажешь… потом вот в своей автобиографии я буду продолжать.

Вот, допустим, в Америке, как раз недалеко от Сан-Франциско, в Саусалито, секретный объект реальный. Не «Area-51», который все знают, да? Это для дураков отвод, чтобы, так сказать… вот там есть, вот все туда и идут, все лезут туда. А там почти ничего нет. А реальная база находится под Сан-Франциско, в Саусалито. Внутри горного массива там огромный подземный город. И там много чего: и тарелки есть захваченные, и живые инопланетяне, и мертвые. И там проводятся эксперименты. Похищают дети… детей, потом начинают имплантаты внедрять и смотреть, что из этого получится. Пытаются получить гибрид. Считают, что инопланетяне выше по развитию, чем земляне. «Вот мы если искрестим их, получим что-то такое интересное, что мы…» и так далее, не понимая, что человек при своем правильном… землянин при своем правильном развитии имеет потенциал в триллионы раз превышающий потенциал любого инопланетянина, если говорить про… почти любого. Так что здесь такие дела.

Следующий вопрос.

Так, в Ведах написано: «Помогайте тем, кто достоин помощи». Возникает логический следующий… как определить, кто достоин помощи?

Ну вы знаете, здесь, конечно, сложный вопрос… ну… потому что, кто достоин помощи? Для этого нужно хорошо изучить того человека, который просит помощи, узнать. Но у меня есть определенный тест, который я проверяю… проверка на вшивость, так сказать. Своим способом проверяю. Ну, когда ко мне люди обращаются… кто-то ко мне за лечением персональным… я сейчас мало этим занимаюсь. Когда я этим занимался более широко, у меня были определенные тесты на вшивость, как я называю. И вот я смотрю… потому что мне просмотреть, что думает человек, что у него в мыслях, что он планирует, это не проблема. Я, правда, не лазаю без разрешения по моим… моим внутренним расположениям, позициям. Потому что, что у человека в голове – это его личное дело и мне, в принципе, до лампочки, что он обо мне думает, человек, и так далее, и так далее. За исключением одним: когда агрессия исходит от человека. Вот когда идет агрессия от человека, тогда я считаю моральное право – влезть и посмотреть, что там у него за агрессия существует. И если такая агрессия, она действительно присутствует, то блокирую эту агрессию. И в тех случаях, когда я проверяю человека на вшивость. Вот в тех два вариантах, я считаю, имею моральное право влезть в чей-то мозг и посмотреть. В остальных случаях я не влазию.

Ну вот. Так вот, я для себя разработал определенный способ, тест на… проверка на вшивость. И когда я вижу, что человек достоин, чтобы помочь ему, я ему помогаю. А если человек не достоин, так мне, извините, и 100 миллионов, и 200 миллионов мне предложат, меня не волнует. Я ему скажу: миллиард, 10 миллиардов, он не сможет заплатить – и все дела. Потому что я могу сказать любую, что я хочу, сумму за свою помощь. А кому-то я сделаю все бесплатно. И определяется, там… ну, может у меня закидоны свои есть, да? Ну каждый имеет право на свои закидоны. Правда же? (смеется) То есть, кому хочу, кому я вижу, что человек действительно достоин помощи, а у меня есть… не только, так сказать, просмотреть, что он думает, но и просмотреть его внутренний мир в какой-то степени и так далее. И когда я вижу, действительно, что человек достоин помощи… Или даю ему возможность показать себя, и как человек показывает себя, а я уже делаю вывод, действительно достоин человек помощи или не достоин. Вот.

Так что вот для каждого человека тут нельзя… потому что я не могу сказать, вот мой метод – только единственный приемлемый, потому что не каждый может это сделать, и у каждого может быть свой метод. Но это необходимо всегда делать. Потому что чаще всего кричат о помощи, как ни странно, те, кто не всегда ее заслуживает, скажем так мягко. Почему? Потому что человек, который действительно нуждается в помощи, ему неловко, неудобно, ему стыдно как-то и так далее. А сколько приходилось наблюдать людей, которые расталкивают всех и вся локтями, чтобы получить себ… именно себе помощь. Я спрашиваю: «А почему? А что такое вы сделали, что вы считаете, что вам должны что-то сделать?» «А потому что я так хочу». Но, знаете, как: хотеть не вредно. Поэтому, так сказать… и так далее.

Так что здесь просто нужно действительно вырабатывать, и не только… помощи, касается всего: уважения, любви и так далее, и так далее. Потому что фальшивая позиция, что мы должны любить всех и вся, ну, мы тогда должны пиранью любить тоже, да? Залезайте в реку, и пиранья вас будет кушать, и вы скажете: «Какая хорошая пиранья! Мы ее так любим», да? Кто желает таким любвеобильным быть? Есть такие здесь? (в зале тишина) Странно! А это как раз философия христианства. Значит, видите, оказывается, никто не хочет быть христианином, да? Если не говорить о том, что христианство и того, кого называют Христом в реальности, ничего общего не имеют, а имеется в виду то, что религией понимается. Как видите, никто не хочет быть христианином, потому что понимают, что это абсурд. Но когда это говорят в церкви, почему-то все воспринимают, как какое-то высокое, духовное… это недостижимо высокий подход и так далее. Вот нужно быть… любить врага своего… «возлюби врага своего, как ближнего своего». Почему? Я не должен ненавидеть своего врага, но не должен его и любить, а должен к врагу относиться, как к врагу. Если он пришел с оружием, я должен его остановить. Только должно быть не так, типа, если враг пришел, убил, там, женщин и детей, значит, мы должны пойти убить женщин и детей у врага. Мы ничем не лучше того врага, который делает. Отвечает только тот, кто действует. Вот враг пришел, тот, кто это делал, он должен получить по заслугам, на полную катушку. И когда вот…

Вы знаете, я, например, ну… как вы слышали, 15 лет прожил в Штатах, и меня, если… честное слово, возмущало. Один был случай, когда там приговорили к смертной казни (в Калифорнии смертная казнь не отменена) одного человека, который убил… сколько там… 17 или 40 человек. То есть он гомик, убивал и насил… насиловал и убивал или убивал и насиловал, я точно не выяснял для себя, очень много людей – молодых парней, в основном, и так далее, мальчишек. И его несколько раз хватали, сажали, сдавали в психиатрическую… выпускали, как исправившегося, и он продолжал убивать. И потом, после того как он убил, там… определенное количество, ну… там, порядка двух десятков, не менее, кажется, человек, его решили все-таки лишить жизни. И что же вы думаете? Там Золотой Мост, «Golden Gate» так называемый, перекрыли протестующие против… «Как же так?! Как же так, у него забирают жизнь?! Он человек! А у него силой забирают жизнь!», да? Ну, скажите мне… хорошо, его жизнь. А чем его жизнь ценна? А что, жизни тех, ну, пускай даже двадцати мальчиков и молодых парней, которых он убил, издевался, изнасиловал и так далее… а как же ба… по поводу их жизни? Что же с ними делать? А как же по поводу их жизней? Значит, можно убивать, а вот его жизнь важна. А то, что он убил двадцать человек, это неважно. Главное, что его нельзя убивать.

Так вот, понимаете, у наших предков был простой обычай довольно-таки. К примеру, если кто-то насиловал, ну, во-первых, таких изгоняли потом, но перед изгнанием их лишали того инструмента, с помощью которого они могли насиловать, и уже никогда генетика такого искаженного человека не передавалась потомкам. Почему? Потому что это передается по генетике, по наследственности. Поэтому наши предки не были дураками, они не убивали, да, но по крайней мере лишали возможности продолжить… то же самое второй раз сделать. Не важно, в отношении кого, там, девочек или мальчиков и так далее. А… и скажите, что гуманнее? Позволять, чтобы человек, в принципе, выродок, по-другому не назовешь, убивал 20-30 человек, прежде чем его останавливают? Что гуманнее?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Правильно. Только можно разными методами и так далее.

Так что, понимаете, здесь вопросы такие действительно объемные, чтобы понимать, что как.

Следующий вопрос. Ну здесь целый ряд вопросов. Ну, даже не знаю… тут несколько вопросов… весьма забавные, к примеру…

Действительно ли на глубине 500 километров под поверхностью Москвы раскинулось подземное море?

Ну, насколько я знаю, не на 500… гораздо меньшем расстояние до подземного моря. Да. И насколько я знаю, не на 500 километров, меньше.

Как вы считаете, в чем польза русской бани?

Вот это вопрос очень хороший, потому что русская баня, действительно, это замечательное изобретение наших предков. К сожалению, сейчас это уже не столь широкого распространено. По крайней мере раньше у каждого крестьянина, земледельца была своя баня.

Польза колоссальная, потому что раньше, если человек чуть промерз, он шел в ту же самую баню, хорошенько ее растап… пропаривался, и никакой заразы к нему не приставало. Но почему? Вот что делает современная медицина? Температура повышается. Вот, скажите, температура 40º. Что делает современная медицина, кто знает? Все знают, да? Начинает интенсивно ее сбивать. Абсолютная глупость. Это что… не только глупость, а вредная вещь. Почему? Температура – это иммунная реакция организма. То есть, когда гасится температура, это гасится иммунная система человека. Она начинает работать, и ей по башке: «Не лезь куда не надо! Не лезь куда не надо!» А почему температура работает? Подавляющее большинство микроорганизмов, которые болезнетворные, погибают при температуре выше 39 Цельсия градусов. Если наш организм создает такую температуру, 40º или 41º, почти все болячки инфекционного плана погибают.

В этом плане чем хороша баня? Она помогает, делает то же самое только по-другому. Когда вы идете в баню и паритесь, температура тела повышается за счет того, что вы ее… тело прогреваете, и тем же самым температура повышается до высокой температуры и убивает инфекцию. Очень здорово. Не нужно никаких лекарств. Не нужно ничего. И так далее, и так далее.

Или так же, как вот сейчас, когда вот времена гриппа – осенью, весной, когда сырость, слякоть и так далее, грипп широко ходит, да? Что самое лучшее средство? Простейший средство – чеснок сырой. Если человек будет есть два зубца в неделю сырого чеснока, то в подавляющем случае он не заболеет. Потому что ничего лучше, чем… по уничтожению инфекции, не существует. Но медицине это невыгодно. Сколько стоит два зубца чеснока? И в Штатах придумали, создали лекарство, называется «Garlic». То есть вытяжку из чеснока – в упаковочку, делают таблетки, и берут в несколько тысяч раз больше стоимость за эту таблетку. Вопрос: а зачем брать вытяжку, если вы можете взять чеснок? Ну, конечно, неудобство. Ну, понятно, запах. Ну это, так сказать, думаю, не самое страшное. А если учесть, что, если вы пожуете, допустим, лавровый лист чуть-чуть или петрушку, то запах очень быстро убивается. Так что даже это можно нейтрализовать, если желание есть. Но об этом много слышали? Ну вот у хотя бы… из того же самого… то есть, как его… по утрам передача идет… У Малахова, да?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну это особый вопрос. Ну ладно. Слышали о такой вещи? Ничего не слышали. Почему? А невыгодно. Как же денежки заработать на этом? Не… морфо… фармакологическая мафия на этом не заработает. Вот и все.

Ну ладно, немножко пойдем дальше, а то так…

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

…паразитов…

Николай Левашов:

Что?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

…паразитов.

Николай Левашов:

Паразитов? Нет, паразитов баня… вот насчет этого вопроса не выяснял, не изучал. Было бы, конечно, хорошо, но паразитов таких животных, да. То есть… да. А других уровней навряд ли.

Действительно ли кошки не коренные жители Земли, что их привез Перун 40 тысяч лет назад? Если это так, для чего он это сделал?

Ну вообще, вот насчет кошек я, честное слово, не знаю, не изучал. Но то, что мы с вами не коренные жители Земли, это стопроцентно. Кроме коренных жителей Земли, как мы сами… являемся, возможно, привозились еще и другие животные, которые… ну, необходимые.

Ну и также спрашивали в других вопросах насчет того, является ли, допустим, кошки, собаки… как говорится, они забирают энергетику и так далее и так далее.

Как раз-то нет. Животные в доме, домашние животные, и кошки, и собаки, как раз-то очень часто помогают человеку. И как раз часто ему на определенной стадии уже болезни они даже облегчают процессы и так далее, и так далее. Это наоборот происходит.

Ну, прежде чем еще перейти… как говорится, вопросов, как вы видите, очень много, еще добавляются, а времени у нас, к сожалению… уменьшается. Как ни странно, да? (Николай Левашов смеется) Вот.

Желающие… тут был вопрос, спрашивали о том, что касается упражнений, которые можно делать для того, чтобы развивать себя. У кого, допустим, каналы еще забиты, энергетика по ним или матери не идут достаточно хорошо и так далее. Что можно посоветовать?

Конечно, можно посоветовать целый ряд упражнений, но это потребует работы, и работы интенсивной. И так сказать… и опять-таки, любое движение вперед, развитие, оно требует труда над собой, победы над собой и так далее, и так далее, и не будет происходить само по себе. Вот, там, открыл глаза, закрыл глаза, и все в порядке, и уже, так сказать, получил… Такого не будет.

Какие упражнения можно посоветовать, чтобы, действительно, каждый мог делать, которые действительно полезны? Я могу привести несколько таких упражнений. Это не мои упражнения. Одно из них я взял из Раджа-йоги, только другую направленность я придал этому упражнению. Смысл упражнения очень простой. Для этого упражнения лучше всего, чтобы человек лег, особенно… желательно даже перед сном это делать, когда человек уже и так идет… чтобы ко сну отходить. Ложитесь, расслабляйтесь и просто представляйте, что ваша энергетика сосредотачивается в солнечном сплетении, как шарик. Если вы добьетесь, вы почувствуете, как большего или меньшего размера шар образуется в солнечном сплетении. И потом, если вы знакомы немножко с меридианами, они не совсем так, как их рисуют на картинах, потому что никаких прямых линий или под углами не существует. Но меридианы проходят, и просто нужно… все что нужно сделать – представить, что меридианы у нас проходят к каждому пальцу руки и, соответственно, к каждому пальцу ноги. И задача заключается в том, чтобы при упражнении заставить создавшийся шарик в солнечном сплетении двигаться. Вот направите его, вот он пошел… идет, вот он – раз! – дошел до пальчика одного. Обратно провели его, вернули. И по каждому пальцу прогулялись, или, если можете, сразу по всем пальчикам рук и ног пройтись, туда-сюда.

Просто скажу следующее. Чаще всего, вы как… если не сразу получится даже собрать шарик в солнечном сплетении. Если получится собрать, это не значит, что вы начнете двигать, и он не будет рассыпаться. Знаете, начнете двигать, а он – раз, и распадется опять. Значит, опять вернуться, собрать и дальше идти. До тех пор, пока вы не пройдете… вот таким упражнением не прочистите свой организм.

В чем польза в этом? Польза… несколько имеется. Почему? Во-первых, когда вы собираете потенциал, вот, допустим, энергетику в солнечном сплетении, вы учитесь концентрировать энергию. Раз. Второе, когда вы удерживаете это, вы учитесь управлять этой энергией. Когда вы ведете по каналу, вы тоже – в управлении и удержании его в нужном для вас состоянии. Плюс, когда вы проводите по своим каналам, вы их прочищаете, как… знаете, как ершиком, очищаете от шлаков, блокировок и так далее, и так далее. Вот одно из упражнений, которое может действительно очень быть эффективно и полезно.

Другое упражнение тоже можно делать. Ну вот руки ставить вот так и попробовать…

Ну попробуйте все сейчас. Просто возьмите немножко встряхните вот так руки и вот поставьте между собой. (люди в зале повторяют движения за Николаем Левашовым) И вот постарайтесь настроиться и почувствовать, что как бы поток должен пойти от одной руки к другой. И при желании, вы можете усиливать, и создавать спектры потоков, идущие между руками, и добиваться того, что они будут двигаться в любом направлении, в каком вы желаете, и так далее. Это тоже очень полезно.

Участник семинара:

Но надо же проверить, что это не глюки, а реальное что-то двигается… что это энергия, так сказать…

Николай Левашов:

Глюки… а вы пробуйте. Если у вас не получается, как бы вы ни глючили (смеется), оно не получится. Дело в том, что это не может быть галлюцинацией. Потому что, когда вы чувствуете поток, возникает определенное ощущение. Но если… сейчас даже есть приборы… я прибором не пользуюсь, но есть прибор разработанный, который позволяет косвенно по крайней мере регистрировать этот процесс. И вы можете просто, имея… приобретя такой приборы, если вам будет возможно такое, смотреть себя до того, и как… действительно, чтобы хотя бы ориентировочно иметь представление.

Участник семинара:

Прибор Короткова вы имеете в виду?

Николай Левашов:

Что-что?

Участник семинара:

Прибор Короткова?

Николай Левашов:

Ну Короткова тоже, но он несколько другого плана… работает. Это не столь… не для этого. Это очень замедленно и так далее. Он может до того и после, а вам нужно в динамике, быстро. Это есть разработки. Я не интересовался. Поэтому вы можете поискать, найдете.

Вот такие упражнения. Другие упражнения можете делать. То же самое, вот, допустим, находясь в лесу, вы можете настраиваться и чувствовать, как говорится, потенциал дерева. Лю… Разные породы деревьев вы будете чувствовать по-другому. Если дерево будет к вам доброжелательно, вы один… одно ощущать будете. Если, не дай бог, вы сломаете ветку, лучше не настраивайтесь на это дерево. Оно может вас… вмазать хорошенько. То есть, понимаете… и вот тренируясь тестировать, допустим, вы можете почувствовать мертвую древесину и живую древесину и почувствовать различия. То есть вы должны развивать свою чувствительность. Потому что пальцы рук действительно… и особенно окончания, они имеют очень высокий уровень чувствительности. И если правильно их развивать, он… позволяет очень много определить. Вплоть до… можно будет определять на огромном расстоянии, допустим, одну молекулу токсина среди миллиона нормальных молекул. Точность достаточно хорошая, да? И это вполне реально.

Только, опять-таки, нужно работать, работать, работать и практика. И самое главное – уходить от шаблонов, которые человек привык. Только когда человек привычно действует, шаблонно, то у него, к сожалению, ничего не получится, кроме того шаблона, к которому он привык. А это нужно совершенно по-другому воспринимать, совершенно по-другому, так сказать, реагировать. То есть нужно изменить свое мышление, свое восприятие, по-другому воспринимать, видеть мир по-другому. А это, к сожалению, как показала практика, самое-самое сложное.

Поэтому, конечно, самый лучший вариант – это заниматься с детьми. После рождения сразу давать правильный фундамент, и дети уже растут, формируются правильно. Уже у них не нужно ничего ломать, потому что, когда ломаешь, все равно уже не то, а когда фундамент создается с самого начала правильный, то действительно можно получить очень много.

К сожалению, дети индиго, о которых вы слышали, наверное, да? Которые появились после 1995 года в массовом количестве… связано это с тем, что сущности, которые ждали воплощения, были освобождены от предыдущей кармы наработанной. Но к чему привело? Их тут же начали пихать в разные секты, христианские и так далее секты, чтобы использовать те возможности, которые у них есть, не развив их, опять для каких-то сугубо примитивных алчных целей, то есть чтобы показывать чудо, что вот извлечение кого-то и так далее и тому подобное. Вот этот чудо и тем самым привлекать людей, чтобы они шли и раскрывали свои кошельки и несли в церкви сокровища, заработанное своими кровью и потом. Вот, понимаете, к чему превращается? Потому что пока не изменена система мирового понимания, мировоззрение не изменено, к сожалению, мы сталкиваемся с тем, что люди оказываются даже с измененным сознанием, если они недостаточно… а дети они еще только сформируются, в частности, это только начало, они оказываются в ловушке. Потому что их начинают отлавливать все кому не лень, не позволяя им действительно развиваться в правильном направлении. Потому что, к сожалению, далеко не все в той школе ментальной, о которой вы слышали, уже порядка 10 тысяч детей, ну многие уже, я не говорю, стали не детьми за 15 лет, но все равно это немного относительно. Хотя возможности этих людей уже, как говорится, очень серьезные и много… скоро это будет проявляться во всем мире.

Но опять-таки, поймите следующее: не произойдет ничего в один день. Не произойдет, что… за вас никто ничего не сделает. Можно помочь человеку, но, как говорится… можно принести, как говорится, человеку воду дать, но если он не будут ее пить, то он жажду не утолит. Так и здесь, без того, чтобы человек сам работал, и работал тяжело, и работал не… потому что, знаете, сразу… сразу, вот, мы сразу хотим воевать в космосе и тому подобное. Сразу вперед! А готовности нулевой, нулевой уровень готовности. А не хочется делать рутинную, нудную, неинтересную работу, которую по 20 часов в день нужно… иногда по 24 часа в день нужно делать. Не хочется. Хочется сразу – раз!

Как в том анекдоте, …. «Вот провезите мне 40 немцев, я их здесь расстреляю, а вы мне дайте «героя Советского Союза». Как в одном анекдоте. «А зачем меня вести на фронт, зачем одежду давать, военную форму, кормить, поить? А вы мне сюда их привезите, и я их хлопну здесь, а вы мне «героя» дадите». Понимаете? Такой вариант не пройдет. Без того, чтобы человек сам работал… можно дать инструмент, но инструмент сам по себе не действует. То, что вот я делаю, это только инструменты. Если человек не может им правильно восп… использовать его и применять, то он может не только… не только пользы… не пользы принести, он может и навредить, и себе, и другим. А что еще хуже – другим. Ну себе – еще полбеды, а когда вредится другим, это самое страшное.

Ну вот, так сказать, долго разговоры, конечно, можно продолжать, но, думаю, мы будем делать следующее. Частично работа, частично ответы, и тогда будет немножко, и вы отдыхать будете, и информация будет, чтобы не получилось… Потому что записок, видите, сколько появилось даже за это время? Вот столько (показывает залу новые записки).

Что это не хватит и четыре дня встречи. А я думаю, вам не только записки… ответы интересуют. Хотя, самое важное, вот наша с вами задача, если удастся добиться, что вот у вас возникнет хотя бы правильное направление понимания, куда двигаться в первую очередь, потому что без этого невозможно ничего. Потому что, получив инструмент не… и быть слепым – это еще хуже, чем не иметь ничего, и обиднее, главное, будет. Правильно?

Вот, а теперь опять продолжим то, что мы вчера начали с вами. Так сказать, тест… Опять-таки, тест только проверяет… гипноз – только частичный элемент того, что я делаю. Это выявление людей, которых генетически быстро можно трансформировать, не более того. И гипноз здесь играет очень маленькую роль. Только лишь сонастроенности.

Поэтому, опять-таки, желающие, просьба, сомкнуть руки вот так (Николай Левашов показывает – сомкнуть пальцы ладоней в замок). Пожалуйста, если можно музыку. Если возможно? Чтобы приятнее вам было. Музыка такая немножко расслабляющая. Это Жан-Мишель Жаррэ, французский композитор. Он действительно… мне, например, нравился и тогда, в 90-е годы, в 80-е, 90-е, когда он писал. И он до сих пор на… для меня лично резонирует весьма хорошо с тем, что… моим внутренним состоянием. Так что, надеюсь, и вам она тоже не совсем противна будет. Поэтому, кто желает, сомкните руки и начинаем.

По вашему телу протекают потоки материи. Эти потоки разные. Они имеют каждый свой цвет: один красный, другой оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Они проникают во все клеточки вашего тела, наполняют их, очищают от грязи, освобождают вас от блокировок. Потоки идут все сильнее и сильнее, все сильнее и сильнее. Ваши пальцы наливаются силой, и как магниты притягиваются к друг другу сильнее, еще сильнее. Вы уже не в состоянии разделить свои руки. Они превратились в одно целое. Превратились в одно целое. Руки неразделимы. Они как бы одно целое. Вы не имеете возможности их разделить. Ваша воля не управляет вашими руками.

Так. Ну вот. Теперь, кто попался, как вы уже узнаете, прошу, выходите. (люди поднимаются со своих мест и выходят на сцену) Ну, посмотрим, появились ли сегодня новые или только все старенькие в ловушку попали. Ну вижу и вчерашних. Так, пожалуйста, проходите.

Сегодня быстрее у вас прошло (подходит к Игорю – участнику, принимавшему участие в эксперименте «золотой гусь» в первый день семинара) Опускайте руки, освобождайтесь. (руки Игоря расцепились, Николай Левашов идет к другим участникам)

А кто первый раз, то немножко… еще подобрать нужно, чтобы освободить из плена. Так… (женщина пытается расцепить руки, у нее получается) Сейчас освободится. (Николай Левашов проводит ладонью за спиной женщины, щелкает пальцами над ее сцепленными ладонями. Освободив ее руки, идет дальше) У вас не очень крепко… Ну вы знаете… да? (идет дальше, освобождает руки следующего участника) Оп. Так, пожалуйста… (жестом предлагает освобожденному участнику отойти в левую часть сцены и в группе участников, которые освободились ранее, находит мужчину со сцепленными руками)

А, вот… Кто освободился, сюда тогда, чтобы было проще (указывает на левую часть сцены, справа на сцене стоят люди, которых еще предстоит освободить). Прошу.

У вас не скрепка, (обращается к следующей участнице на сцене) так что вам… можете просто вниз спуститься. Хорошо?

Участница семинара (указывает пальцем на зал): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да-да. Угу. (подходит по очереди к другим участникам со сцепленными руками, щелкает за шеей, водит на небольшом расстоянии ладонью вдоль спины участников) Так… присесть… чтобы освободить место. Вот так… Оп. (щелкает пальцами, ладони участника расцепляются) Оп.

Так, прошу. (занимается следующей участницей) Ну вот здесь крепко. Так… Ну теперь отпускайте…

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да-да, сейчас. Ничего-ничего-ничего. Ничего.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Сейчас разойдутся. Оп. Оп! Прошу (руки женщины освобождаются, Николай Левашов предлагает ей пройти в левую часть сцены).

Другая участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Не очень сильно, но тем не менее. (щелкает пальцами у нее за спиной, она пробует расцепить руки – не получается) Оп. А может, так и оставить, а? А то завтра опять придется делать. Зачем? (щелкает пальцами, безрезультатно) Оп! Оставить, может быть? Оп. (расцепил руки участницы) Прошу.

Прошу. (занимается следующим участником) Просто туда становитесь, чтобы …

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А пока не снимется. (щелкает пальцами за его спиной) Но если оставить… Я, правда, эксперименты не проводил, насколько долго. Желающих пока не было. Оп. Прошу. (руки мужчины расцепились, подходит следующая участница)

У вас не очень крепко, но… Оп. (щелкает пальцами у за спиной у женщины, ее руки освобождаются) Оп, готово.

Следующий. (подходит другая женщина. Николай Левашов проверяет крепость сцепки, проводит воздействие).

Предыдущая участница (активно разминает затекшие пальцы): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (щелкает пальцами в ее сторону):

Сейчас отпустит. (продолжает снимать сцепку рук у другой участницы) Заодно и соли растопятся у вас параллельно.

Предыдущая участница: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Пройдет. Прошу. (женщина отходит, подходит следующий участник)

О… О. Зацепило? (интенсивно щелкает пальцами за его спиной, его руки расцепляются) Оп. Прошу.

(Николай Левашов сначала пытается физически разомкнуть руки каждого участника на сцене) Я просто проверяю, насколько крепко, чтобы быстрее выводить. (Проводит воздействие на следующего участника, руки того расцепляются) Угу. Следующий.

О, давайте женщину. А то… (щелкает пальцами) Оп. Оп. (женщина пытается освободить руки, на локте у нее висит большая сумка) Следующий раз сумку оставьте у соседа своего, иначе перетянет. (смеется, принимает следующего участника)

Так. Чуть-чуть встаньте вперед. Ага. (часто щелкает пальцами за шеей и спиной мужчины, его руки расцепляются) Вот и всё.

(Николай Левашов подходит к женщине, у которой только пальцы сцеплены, проверяет крепость сцепки) Ну вы решили, чуть-чуть чтобы зацепило, да? (она кивает, улыбается) Оно зацепит все равно, если зацепит. (руки освобождаются) Так.

У вас не очень сильно, но… (щелкает пальцами за шеей девушки) Оп. Оп. (руки расцепляются) Так.

Кто следующий? Выходите, угу. (выходит участница Алла Михайловна) Просто тогда сюда, чтобы было проще, потому что людей много, видите, у нас набралось сегодня. О! А у вас сегодня сильно… сильно захватило. (щелкает пальцами, водит вдоль ее спины ладонью. Проверяет крепость сцепки. Алла Михайловна качает отрицательно головой) Вот это состояние, в принципе… с одной стороны, человеку тяжело, а с другой стороны, это очень хорошо. Человек очень хорошо вошел в поток и основательно его держит. Это одно из условий необходимых. Так… (щелкает пальцами) Вот сейчас. (берет руки Аллы Михайловны и пытается их разъединить. Она демонстрирует что ей больно) Больно, да? Еще не все. (продолжает воздействие) Поэтому я говорю, видите… вчера говорил: пожалуйста, не дергайте, иначе можно порвать мышцы человеку… Оп. А сейчас пробуйте. (руки внезапно расцепились) Вот и все.

Следующий. (подходит мужчина) У вас не очень сильно. Поэтому, наверное, будет вам лучше… лучше сесть. (щелкает пальцами у затылка) Вот вам как раз сниму. Оп.

У вас сильно сегодня опять. (подходит участник с первого дня семинара, которому Николай Левашов гипнозом блокировал ногу) Оп. (руки расцепляются, участник активно встряхивает кистями)

Следующий участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Жалко, но лучше сесть будет.

Так, следующий. (Николай Левашов воздействует, руки участника расцепляются)

Следующий. (подходит Дмитрий, который в первый день семинара сканировал участникам легкие) Опять у вас.

Участник семинара (пытается разлепить руки, не выходит): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (смеется):

Главное, чтобы не порвать мышцы. (руки Дмитрия освобождаются) Оп. Так, хорошо.

Проходите. (выводит следующую участницу из скопления еще не освобожденных участников, собравшихся в правой части сцены) Просто давайте проходить, потому что тут много… Места, к сожалению, мало. (проводит воздействие на женщину, ее руки расцепляются) Оп.

Следующий. Проходите. (подходит участник с первого дня семинара Алексей) Перекосило, да? Ну это несимметрично поток пошел. Вот видите, когда несимметрично поток пошел, человеку не до веселья. Так. (проводит воздействие на Алексея) Теперь разжимайте. Оп. (руки Алексея освободились) Во!

Участник семинара (Алексей): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (смеется):

Прошу. (обращается к следующей участнице, щелкает пальцами, ее руки освобождаются)

Так. Следующий. (руки женщины быстро расцепляются) Ну, кстати, лучше вам сесть… не сильно.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да-да.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А это поток идет нестабильно. (подходит следующая участница, неистово пытается разлепить руки, пока Николай Левашов проводит воздействие) Сейчас, сейчас, сейчас будет… Вот и всё. Прошу.

(обращается к следующей участнице) Вам можно сесть будет. Угу. (она удаляется, Николай Левашов продолжает заниматься другими участниками)

Так. Прошу, следующий. Проходите. Как-то у нас получается сегодня… столько бы места было… немножко. (проводит воздействие на руки девушки, они освобождаются) Так. Прошу.

Следующий. Кто еще скреплен у нас. (подходит женщина, руки которой быстро освобождаются) Вам тоже можно сесть. Угу.

…Угу. (работает с женщиной, у нее никак не получается расцепить руки) Сейчас будет. Раздвигайте. Всё.

Следующая участница семинара:

Пальцы ломит.

Николай Левашов:

Пальцы ломит, да? (щелкает пальцами у нее за головой, водит за спиной ладонью, периодически встряхивая рукой. Руки девушки расцепились) Ну вот, хорошо.

Следующий. (подходит мужчина со сцепленными пальцами, Николай Левашов быстро его освобождает)

Кто еще у нас остался в плену, проходите. (подходит женщина, Николай Левашов проверяет крепость сцепки)

Участница семинара (демонстрирует, что ей больно): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Угу. (водит ладонью вдоль тела, щелкает пальцами)

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Угу. Оп.

Участница семинара (расцепляет руки): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Угу.

Следующий, подходите.

Участница семинара (подходит): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ничего-ничего. (водит ладонью вдоль спины, щелкает над сцепленными руками женщины, встряхивает руку) Ну вот. Пробуйте. (пытается расцепить руки женщины, она качает отрицательно головой)

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ничего-ничего-ничего, все будет нормально. Это неплохо (продолжает воздействие), только не совсем приятно, пока не освободитесь, да?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Да…

Николай Левашов:

Ну сейчас освобождайтесь.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Никак?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да, суставы.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Угу. (водит руками вокруг женщины, продолжая воздействие)

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Участница семинара (еще раз пытается расцепить пальцы, не выходит): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Сейчас будет. Не волнуйтесь. (держит ладонь за затылком женщины)

Ничего, все хорошо. (берет женщину за руки и потихоньку растягивает в стороны) Теперь раз-раз-раз… Вот и все. (руки участницы, наконец, расцепляются)

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Спасибо.

Николай Левашов:

Пожалуйста. (женщина отходит)

Кто следующий? (подходит женщина, выходившая на сцену в первый день семинара. Ее руки легко освобождаются) Ну у вас слабенько. Все-таки лучше сесть пока будет, хорошо?

Так. (подходит мужчина, Николай Левашов проверяет сцепку рук) О, здесь не слабенько. (водит ладонью вдоль спины участника, щелкает над скрепленными руками) Так, ну вот. Раздвигайте.

Участник семинара (пытается расцепить ладони, но получается пошевелить только большими пальцами): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Сейчас все остальные. (продолжает воздействие, руки участника расцепляются) Оп.

Участник семинара (ошарашенный отходит): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (смеется):

Так, следующий. Прошу. (подходит женщина, выходившая на сцену в первый день семинара, Николай Левашов проверяет крепость сцепки рук) Ну у нас не очень сильно. Только немножко есть в суставах. (щелкает за головой женщины, водит ладонью) Ну вот, двигайте (сам пытается развести руки женщины, не выходит) Еще есть. (заводит ладонь за ее затылок)

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (кивает, продолжая воздействие): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов пытается расцепить руки женщины.

Участница семинара (кривится от неприятного ощущения): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Оп! (руки женщины расцепляются)

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Пожалуйста. (женщина отходит, подходит следующий участник. Николай Левашов повторяет свои действия, руки участника освобождаются)

Всё, или еще есть? (больше никто не подходит) Всё. Ну вот. А сейчас, значит, все, кто желает вернуться на места по освобождении, могут вернуться. Тех, кто желает остаться на сцене, прошу остаться. При этом протяните руку вперед правую, опять, все, кто желает остаться, так. (все участники остались на сцене и протянули правую руку вперед)

И, как вы помните вчера (Николай Викторович щелкает пальцами), цветки, бутоны у всех проявляется. И наблюдайте. Пока у вас бутоны будут раскрываться, я пока отвечу на несколько вопросов параллельно. (садится на свое место)

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А, ну вы, если видите, наблюдайте. А если нет, то… вы не сможете наблюдать того, чего нет, правильно? Ну вот. (читает записку)

Ну, это, наверное, вопрос интересно каждому.

Вы пишете, что сущность после смерти подает на тот уровень планеты, который соответствует развитию человека. Так-так-так… Ну вот здесь спрашивается насчет того, что… вот при аборте, когда дети… сущности еще…

Ну дело в том, что сущность человека, даже если она… ну выкидыш, получился или аборт, это не значит, что до уровня первого достигла духовного развития и прервалось развитие плода, то сущность возвращается на этот уровень. Нет. Это означает, что сущность возвращается ниже, чем было до того, потому что потенциал затрачен, но, конечно, выше этого уровня. Поэтому… ну от этого сущности, в принципе, не легче. От того, что она теряет часть своего потенциала из-за того, что кто-то передумал, и так далее. Ну, когда естественное природное, так сказать, явление, как выкидыш или вынужденное прерывание беременности в силу того, что угроза жизни женщины – это вопрос особый. Во всех остальных случаях это неправомерное действие. То есть нужно думать другим… не допускать того, чтобы произошло то, чтобы нужно было прервать что-то вообще. И это вполне возможно, только нужно этого хотеть и действовать в соответствии.

Поэтому… а так, человек, конечно, после своей… гибели своего тела физического естественным ли путем… (к Николаю Левашову подходит помощник, берет с его стола невскрытую бутылку воды, открывает ее и наливает воду в стакан Николаю Левашову) Благодарю вас. …или искусственным путем, естественно, сущность покидает свое тело и отправляется на тот уровень, к которому она готова. И к сожалению, чаще всего человек входит в тело, и особенно последние столетия, сущности даже не достигают частично того уровня, которого они могли бы добиться, если бы развивались правильно. Из-за того, что система, созданная паразитической системой, специально действует так, чтобы человек никогда не развивался правильно. То есть делают все, чтобы заставить его развиваться по ложному пути и блокировать, в принципе, все, что можно блокировать. И в этом случае, когда человек действительно вынужден покинуть тело свое физическое, а это происходит в любом случае, рано или поздно, так сказать, оказывается гораздо ниже, чем он мог бы оказаться.

В принципе, наша с вами задача, когда мы воплощаемся, мы проходим все стадии развития от одноклеточного организма до много… многоклеточного сложноорганизованного организма, каким является человек. Но это только часть, это биологическая часть развития. Но сейчас еще… существует еще другая часть развития, которая относится к сущности. Ведь память, сознание человека находится не в физическом мозге. Сколько люди ни пытались… ученые ни пытались найти сознание в головном мозге, почему-то не нашли. А почему? Да потому что там его нет. Потому что нейроны мозга, они необходимы для мышления, но процесс мышления – все происходит именно на уровне других уровней сущности. И опять-таки, это не только чисто какие-то абстрактные представления и так далее, когда некоторые говорят: вот, я проходил…

Одно объяснение явления клинической смерти, в которой люди находились, данное с точки зрения медицинск… медицины, меня, конечно, потрясло. Вы знаете, потрясло чем? Своей глупостью. Вот когда накопилось достаточное количество фактов, что люди в момент клинической смерти выходят и помнят, что у них есть тело, покинули и так далее, память начинает раскрываться и так далее, и таких фактов накопилось очень много. Надо же как-то объяснить было, как говорится, некоторым медицинским работникам. Что они сделали объяснение? Что, когда в мозг перестает поступать кислород с кровообращением по малому кругу (от сердца малый круг обращения), в нейронах мозга возникает кислородное голодание, в результате чего мозг создает галлюцинацию, чтобы человеку было приятно помирать. Хорошее объяснение, да?

Ну во-первых, а кто знает, если человек ни разу до этого не помирал, если он живет только один раз, кто знает, что человеку приятно, а что неприятно, чтобы ему помирать? По крайней мере он до этого должен умирать… хотя бы один раз умереть, правильно? …чтобы знать, что приятно, когда ты умираешь, а что тебе неприятно, когда ты умираешь. Абсурд, полнейший! Но это просто, знаете, когда нужно сказать что-то, а сказать нечего, то говорятся такие глупости. Дело в том, что сознание человека, память… именно поэтому, когда человек умирает, его сущность покидает тело, и тогда он начинает… открывается память и о своей жизни, и просто… обо всем, что… мы, в принципе, наш мозг… и наша сущность фиксирует все через мозг. Все, что происходит в нашей жизни, там есть очень много вещей. Но мы каждый день не держим в памяти все это. И многие мы вещи сами забываем, потому что самые неприятные вещи, да… Кто любит помнить неприятные вещи? Есть такие? Особенно их, так сказать, лелеять. Наверное, таких… если человек психически нормальный, такого он не делает, правильно? Поэтому всплывает вся информация. Просто вот кому интересно, в книге «Сущность и разум», 2-ой том. «Природа памяти или анатомия греха» я расписываю все механизмы, как действует… как и где действительно происходит запись, реально запись сознания, формируется память. Без физического мозга это невозможно сделать. Действительно, невозможно. Но это не происходит на физическом мозге.

Именно поэтому, когда человек умирает, он видит свое тело. Он понимает, что это его тело. Он продолжает мыслить, продолжает осознавать себя, чувствует себя как… нормальным ч… то же самое… для него всё то же самое, только он не понимает, почему его все остальные не видят и не слышат, и тому подобное. Потому что сущность не имеет формы физической, такой, как мы привыкли, а имеет другую форму. Которая тоже материальна, но в обычном состоянии человек это… другую форму не ощущает. Потому что нет рецепторов, которые позволяют ощущать.

Поэтому мы с вами, если получится сегодня, посмотрим, как сегодня, после вчерашней промывки, сегодня, правда, надеюсь, все будет более активно проявляться… возможности. Может, удастся кое-что показать, когда человек со смещенным качественно сознанием будет воспринимать реальность совершенно по-другому, чем привык. То есть вы будете… сидящие будут видеть одно, а другой человек будет видеть другое и воспринимать совершенно по-другому. И не потому, что он находится под гипнозом, там, влиянием и так далее, и так далее. Потому что действительно, человек будет резонировать с тем качеством, в котором он будет находиться в тот момент. Вот.

Ну посмотрим, что там наши «цветочники». (Николай Левашов подходит к участникам на сцене) У кого распустились? Есть, кого распустились?

Участник семинара, который в первый день не мог сдвинуть ногу с места (качает отрицательно головой): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Так. Не у всех еще, да?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну тогда еще немножечко поговорим. Кто как раз…

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А, если не видите, тогда… ну в принципе… (подходит к участнику) Что вы, не видите цветка вообще? (тот отрицательно качает головой) Ну тогда просто вам сегодня навряд ли будет… (щелкает пальцами за шеей мужчины, ведет рукой вдоль спины) кроме такого обычного, чисто механического… мышечных реакций, навряд ли, что-то будет сильно проявляться. Постарайтесь понаблюдать… настроиться и увидеть, хорошо? (участник кивает)

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

…сильно прозрачное?

Николай Левашов:

Что?

Участник семинара:

А если прозрачное изображение? Сильно прозрачное …

Николай Левашов:

Ничего страшного.

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да. Вы весь мир прозрачным видите уже?

Участник семинара (смеется): (нечленораздельная речь)

Цветок, да? (к участнику подходит Надежда Аншукова и подносит к его рту микрофон) Ну тогда ничего. А вы постарайтесь настроиться, чтобы он был у вас как бы из…

Другой участник семинара (обращается к Николаю Левашову): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (подходит к участнику, берет его руку, на которой должен был появиться бутон):

У вас нету, да? Так, ну вот… просто. (к ним походит Надежда Аншукова с микрофоном, становится позади участника и подносит микрофон ко его рту) Просто у кого пока цветки не появились, или у кого нет, значит, просьба.. или можем пока некоторые вещи показать чисто, ну, на уровне мышечных реакций, то есть тела физического. Но уже на других уровнях, к сожалению, пока не получится показать. Ну это уже неплохо для начала.

Участник семинара:

Всё.

Николай Левашов:

Так. Ну, пока цвет… цветы пускай распускаются еще. Значит, что еще? Пока я пару вопросов отвечу, может, все остальные тоже раскроются. (садится за стол и читает записки) Так…

В некоторых ведических православных текстах написано, что цель жизни: разведать путь домой, стать Ведуном. Что вы думаете по этому поводу? Если вы хотите развития людей, почему не обучаете нас? (смеется)

Так дело в том, что… (Николай Левашов смеется) А что я… мы с вами сегодня делаем, в частности? Как вы думаете, для чего я книги пишу… писал? Для себя, да? Мне они нужны, чтобы их потом посматривать, да? И… так далее. Конечно, книги я написал для того, чтобы действительно человеку дать понимание. Потому что без понимания все остальное бессмысленно. Какие бы возможности природные ни были у человека, он останется слепым при самых лучших задатках природных.

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Методика…

Николай Левашов:

Методика, да? Понимание… Понимаете, что такое мето… Почему… Вот понимаете, вот вы опять по привычке делаете, по шаблону. Должна быть инструкция, да? Что такое методика? Инструкция. Пункт первый, пункт второй. Ну самая лучшая инструкция – это воинский устав, да? Пункт первый: начальник всегда прав. Пункт второй: если начальник не прав, смотри пункт первый. Самая идеальная инструкция, да? Но вопрос: она поможет вам в чем-то? Нет.

Понимаете, методики… Нельзя сформировать методику, потому что каждый человек… Вот могу сказать следующее. Даже вот те люди, которые читали мои книги, прочитав книгу, они… каждый пропускает мимо своего сознания совершенно разные участки. То есть один не заметил где-то две трети книги в одном месте, другой не заметил две трети книги в другом месте. Но никогда не было, чтобы все замети… пропустили одно и то же, потому что каждый человек воспринимает информацию индивидуально. И поэтому любая методика здесь бессмысленна.

Поэтому я свои книги расписываю так, чтобы человек, именно если он читает, если внимательно читает и возвращается, постепенно у него возникает проникновение, и у него возникает целостность восприятия. Потому что написать инструкцию – нажми кнопку одну, вторую, третью, четвертую, пятую – человек зазубрит ее, инструкцию, и будет нажимать кнопки, и пользы будет мало. Потому что без того, чтобы понимать, возникнет ситуация, когда человек не сможет действовать по этой инструкции, он ничего не сделает. Почему? Потому что всех учат действовать по инструкции, по методикам.

Поэтому моя задача как раз была, я в своих книгах этого придерживался, именно дать необходимый объем информации, изложить ее так, чтобы человек именно шел в правильном направлении. Не сам шел, потому что, к сожалению, если человеку дать возможность самому идти, он будет строить из своих собственных пониманий и может прийти совершенно не туда, куда нужно. А именно позволять… направлять человека в нужном направлении. Вот кто читает, и особенно некоторые люди, которые набираются в себе мужества прочитать второй, а иногда и третий раз, то многие говорят: «Я прочитал второй раз – как будто первый раз читаю, потому что… а где же это было?» Один мне заявил даже… случай… самый рекордный случай – целую главу он пропустил, не помнил. Это: «Вот я бы… мне интересно было бы вот это, вот это. А у вас там этого нет». Я говорю: «Как нет? Целая глава». Он: «Как глава?» «И там еще иллюстрации». «Как, и иллюстрации есть?» Я говорю: «Да». А он ее даже не заметил, читал.

Понимаете, просто мозг человека воспринимает только то, к чему он готов на данный момент. И то, что я делаю, позволяет расширить немножко в стороны. Но если чуть-чуть расширить в стороны сейчас, завтра он, прочитав – у него уже… имеет чуть расширение, он уже идет чуть дальше, еще дальше, еще дальше, и получается такое расширение. И человек постепенно формирует более ценное понимание.

Так, ну вот пока дальше посмотрим. (идет к участникам на сцене) У кого цветки раскрылись полностью? Так, так… У кого пока… пускай, остаетесь. А кто-то, у кого открылись, просто руку можно опустить, потом будем действовать. Сейчас пока те, кто не проявил, так сказать, сегодня раскрытие, так сказать, цветков, но хорош, так сказать, в двигательной реакции тела, кто желает попробовать? (один участник вызывается, поднимая руку) Ну прошу. Еще есть желающие? (еще несколько мужчин выходят вперед) А, ну проходите несколько человек. Раз мужчины все-таки у нас… женщин я стараюсь меньше мучить. (выстраивает добровольцев вряд на переднем плане)

Вот. Просто поймите следующее, что… Что я хотел сегодня немножко показать. Вот то… Объяснить попробую… Наши предки, когда… ну чуть больше 13 тысяч лет катастрофа была, и все были отброшены, в принципе, на уровень каменного века. После этого осколки были знаний сохранены, и тех, кто понимал, осталось очень мало. И то, в основном, были библиотекари. Волхвы-хранители – это только библиотекари в смысле на современном языке. Они хранили, но многие случаи… даже не понимали, что хранят. И те, кто понимал, что это, они создавали для большинства людей… потому что, чтобы достичь понимания нужно большое… долгое время, чтобы выработать в человеке понимание. И потому делали просто: давали какие-то ключевые фразы… вот отбирали людей, которые… как, допустим, сегодня мы отобрали людей, которые реагируют хорошо, поток держат хорошо, вот вас бы уже в прошлом зачислили в Волхвы бы и учили бы. Почему? Потому что человек держит поток, и дальше уже вопрос второй – понимает ли или он, или нет. Дается фраза какая-то ключевая – человек входит в определенное состояние. И фраза запускает процессы. Потоки проходят человека, у которого резонирует так, и осуществляется действие. Какое действие – понимает тот, кто его создал, этот процесс. А сам человек запускающий чаще всего не понимает.

И как вы думаете, почему наши предки, когда пришло христианство, проиграли? Потому что к тому моменту в основном все были зациклены на чисто эффектах. Вот показать чудо-юдо, да? Вот телепортация, там, прохождение сквозь стены и тому подобное, что, может быть, и хорошо, но польза от того? Когда нужно проходить сквозь стены? Когда тебя в тюрьму посадят, да? Ну а так, зачем ходить сквозь стены, если дверь существует. Правильно же, да? Телепортация когда нужно? Когда удирать приходится, правильно? Быстро. В большинстве случаев. То есть пользы от этого особо нет, зато эффект производило большой. Ну вот, и получалось следующее, что такие вещи для масс людей были зрительные. Раз! Бум! И так далее.

Но сегодня мы не будем показывать с вами ни телепортацию, ни прохождение сквозь стены, потому что это нужно подготавливать людей. Я сам этим не занимался и не считал необходимым, потому что это тупиковый путь развития, который… Можно добиться, чтобы пройти сквозь стену, но кроме как прохождение сквозь стену и телепортация, вы ничего не сделаете. А, так сказать, можно, не проходя сквозь стены… То есть, есть специально ловушки – что человек купится? Купится на показушность, или человеку важнее что-то более серьезное сделать. Вот того человека и выбирают и смотрят, на что человек готов. Вшивость всегда туда идет или сюда. Если человек хочет быть, красоваться перед кем-то, он выбирает показушность. А если человек хочет добиться понимания и развития настоящего, он выбирает то, что приводит к тому, что действительно важно. Важно, допустим, управление стихиями природы, к примеру, и так далее, так далее, и так далее. Правильно? А от того, что человек телепортируется и при этом взорвется планета, или вулкан извергается, землетрясение, от этого мало будет пользы кому-то, кроме тому… может быть, тому человеку, который это сделает. Поэтому вот…

Один из моих знакомых, Юрий Васильевич Сергеев, он увлекся в последнее время старинными видами борьбы русской. И вот он как-то приехал ко мне и сказал: «Вот, мне показали, как входить в состояние «скалы». Ну вот «скалы» – это примерно то же самое что происходило с затвердением конечностей, мышц и так далее. Но в чем дело? Вот он ввел себя в состояние. Я, в принципе, знал в чем суть процесса, но в реальности мне не приходилось делать. Я говорю… Он вошел в состояние, а я… достаточно было коснуться пальцем, и все это состояние исчезло. Почему? Потому что пока он создавал этот процесс, я этот процесс видел, как он создал, как он сплел потоки, скажем так, да. И в результате чего… сейчас, только сяду, чтобы немножко было удобно всем… вот так вот (садится на свое место) …сплетал потоки, и он не понимал, что как так – у него получилось состояние, а потом, когда я коснулся, всё исчезло. Я просто взял и убрал, расплел обратно, и все это состояние исчезло.

Вот примерно в такой же ситуации оказались наши предки, которые в течение тысяч лет демонстрировали всякие такие явления, но они не могли предположить, что кто-то может просто взять и расплести потоки. И что получалось? Получалась та ситуация, которую мы все слышали и читали, когда Волхвы выходили на состязание с чёрными магами, которые были гораздо ниже эволюционно, чем те Волхвы, чёрные магии побеждали. Почему? Они, во-первых, заводили толпу, скачивали энергетику с толпы, а потом, скачав энергетику с толпы, делали следующее: выключали, снимали, расплетали потоки, и Волхв ничего не мог показать, продемонстрировать. И что происходило? Происходило то, что толпа: «А! Вот! Значит, вот, новый Бог сильнее наших старых!», да? Хотя наших предков «богами» называли… наших общих с вами предков. Потому что наши деды, отцы и дети называли их «богами», наших предков. Не считали, что боги – это есть что-то… сверхсущество. Считали просто нашими предками… «богами» называли.

Так вот, почему это происходило. Потому что именно иногда привычка, которая застаревшая, превращается, как говорится, в слабость. Когда все привыкли: ага, легко сказать, не нужно понимать, нужно просто сказать. Вот я, типа, определенное произнести… определенное заклинание… и человек входил… Я заклинание это не помню. Я помню, как расплетал потоки, а естественно, расплетать… я могу и сплести. Ну я примерно такое же заклинание попробую воспроизвести. (Николай Левашов встает и подходит к добровольцам на сцене)

Просто просьба мужчин встать, и я попытаюсь сейчас просто сделать так, чтобы ваши тела превратились в камень (поднимает руки с раскрытыми ладонями над головой и плавно опускает их в направлении участников эксперимента), крепко… и посмотрим, как получится или нет. То есть многие вещи я делаю в первый раз. Интересно же новое что-то делать. Старое мне неинтересно уже.

(подходит к первому мужчине в ряду добровольцев, пальцами тыкает в грудную клетку, проверяя результат воздействия) Слабовато еще… Каменеет. О… еще крепче.

(подходит к следующему участнику) О, у вас уже неплохо.

(подходит к третьему участнику) Еще крепче.

(подходит к четвертому участнику, проверяет) Неплохо.

(подходит к пятому участнику) Увеличил.

(подходит к шестому участнику) О, хорошо.

(подходит к седьмому участнику) Слабовато. Еще крепче. Оп.

(Николай Левашов разворачивается и идет мимо участников в обратную сторону. Проверяет степень «окаменелости», стуча кулаком в грудь участника) Ну как? Больно?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (стучит по груди участника):

Больно?

Участник семинара (качает отрицательно головой): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Надежда Яковлевна, подождите с микрофоном. А то стук не слышно. (Надежда Аншукова подходит) Нет, вот сюда, в сторону. (направляет микрофон, стучит по груди кулаком. В зале раздается гулкий стук) Больно вам?

Участник семинара:

Да нет.

Николай Левашов (бьет участника в грудь сильнее):

Больно вам?

Участник семинара:

Да нет.

Николай Левашов (в шутку размахивается, будто собирается ударить со всего размаху)

Ух! Да?

(смех в зале. Николай Левашов бьет еще раз участника по груди с прежней силой)

Участник семинара:

Да нормально.

Николай Левашов:

Нормально, да?

Участник семинара:

Можно посильнее (смеется).

Николай Левашов:

Можно посильнее? (смеется) У меня масса немножко другая, поэтому сильнее не стоит. Ну хотя бы кто-то… (оборачивается к Игорю, стоящему рядом, щупает его плечо в районе ключицы) У вас немножко слабо. Пускай… встаньте здесь. (Игорь отходит в сторону, а Николай Левашов снова обращает внимание на «окаменевшего» участника) Вот я немножко… я просто сделаю. Нет, встаньте в поддержку. (обращается к отошедшему Игорю. Тот возвращается, становится за спиной «окаменевшего» участника) Только не близко. Только подхватить готовьтесь.

(Николай Левашов бьет сильнее открытой ладонью в грудь «окаменевшему» участнику) Больно?

Участник семинара (немого отступает от удара, но равновесие не теряет):

Нет. Нет, все нормально.

Николай Левашов:

Даже дыхание не сбито, видите?

Участник семинара:

А удар куда был? (показывает на зону солнечного сплетения) В солнечное сплетение.

Николай Левашов:

Да. (смеется)

Участник семинара:

Нормально.

Николай Левашов:

Вот этим ударь сюда. (показывает – твердой частью ладони в солнечное сплетение) Что должно было случиться с человеком? Вшить! Загнуться, правильно? Вы знаете, что если удар нанести рукой так, да ещё в солнечное сплетение, да ещё немножко с энергетикой…

А теперь я снимаю. Оп. (щелкает пальцами за спиной участника и бьет в его грудь, выше солнечного сплетения) Больно сейчас?

Участник семинара (смотрит растеряно на Николая Левашова смеется):

Сейчас дойдёт.

(смех в зале)

Николай Левашов (смеется):

То есть если бы сейчас ударил с такой силой, у человека сломалось ребро. А перед этим я бил. Просто я не… можно это оттренировать, добиться более сильного эффекта.

Участник семинара:

Ну да.

Николай Левашов:

Оп. (щелкает еще раз пальцами за спиной участника) Сейчас свободно.

Так, как у вас? (подходит к другому участнику) Не, у вас некрепко ещё. Не рискну ребра ломать. (щелкает пальцами за его спиной) Снимаю пока.

(подходит к Алексею, участвовавшему в первый день семинара в эксперименте «золотой гусь») О! (стучит кулаком по его груди) Больно? Ещё один нашёлся. Вот вам, пожалуйста, почти готовый, витязь.

Участник семинара (Алексей):

Не больно.

Николай Левашов (продолжает стучать кулаком в его грудь, размахивается):

Я, честное слово, уже боюсь переборщить.

Участник семинара (Алексей):

Давайте ножиком попробуем?

(изумленные возгласы в зале, смех)

Николай Левашов (разводит руками):

Он сам попросил. «Он сам пришёл», помните, да? Кто-то встаньте тогда сзади, пожалуйста. (другой участник становится сзади Алексея на подстраховку) Готовы? (Николай Левашов размахивается и наносит Алексею аналогичный удар в солнечное сплетение. Тот отшатывается, но сохраняет равновесие) Ну как? Хорошо?

Участник семинара (Алексей) (улыбается):

Ещё.

Николай Левашов (удивленно):

О-хо-хо! Ну, сам попросил. (размахивается и повторяет удар в солнечное сплетение) Ну как?

Участник семинара (Алексей):

Не понял.

Николай Левашов:

Не больно. (щелкает пальцами за спиной участника, снимая эффект «скалы», участник сразу визуально будто бы обмякает. Николай Левашов стучит кулаком по его груди) А сейчас?

Участник семинара (Алексей) (хватается за ушибленное место, Николай Левашов смеется):

Чувствую.

Николай Левашов:

Ну вот. Серьезно, не больно, да?

Участник семинара (Алексей):

Не больно, но неприятно вот сейчас.

Николай Левашов:

Сейчас приятно, да?

Участник семинара (Алексей):

Неприятно сейчас.

Николай Левашов:

Сейчас есть неприятно. (идет дальше, к другому участнику) Следующий посмотрим. (проверяет степень «окаменелости» его тела) Ну у вас не столь… еще не столь крепко. Наверное, сниму пока.

Так. (подходит к Дмитрию, который в первый день сканировал легкие добровольцев из зала, проверяет эффект «скалы») О! Как вы? Пробовать?

Участник семинара (Дмитрий): (нечленораздельная речь)

Пробуйте.

Николай Левашов:

Тоже. (стучит кулаком по груди Дмитрия – в зале через микрофон, подставленный Надеждой Аншуковой, раздается гулкий стук)

Участник семинара (Дмитрий):

Да сильнее давайте.

(смех в зале)

Николай Левашов:

Только чуть микрофон сюда (обращается к Надежде Аншуковой, двигая в сторону ее руку с микрофоном), потому что я ж… по микрофону могу стучать. (бьет сильнее Дмитрия по груди) Больно?

Участник семинара (Дмитрий):

Да не, нормально.

Николай Левашов (разводит руками, бьет еще сильнее. Дмитрий пошатывается и становится на место):

Вы знаете, от такого удара другой бы отлетел на несколько метров. Как, больно?

Участник семинара (Дмитрий):

Да давайте ещё. (Николай Левашов пожимает плечами, в зале смех) Может, кто-то другой постучать хочет? Кто у нас хочет постучать? Постучите вы. (к Дмитрию подходит Игорь, шлепает ладонью по его груди)

Участник семинара (Дмитрий):

Да кулаком стукни уже.

Участник семинара (Игорь) (размахивается и бьет кулаком Дмитрию в солнечное сплетение): (нечленораздельная речь)

Участник семинара (Дмитрий):

Нормально, нормально. Давай, давай. (Игорь наносит еще один аналогичный удар)

Николай Левашов (двигает Игоря немножко в сторону):

Только вы де… так, чтобы другие видели. Вы ж не закрываетесь. Ну вот так немножко, если… под углом чтобы было. (поворачивает Дмитрия в пол-оборота к залу) Не больно? (Дмитрий отрицательно качает головой. Игорь с размаху бьет Дмитрию в солнечное сплетение, тот немного отшатывается, но сохраняет невозмутимый вид)

Участник семинара (Дмитрий): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну нормально. Ну что?

Участник семинара (Дмитрий) (сохраняя невозмутимость):

Все хорошо.

Участник семинара (Игорь) (ошеломленно качает головой, щупает пальцами грудную клетку Дмитрия, предлагает провести серию ударов): (нечленораздельная речь)

Участник семинара (Дмитрий):

Ну давай, дуй.

Николай Левашов:

Ну спросите хозяина или… я ж тут…

Участник семинара (Дмитрий):

Давай, давай. (Игорь проводит серию ударов в солнечное сплетение Дмитрия. Тот стоит спокойно скалой. Игорь недоуменно пожимает плечами)

(смех и аплодисменты в зале, Николай Левашов смеется)

Участник семинара (Дмитрий):

Руки не отбил?

Участник семинара (Игорь):

А?

Участник семинара (Дмитрий):

Руки не отбил?

Участник семинара (Игорь): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Он руки отбил, да?

Участник семинара (Игорь):

Не, руки не отбил, но твёрдое очень тело. Твёрже, чем груша, очень… намного.

Участник семинара (Дмитрий) (обращается к Николаю Левашову):

… не могу уже.

Николай Левашов (щелкает пальцами):

О… (тело Дмитрия сразу обретает гибкость) Ну сейчас… (стучит кулаком по груди Дмитрия) не очень приятно. (тот хватается за ушибленное место, машет рукой, мол, не надо. Николай Левашов смеется)

(подходит к следующему участнику, проверяет крепость эффекта «скалы») Так… Ну как, бить или не надо? (участник кивает. Николай Левашов, пожимает плечами, обращается к залу) Ну видите, позволяют бесплатно бить ещё? И главное, к суду не привлекут. (стучит кулаком по грудной клетке участника) Ну как, больно?

Участник семинара:

Нет.

Николай Левашов (резко бьет сильнее):

Больно?

Участник семинара:

Мммм… Нет.

Николай Левашов:

Точно?

Участник семинара:

Точно. Какие-то ощущения другие совсем.

Николай Левашов:

А какие ощущения?

Участник семинара:

Ну ощущения, как будто не…

Николай Левашов:

По почке стучат, да?

Участник семинара:

Не, не по почкам, а как бы в общем. Как в камень какой-то.

Николай Левашов:

Как камень, да?

Участник семинара:

Да-да-да.

Николай Левашов (стучит по груди участника кулаком, по залу разносится гулкий стук):

«Тук-тук. Не надо, я сам». (щелкает пальцами, снимая эффект «скалы» и снова стучит по груди) Вот. А сейчас?

Участник семинара:

Как по мышцам. Больно.

Николай Левашов:

А сейчас чувствуется, да?

Участник семинара:

Да-да-да.

Николай Левашов:

Ну видите, как? Ну вот.

Вот вам, пожалуйста, пример. Это, конечно, можно ввести было… (садится на свое место, в зале раздаются аплодисменты) в более жёсткое состояние. То есть вот… вот даже просто, видите, даже мышечная реакция – вот таких ребят бы отобрали для подготовки к витязям. Почему? Потому что, если научить входить в поток…

А ну-ка теперь… (оборачивается к участникам эксперимента «скала») Вот вы запомни состояние, да? Все, кто… Кто вошёл в состояние, выйдите вперёд просто-напросто. (трое участников выходят вперед) Вот, несколько человек, да? И вы, да? (подходит четвертый участник) Вот четыре.

Вот вы помните состояние, да? (все утвердительно кивают) Вот как у вас потоки шли, ощущали, да? (кивают) Вот представьте себе, я сейчас… не я буду вводить вас, а вы сами подумайте, что вот вы хотите восстановить это состояние. Попробуйте, каждый из вас.

Вот. Обучались раньше витязи… Вот при таком подходе человек не тратит свой потенциал, он тратит потенциал, идущий извне. И поэтому, когда отбирали так вот, вот если человек в таком состоянии, допустим, стрела не брала, допустим, меч не сёк, пули отлетали и тому подобное, если правильно тренироваться.

Участник семинара (Дмитрий):

Тормозить, обратно как?

Николай Левашов:

Тормозить – то же самое, обратно.

Вот, все… кто вошёл в положение?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Вы уже вошли и вышли? Хорошо. Ну, вот войдите кто… вы… опять. Сами вошли. То, что не я вводил, а вы сами, да?

Участник семинара:

Да, я сам.

Николай Левашов (подходит к нему):

Вошли, да?

Участник семинара:

Да.

Николай Левашов (стучит по груди участника, в зале снова раздается гулкий стук):

Как?

Участник семинара:

Ну…

(аплодисменты в зале)

Николай Левашов (продолжает стучать кулаком по груди участника):

Как?

Участник семинара:

Нормально, как обычно.

Николай Левашов:

Как это было – как обычно! (оба смеются) А теперь выйдите сами.

Участник семинара:

Вышел.

Николай Левашов (стучит по груди участника, при этом гулкий звук отсутствует):

Уже?

Участник семинара:

Ну уже чувствую боль просто-напросто.

Николай Левашов:

Конечно. Ну вот, видите. (идет дальше) Кто ещё хочет проверить своё?.. (подходит к Алексею) Так, вы вошли?

Участник семинара (Алексей):

Да.

Николай Левашов (стучит по груди Алексея кулаком):

Как?

Участник семинара (Алексей):

Ну можно ещё.

Николай Левашов:

О-о-о! Ну, давайте, держите сзади. Я буду… (Игорь становится на подстраховку) Крепко, да? (Николай Левашов с размаху бьет твердой частью ладони в солнечное сплетение. Алексей отшатывается, но остается на ногах) Ну даже почти не двинулся. Крепко, да? А теперь выйдите сами. Как? (тело Алексея обретает гибкость) Всё нормально, да? Кто ещё хочет попробовать?

Участник семинара (Алексей):

В целом всё хорошо.

Николай Левашов:

Так. (подходит к Дмитрию) Только вы становитесь сбоку, чтобы… Выйдите сюда вперёд… Вошли в состояние, да?

Участник семинара (Дмитрий) (кивает):

Да.

Николай Левашов:

Вошли, да? (кивает) Готовы? (стучит кулаком по груди Дмитрия) Может кто-то… дамочка желает похлопать?

Участник семинара (Дмитрий):

Всё хорошо.

Николай Левашов (продолжает стучать кулаком по груди Дмитрия):

Не желаете похлопать? Попробовать грудь мужчины? Ну подойдите. Не против?

Участник семинара (Дмитрий):

Да не, не против, почему. …

Николай Левашов:

Подойдите.

Участник семинара (Дмитрий):

Только не все сразу.

Николай Левашов:

Только хотя бы два-три человека, не десять. А то измордуйте человека полностью. И ниже пояса не бить. Там не затвердело! (на сцену поднимаются несколько мужчин. Один из них хлопает ладонью по груди Дмитрия) Не-нет, кулаком стучите. (обращается к Дмитрию) Вы разрешаете, да? Готовы? (участник семинара с размаха бьет кулаком Дмитрию в солнечное сплетение).

Николай Левашов:

Ну как?

Участник семинара (Дмитрий) (машет рукой):

Свободен. (тот уходит, Николай Левашов смеется)

Другой участник из зала (ощупывает грудную клетку Дмитрия):

Он мягкий… Мягкий на ощупь. Мягкий на ощупь.

Участник семинара (Дмитрий):

Пробуйте.

Николай Левашов:

Пробуйте.

(Участник семинара наносит два удара кулаком Дмитрию в солнечное сплетение)

Участник семинара (Дмитрий):

Да нормально, нормально.

Участник из зала (ошеломленно качает головой, уходит на свое место): (нечленораздельная речь)

(два следующих участника бьют Дмитрию кулаком в солнечное сплетение и по груди)

Надежда Аншукова: (нечленораздельная речь)

Участник семинара (Дмитрий):

Да пока нормально.

(еще один участник из зала проделывает те же действия)

Надежда Аншукова:

Так… снимаете.

Участник семинара из зала:

…последний раз! (но Дмитрий уже вышел из состояния «скалы», и участник ушел со сцены)

Участник семинара (Дмитрий) (отходит в сторону): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (громко смеется):

Разошлись! Понравилось! А может, вас попробуем также? Не желаете?

Участник семинара из зала:

Ну если введёте?

Николай Левашов:

Нет, без ввода.

Участник семинара из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (смеется, возвращаясь на свое место):

Ну вот, немножко отдохните чуть-чуть. (все участники на сцене присаживаются на стулья) Вот. Просто вот уже в некотором плане, видите, даже те, кто, так сказать, научился реагировать на уровне мышц, а это уже есть проявление того, что человек, действительно, если правильно подходит, то он может управлять очень многим. (обращается к участникам на сцене) Вот то, что считается, что мы показали, вы знаете, сколько бы добивались в китайских Шаолинь?

Участник семинара (Дмитрий): (нечленораздельная речь)

…двадцать.

Николай Левашов:

Лет 20-25, если бы добились бы, да?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да. А видите, а нужно это делать? Так сказать, пятки целовать учителям? Не-а. Потому что дело не в этом. Дело просто в умении управления потоками. И если человек умеет управлять и умеет потоки удерживать, как видите, я тоже хлопал весьма хорошо, сам вспотел. Вот. Обычно другие крепкие ребята от моего просто толчка такого отлетали в сторону. У меня кулак, слава богу… Кхм-кхм. Вот.

Ну что, как… как там «цветочники» поживают? (Николай Левашов встает и направляется к участникам на сцене)

Участник семинара (Дмитрий): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да-да, вопрос.

Участник семинара (Дмитрий):

…смотрел вот эти легкие вчера.

Николай Левашов:

Так.

Участник семинара (Дмитрий):

Вы мне как свет включили, или четкость… чуть пониже (опускает ниже микрофон, который держит Надежда Аншукова) А у меня со временем вот эта четкость уходит. Можно как-то ее закрепить, чтобы…

Николай Левашов:

Закрепите.

Участник семинара (Дмитрий):

То есть видеть-вижу, а вот четкость уходит.

Николай Левашов:

А это нужно настраивать самому. Вот как вы настраивались сейчас, нужно входить в состояние и удержаться в этом состоянии. Это очень важно. Важно не только войти в состояние, важно удержаться в нем столько, сколько нужно. Вот сейчас вы хорошо продемонстрировали: вы находились в состоянии, сколько нужно было, а потом взяли выключили, правильно?

Участник семинара (Дмитрий):

Да.

Николай Левашов:

Так же это в другом состоянии тоже. Вот вы настроились на что-то, допустим, видение. Вы тоже должны настроиться и удерживать себя в этом состоянии. Это может не сразу получиться, потому что это несколько другой уровень и сложнее, но если тренировкой, то добиться можно.

Участник семинара (Дмитрий): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Так. Ну я думаю, что после того, что показывали… вчерашние штучки показывать не стоит, наверное, да? Вы уже их видели. Просто новых людей сегодня почти нет.

Участник, участвовавший в эксперименте «скала»:

Можно задать вопрос? Тоже с видимостью.

Николай Левашов:

С виденьем? Ну давайте еще раз попробуем посадить цветок… (подходит к участнику, держит ладонь на уровне его затылка) после, как говорится, вхождение в состояние «скалы». Ну как, появилось? Видите цветок?

Участник семинара:

Нет. Нет, не вижу.

Николай Левашов:

Пока не видите. Ну ничего, постойте. Некоторый процесс будет идти.

Просто, опять-таки, здесь это индивидуальный процесс. Он идет у каждого человека по-своему. (возвращается на свое место, садится за стол)

Участник на сцене:

Как бы фантазия рисует что-то, а вот видимости у меня нет. У меня вот фантазия как бы…

Николай Левашов:

Вы уверены, что фантазия?

Участник на сцене:

Вот как раз я не могу соотнести…

Николай Левашов:

А вы забудьте. Вот не нужно включать анализ. А вдруг это увидел, а вдруг это показалось… Когда черти кажутся, крестится, да, говорят? А здесь нет… фантазии не может быть. Вы или видите или не видите. Понимаете?

Участник на сцене:

Угу.

Николай Левашов:

Ну ничего, это просто… процесс идет.

Теперь давайте те, у кого цветки распустились. Есть такие у нас? Хорошо. Кто? (несколько человек на сцене подают знак, что у них бутоны распустились. Николай Левашов идет ближе к ним)

Участник семинара (поднимает руку): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Вы, да? Вы? Хорошо… Еще подождите, да.

Да?

Другой участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А вы… Настрой должен быть.

Участник семинара:

(Надежда Аншукова подносит микрофон) …поэтому получается оно как бы просто слишком сильно прозрачное.

Николай Левашов:

А вы просто переключитесь.

Участник семинара (говорит одновременно с Николаем Левашовым): (нечленораздельная речь)

Ясно.

Николай Левашов:

Опять-таки, вот настройтесь. (берет руку участника ладонью вверх) Цветок видите, да? Сейчас.

Участник семинара:

Ну да.

Николай Левашов:

Вот вы настроены на обычное свое восприятие, так?

Участник семинара:

Да.

Николай Левашов:

Вы видите сейчас зал, так?

Участник семинара:

Да.

Николай Левашов:

А теперь представьте, что зала нет вообще.

Участник семинара:

М-м-м…

Николай Левашов:

И настройтесь на цветок.

Участник семинара:

Цветок… (смотрит на свою ладонь)

Николай Левашов:

Видите, да?

Участник семинара (улыбается, кивает):

Да.

Николай Левашов:

Хорошо видите?

Участник семинара:

Не очень, но нужно… буду переключаться.

Николай Левашов:

А еще настраивайтесь.

Участник семинара:

Угу. Нужно переключаться научиться. Точнее, выключать сознание и…

Николай Левашов:

Переключать. На другой уровень просто. Вот так будет проще немножко. (щелкает за шеей мужчины, отходит от него)

Другой участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да нет, про… Ничего, потом вернем зал на место.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (подходит к женщине):

Пока нет цветка? Ну ничего. Или присядьте, или продолжайте здесь… это…

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Вот…

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов (подходит к участнику):

Ну или… пока или здесь, или… просто, как удобно, какое желание будет. (участник кивает) Потому что процесс все равно идет.

Другой участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Тоже нет, да? Ну просто пока или можете наблюдать… потому что процесс идет в любом случае. То есть, может, домой придете: «О! А че там появилось?», да?

Участник семинара:

Надо стараться увидеть?

Николай Левашов:

Да. Так… А… Опять настройтесь.

Участник семинара (Игорь):

Да, ну вот сейчас я настраиваюсь.

Николай Левашов:

Конечно, здесь много раздражающих моментов, но тем не менее.

Участник семинара (Игорь) (обращается к Надежде Аншуковой, держащей микрофон):

Можно подальше микрофон, чтобы я не…

Надежда Аншукова:

Извините.

Николай Левашов:

Просто переключитесь сознанием. По привычному восприятию… это же не физическая форма, привычная вам. Понимаете? Сейчас видите? (заводит ладонь за затылок Игоря) Как сейчас?

Участник семинара (Игорь):

Ну я сейчас ауру вижу.

Николай Левашов:

Отбросьте ауру. Это не то, что… Отбросите представление. Это совсем не то, что нужно. Просто постарайтесь пока… Ну настраивайтесь пока, хорошо?

Вот. Сейчас пару вопросов ответим пока… (Николай Левашов уходит на свое место) пока больше там созреет цветочков, распустится.

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Букет сразу?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что-что?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

…потоки…

Николай Левашов:

А, потоки. Это потоки привычной материи, то, что называют… То, что вот… темной материей которую называют физики. 90%. Которую наш глаз, в принципе, не видит в обычном состоянии. Вот эти потоки, они всегда нас окружают, пронизывают. Если человек научится в эти потоки входить и управлять ими, то он становится, в принципе, творцом хотя бы в начале не… в чем-то. Ну как видите, например, в некоторых моментах в состояние «скалы» вхождение, видите, да? Это самые начальные, пробные шаги такие. А если развивать это качество, то можно очень много чего достичь. Хотя это нужно… нельзя на этом зацикливаться, потому что задача не… не заниматься, чтобы тебя били, а задача в том, чтобы тебя не били (смеется) – самое главное.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Как научиться это чувствовать?

Николай Левашов:

Что?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

…почувствовать.

Николай Левашов:

Как почувствовать? Ну вот так вот… по крайней мере тренировки, о которых я говорил насчет шариков гоняния[1] – это позволяет в этом плане двигаться… развиваться.

Так, следующий.

Как изготовить пси-генератор?

(смех и гул в зале)

Очень просто. Берем его и создаем. Вот, на руке создал. Ну и кто может создать его?

Надежда Аншукова:

Кто видит?

Николай Левашов:

Кто видит?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Не из зала, позади вас.

Николай Левашов (оборачивается к участникам на сцене):

Кто-то видит со сцены? Во.

Участник семинара (Дмитрий):

Такая коробочка.

Николай Левашов:

Не совсем коробочка.

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да.

Участница семинара:

Небольшой.

Николай Левашов:

Не, а зачем большой. Он еще… А вот сейчас я активизирую его.

Участник семинара:

Э… такой объект, он небольшой… небольшой такой полукруглый и… ну, полуквадратный, конечно же, да.

Николай Левашов:

Ну правильно, да. Вот. Это активизируется и так далее. Сложно создать? Нет.

Участник семинара из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да. Но для того, чтобы его создать нужно знать, как его создавать, правильно? А это мало… маленькая малость, без которой, к сожалению, создать не получится. Потому что, к сожалению… пишут: «Пришлите чертежи генератора». (смех в зале) Ну я прислал, вот, пожалуйста. Поможет вам? Помогло кому-нибудь? Даже вот кто видел, вы поняли, как я сделал его? (обращается к участникам на сцене)

Участник на сцене: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Не… Нет, нет. Принцип, как он работает, как…

Участник на сцене (отрицательно качает головой): (нечленораздельная речь)

Только потоки видно.

Николай Левашов:

Ну правильно, потоки видны. Вот, понимаете? То есть, иногда удивляешься. Я специально в своих статьях я говорю…

Участник на сцене:

Я говорю… Извините, потоки, я говорю, видны.

Николай Левашов:

Правильно.

Участник на сцене:

То есть как он работает, как они распределяются.

Николай Левашов:

Нет, это результат уже видно.

Участник на сцене:

Ну да, после того как вы включили, это, в общем, прекрасно все видно.

Николай Левашов:

Правильно. Но поч… что и как идет, почему идет – это уже…

Участник на сцене:

А… ну, это, наверное, другой вопрос.

Николай Левашов:

Правильно. (смеется) Вот. Поэтому… Самое интересное, что пишут, неоднократно пишут: пришлите чертежи, типа, генератора и так далее, и так далее. Ну вот в своих статьях, которые касаются «Источника Жизни» я неоднократно писал, что этот генератор не имеет физической формы вообще. То есть это не стакан или не бутылочка. Он вообще не имеет формы. Я специально сделал так, чтобы показать: можно создать что-то, что реально влияет на физический мир весьма реально без какой-либо физической формы, привычной для человека, то есть полностью создано из темных материй так называемых – из материй других, 90% материи, которые существуют во Вселенной, которые никто щупать не может. Оказывается, что если пощупать правильно, знать, как и что щупать, то получается весьма неплохо. Вот.

Поэтому здесь задача в том, что… для того, чтобы изготовить… пока, к сожалению, никто кроме меня эти генераторы, к сожалению, не построит никто, потому что… Не потому, что это я монополию заимел и не хочу делиться. Во-первых, потому что для того, чтобы создать, нужно иметь определенные качества наработанные. Это первое. Понимать, что нужно с этим генератором делать: что должно происходить с растениями, к примеру, или с другими живыми организмами, как управлять этими процессами, прекрасно понимать механизмы, все процессы, происходящие в организмах живых, включая даже микроорганизмы для того, чтобы всем этим управлять и добиваться того эффекта, который нужен. А эффект, как видите… Скоро я следующую главу выст… статью выложу на «Источник». Будет, думаю, любопытно.

Оно показывает, что весьма реальный, так сказать, эффект. То есть, к примеру, плодоношение, допустим, происходит круглый год почти всех культур. В течение… при 20-градусных морозах зреет клубника сантиметров 7-8 выс… длиной и такого диаметра (показывает круг пальцами): 4-5 сантиметров, при морозе, под снегом. Раскапываешь снег – свежая клубника, зеленые листики и так далее. Вот.

(аплодисменты в зале)

Просто, опять-таки, законы природы нужно понимать. Их не нужно… не нужно природу завоевывать. Нужно природу понимать. Почему, допустим… вот почему, допустим, плоды созревают даже зимой? И солнца мало, а клубника… потом фотографии увидите, поймете, что это созревает… и с разреза показано, специально фотографировались, где прекрасно видно, что полностью созревшая клубника гораздо… созревает как на… допустим, на… в мае, в июне на высаженной почве. То есть зрелая полностью структура плода, полностью, идеально созревший плод.

То есть, понимаете, минусовая температура есть? Есть. Естественно, при минусовых температурах, естественно, циркуляция происходит медленно, нравится нам или не нравится, да? И естественно, что раньше была проблема. Когда добился, чтобы древесный сок не замерзал при 20-25º мороза, но процессы шли все равно медленно. Как обойти их? Хитрость применить. Но, если нельзя… есть такая поговорка: законы нельзя нарушать, законы можно обхадыть, да? Как в этом случае я обошел закон природы? А очень просто. Я создал так, чтобы генератор влиял на древесный сок растений, которые попадают в поле его влияния: чем меньше температура, тем выше текучесть. Понимаете, что такое текучесть, да? То есть более высокая текучесть – уже неважно, что минус, текучесть компенсирует минусовую температуру. И движется сок с такой же скоростью, как при 20-30ºС плюсовых. С такой же скоростью движется при -20º. Выше 25º пока «минус» не было, поэтому не могу сказать. Я говорю только то, что есть. А до 25º градусов это происходило, при обледенении полном, когда все заледенело, было… и так далее, все это происходило. Продолжает двигаться с такой же скоростью, как и летом. И плоды созревают крупные и так далее. Не только клубники и так далее, и так далее.

Понимаете, вот пример того, что, когда понимаешь закон природы, его можно, действительно, обойти. И то, что природа не могла создать, потому что для того, чтобы создать такое, она должна понимать, что при ма… минусе замерзают жидкости, и, так сказать, гибнет растение при этом. Не было возможности тренироваться, потому что любое растение, которое, вот допустим, тропическое, которое существовало в тропических зонах, попадая, допустим, в холодные климатические зоны, погибало. Потому что времени на адаптацию не было. Уже тысячелетия, десятки тысяч лет добавились… ….. В результате чего природа не смогла создать того, что… допустим, растения могли цвести и плодоносить круглый год.

К тому же самое интересное, вечнозеленые растения как раз наиболее эффективно реагируют, потому что голосеменные, они привыкли… вернее, листочные растения, они сбрасывают листья… ну это уже природа заложила в них, они сбрасывают, хотя гораздо… тоже плодоносят много раз. Но именно вечнозеленые как раз наиболее интересные проявления показывают, потому что у них идет постоянно, круглый год идет обновление листьев, и плоды идут круглый год, почти каждый месяц.

Допустим, вот, к примеру, Обезьянье дерево или араукария… Араукария, так сказать, в природе в естественных условиях начинает плодоносить, когда где-то 60 метров высотой. То есть 75-100 лет после… как говорится, возраста начинает плодоносить. У нас после высадки самое старое было 10 и 11 лет растения, а другие были 3-4 годика. Так вот 3-4 годика стали плодоносить быстрее, чем 11-летние. И теперь плодоносит… круг… цел… каждый месяц новые плоды приносит, то есть круглый год в течение 12 месяцев и так далее. Ну это тоже будет показано.

Ну вот, пока немного поболтал, давайте тех, кто у нас созрел «цветочники». (подходит к участникам на сцене) Просьба тех, у кого цветы созрели, просьба выйти. Кто готов? Кто? Есть созревшие сегодня? (несколько человек встают со стульев и выходят вперед) Так, ну давайте проверим.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Нет, нет. Цветки можно опускать. Вы уже… созрели цветок, да?

Участница семинара:

Да.

Николай Левашов:

Раскрылся, да?

Участница семинара:

Да. Василек.

Николай Левашов:

Полностью, да?

Участница семинара:

Василек, да.

Николай Левашов:

Василек. Хорошо. Можно опустить руки. (смотрит на другую участницу, стоящую подальше) Каждый… просто выходите, кто… у кого цветки…

Другая участница семинара (смотрит на свою ладонь): (нечленораздельная речь)

Прилип.

Николай Левашов:

Прилип?

Первая участница семинара: (нечленораздельная речь)

Другая участница семинара:

Созрел. Раскрылся.

Николай Левашов (обращается к первой участнице):

А сейчас?

Первая участница семинара:

Раскрылся.

Николай Левашов:

Нету, да? Хорошо.

У вас все в порядке, да? (обращается ко второй участнице рядом)

Другая участница семинара (кивает):

Раскрылся.

Николай Левашов:

У кого ещё? Проходите, пожалуйста.

Участница (Алла Михайловна):

Пион и пахнет.

Николай Левашов:

Пахнет? Это уже хорошо!

Так. Всё? Еще кто-то есть созревший? Ну сегодня больше женщин созрели с цветками, да?

Участница семинара:

У меня роза.

Николай Левашов:

Роза. Хорошо.

Вот. Давайте проверим немножко. Настройтесь каждая из вас… Нет, уже на цветки не нужно смотреть. Цветок – это просто символ того, что процесс завершился, чтобы не ходить не каждого смотреть – вот это произошло… Я же человек ленивый, запустил процесс, а сам пошёл отдыхать, видите? А вы работаете. (участницы смеются) Вот.

Настройтесь, допустим, на… (обращается к первый участнице) Видите свой мозг?

Участница семинара, у которой расцвел василек:

Да, два полушария.

Николай Левашов:

Так. Сосуды? Настройтесь отдельно.

Участница семинара:

Нет, пока извилины, серые такие.

Николай Левашов:

Так, просто задайте задачу: допустим, мозг прозрачный, только кровеносные сосуды видите.

Участница семинара:

А… мм…

Николай Левашов:

Задачу ставьте себе.

Участница семинара:

А, задачу… Сейчас появились.

Николай Левашов:

Есть, да?

Участница семинара:

Есть.

Николай Левашов:

И так далее. То же самое, допустим, на руку смотрите свою. (поднимает руку участницы так, чтобы ее ладонь была на уровне глаз) Прозрачная она становится или нет? Задайте задачу: хочу, чтобы рука была прозрачной, только сосуды… Вы можете сразу все делать. (обращается к другим участницам)

Участница семинара:

Да, есть. Есть, есть.

Николай Левашов:

Так. И видите… что видите?

Участница семинара:

Ну… кости пока.

Николай Левашов:

Кости.

Участница семинара:

Ну в смысле кости всякие. Вот все… там, я рукой двигаю… (женщина шевелит пальцами)

Николай Левашов:

Как… как вы видите? Как на рентгене или по-другому?

Участница семинара:

Нет, я их… кости прямо явно вижу, и вокруг них ещё мясо.

Николай Левашов:

А вы представьте, что мясо исчезло. Ну в Кощея Бессмертного поиграем. Ой, неприятно, да? Шкелет, да? А мы же есть… внутри скелет все равно никуда не денется.

Участница семинара:

Нет, мясо так и есть. Никак мясо не от… ну в смысле… Оно есть. Я вижу кости и мясо вижу, но отдельно их. Кости сами по себе, мясо… ну как рядом.

Николай Левашов:

А нет. Вы можете задать задачу: я хочу видеть только кости.

Участница семинара:

А, одни кости?

Николай Левашов:

А все остальное исчезнет.

Участница семинара:

Сейчас, нужно подумать. Что-то никак мясо не исчезает.

Николай Левашов:

Не хотят… мясо уходить. Прилипло мясо, не хочет слазить с костей.

Участница семинара:

Вот на одном пальце только, на среднем.

Николай Левашов:

На среднем мясо слезло? Это уже хорошо.

Участница семинара:

Вот на этом (шевелит отдельно средним пальцем) А вот…

Николай Левашов (обращается к участнице, стоящей рядом):

А у вас со всего слезло, да?

Участница семинара:

Нет, до сих пор… до сих пор рука нормальная (показывает – до запястья), а дальше скелет. (смеется) А дальше кость.

Николай Левашов:

А вы можете продлить: косточки, косточки…

Участница семинара (смеется):

Да, вот так… До ладони рука нормальная, а дальше кость.

Николай Левашов:

А дальше кость, да? А сейчас? (щелкает пальцами за спиной женщины)

Участница семинара:

А, ну теперь до плеча кость. (повторяет в микрофон) До плеча кость.

Николай Левашов:

Ну и как косточки ваши? В порядке все?

Участница семинара:

Да. Хорошенькие. (смех в зале)

Первая участница эксперимента: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что?

Первая участница эксперимента: (нечленораздельная речь)

Надежда Аншукова (обращается ко второй участнице):

Цвет… Цвет какой у вас?

Вторая участница эксперимента:

Бело-розовый.

Николай Левашов:

(говорит первой участнице) Во, отлично. (обращается ко второй участнице) Бело-розовый, да?

Вторая участница эксперимента:

Да.

Николай Левашов:

А задачу, вот, допустим…

Вторая участница эксперимента:

Здесь синеватый, желтоватый (показывает на зону ближе к локтю).

Николай Левашов:

А что это там такое?

Вторая участница эксперимента:

Сустав.

Николай Левашов:

Правильно. А вы хотите посмотреть внутри сустав как выглядит? Вы же не видели его никогда?

Вторая участница эксперимента:

Пористая кость. Плотные поры.

Николай Левашов:

Так. Можете увеличить немножко косточку, знаете, так чтоб… как сахарная косточка, она же… (участница смеется).

Вторая участница эксперимента:

Жидкость видна, хрящики.

Николай Левашов:

Ну вот это… главное, что хрящики есть молочные, да?

Вторая участница эксперимента:

Хрящики, жидкость. (смеется)

Николай Левашов (смеется):

Вторая участница эксперимента:

Гладкие.

Николай Левашов:

Хорошо. Вы можете себя вообще все косточки создать. Раз! (щелкает пальцами обеих рук) Как себя видите?

Вторая участница эксперимента:

Что?

Николай Левашов:

Посмотрите на себя. Как вы себя видите? (женщина смотрит на себя вниз и смеется, Николай Левашов тоже смеется) Походите, походите! (показывает, как нужно походить) Как чувствуется? Че-то изменилось?

Вторая участница эксперимента (смеется, идет медленно по сцене, глядя себе под ноги):

На ногах… иду… обуви нет. Иду костями. (смеется, смех в зале) Так… Так… косточки так идут плавно (женщина показывает волнообразными движениями руки, как двигаются кости стоп).

Николай Левашов:

Косточки так, да? Косточки… (повторяет руками движения рук женщины, пристраивается рядом и идет по сцене вместе с ней) А у меня косточки как?

Вторая участница эксперимента (смотрит на Николая Левашова):

У вас крупнее, чем у меня.

Николай Левашов:

А! Надо же! А вы уверены, что крупнее?

Вторая участница эксперимента:

Да. (останавливаются оба)

Николай Левашов (подносит свою руку к руке женщины):

Как? Сильно крупнее или как?

Вторая участница эксперимента:

Ну вот я ж на ноги смотрела.

Николай Левашов:

А, вы на ноги смотрели? (убирает руку, ставит свою ногу рядом с ногой участницы – стопа к стопе. Оба смотрят вниз)

Вторая участница эксперимента:

Ноги сильно крупнее.

Николай Левашов:

Хо-хо-хо, надо же! Действительно, крупнее. (возвращаются на прежнее место) Ну как, скелетом удобно побыть?

Вторая участница эксперимента:

Что?

Николай Левашов:

Скелетом нравится быть?

Вторая участница эксперимента:

Ну… ощущения-то… ощущения не…

Николай Левашов:

Вот что значит! (говорит в зал) Не садитесь на диету! (смех в зале, Николай Левашов смеется)

Вторая участница эксперимента:

Непривычно.

Николай Левашов:

Ну сейчас вернем вас обратно. (щелкает пальцами рядом с участницей) Оп. Как сейчас?

Вторая участница эксперимента:

Спасибо.

Николай Левашов:

Пожалуйста. А может, все-таки оставить?

Вторая участница эксперимента:

Ну я теперь могу сама уже его увидеть.

Николай Левашов:

Это хорошо. (подходит к другим участницам эксперимента) Кто еще? У кого созрело?

Третья участница эксперимента:

Я не видела.

Николай Левашов:

Видели?

Третья участница эксперимента:

Нет.

Николай Левашов:

Нет. Пока еще не совсем еще вошли.

Так, вы как? (подходит к другой женщине)

Четвертая участница эксперимента:

Били фонтанчики вот… ну вот… (показывает – на ладони) А потом, когда я захотела вот создать вот такую спиральку розовую, и у меня голова закружилась сразу.

Николай Левашов:

А это поток немножко большой пошел. Не…

Четвертая участница эксперимента:

То есть я его как бы создала, и он начал действовать на меня уже?..

Николай Левашов:

Конечно. Не спешите, а то можно вырубить себя.

Четвертая участница эксперимента:

Да?..

Николай Левашов (кивает):

Хорошо тогда. Кто еще? (подходит к мужчине) Как у вас?

Участник эксперимента:

Тоже нормально.

Николай Левашов:

Все нормально. Видели что-то?

Участник эксперимента:

Да у меня процесс пошел быстрее, и сменилось, в общем-то, три поколения цветков.

Николай Левашов:

Отлично. (смеется) О! Продвинутый товарищ! Аж на три поколения продвинулся! Так, а мозг вы можете видеть?

Участник эксперимента:

Кого?

Николай Левашов:

Мозг.

Участник эксперимента:

Могу.

Николай Левашов:

Попробуйте. Настройтесь.

Участник эксперимента:

Ну да.

Николай Левашов:

Отлично. Не зря три поколения пришло! А тоже скелетиком не хотите походить? Попробуйте. Настройтесь.

Участник эксперимента (погружается взглядом внутрь себя, делает пару шагов вперед и возвращается обратно):

Ну такое, несколько деревянное ощущение. (смеется)

Николай Левашов:

Ну как, вы видите себя? Кости?

Участник эксперимента:

Да, вижу.

Николай Левашов:

А что видите? Ткани или что… или просто… Что?

Участник эксперимента:

Ну как… Кости, которые ну как-то с собой сочленяются, но при этом…

Николай Левашов:

Ну как в фильмах ужасов скелеты ходят. Да? Так (изображает походку скелета)

Участник эксперимента:

Ну да, примерно так. (оба смеются)

Хорошо. Кто еще смотрел? (подходит к женщине)

Участница эксперимента: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Водяная лилия. Ну а… цветок закончен. Теперь настройтесь…

Участница эксперимента:

Жё… жёлтый.

Николай Левашов:

Ага, хорошо. Мозг видите свой? (щелкает пальцами рядом с женщиной)

Участница эксперимента:

Да.

Николай Левашов:

Хорошо видите?

Участница эксперимента:

Да, прозрачно.

Николай Левашов:

Ну сегодня у нас тест на скелеты. Че-то пошли на скелеты сегодня. Ужастики насмотритесь…

Участница эксперимента:

Прозрачный. И зону мозжечка очень вижу.

Николай Левашов:

Что-что?

Участница эксперимента:

Зону мозжечка вижу.

Николай Левашов:

Зону мозжечка видите. Так. (щелкает пальцами за головой женщины, держит ладонь в этой зоне) Немножко… нарушение баланса. Как сейчас?

Участница эксперимента:

А сейчас потоки какие-то пошли, какие-то голубые.

Николай Левашов:

Голубые? Ну хорошо, для женщин голубые потоки – нормальные. Если бы розовые, можно было бы сомневаться, а голубые – это хорошо. Я шучу, конечно, но… (продолжает водить ладонью над головой и вдоль спины женщины) Так сейчас… так… Хорошо?

Участница эксперимента:

А теперь белые какие-то вихри. Какие-то белые…

Николай Левашов:

Мозжечок больше не беспокоит?

Участница эксперимента:

Нет.

Николай Левашов:

Не появляется?

Участница эксперимента:

Нет.

Николай Левашов:

Настройтесь. Свой скелет видите?

Участница эксперимента:

Да.

Николай Левашов:

Хорошо. Как вы видите скелет? Один скелет или с чем-то еще?

Участница эксперимента:

Вижу, как косточки разделяются между собой.

Николай Левашов:

Ну посмотрите на руку, как видите? (поднимает свою руку к потолку в качестве примера) На… по свет посмотрите. (женщина стоит, не шевелясь. Николай Левашов касается ее руки) Вот возьмите руку свою. Вот на свет посмотрите, как.

Участница эксперимента:

Да. Вижу по отдельности свои кости.

Николай Левашов:

Хорошо.

Участница эксперимента:

Суставы.

Николай Левашов:

Это хорошо.

Участница эксперимента:

Гибкие… гибкие, прозрачные… хрящи.

Николай Левашов:

Ну отлично.

Участница эксперимента:

Есть небольшая зажатость. Я где-то ее вижу в запястье.

Николай Левашов:

В запястье есть, да? (щелкает пальцами над запястьем) Сейчас?

Участница эксперимента (кивает):

Есть.

Николай Левашов:

Ну вот немножко… (проводит ладонью на расстоянии вдоль вытянутой руки женщины) Отлично.

Участница эксперимента:

Поперечная линия.

Николай Левашов:

Угу. (щелкает пальцами над рукой, женщина опускает руку, облегченно вздыхает) Всё. …

Четвертая участница эксперимента: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Да? Да-да.

Четвертая участница эксперимента:

А можно мне посмотреть на свои больные суставы? У меня коленки болят.

Николай Левашов:

Ну правильно. Они ремонтируются сейчас.

Четвертая участница эксперимента:

Вот можно сделать это сейчас?

Николай Левашов:

Так они и работают уже. Почему, вы думаете, они болят у вас?

Четвертая участница эксперимента:

Ну… сейчас если…

Николай Левашов:

Процесс пошел, поэтому вы реагируете так.

А теперь… (отходит от участников, садится на свое место) чтобы опять несколько вопросов, пока… И потом мы с прозревшими немножко поиграемся в интересные штуки. Скелеты – это интересно, но не столь.

Так… (перебирает записки, одна выскакивает из стопки, Николай Левашов ловит ее) Оп!

Здесь… это несколько другого плана вопрос… А… Ха-ха-ха… Кто-то вумные вопросы задается. Мудро. Но вопрос следующий.

Вы рассказывали о клубнике под снегом. Но земля замерзла. Как клубника берет из такой земли питание корнями?

Как вы думаете, вопрос правильный? Правильный. А ответ? Если человек читал статьи… Наверное, не читал статьи или невнимательно. Несколько лет назад я создал программу для генератора, которая создает, синтезируют воду в самих растениях. Все понятно? Вот и всё. Значит, к одному добавилось другое, и проблема решена. Никаких проблем нет.

То есть, действительно, когда 20º градусов мороза и земля не земля, а известняк чистый, в принципе, то… когда вода попадает и замерзает, то превращается в сплошной лед, как камень. И естественно, у клубники корни не глубокие. 20-30 метров до воды, где не замерзла, не достанет, то в принципе, так сказать, ничего не может быть, а оно есть. Почему? Потому что растения сами синтезируют воду в себе. И поэтому плоды созревают, и зимой в 20º морозов, и летом. Так что всё. Чудес не бывает. Вернее, чудеса объяснимы всегда, если понимать, что и как.

Ну здесь спрашивают: в книге Светланы «Откровение», если не ошибаюсь, есть эпизод, где Мария Магдалина обучает своих учеников при помощи голограмм в видимом физическом мире. Возможно ли сейчас показать такое явление?

Вот сейчас мы показали, когда скелет проверяли, да? Ведь видели только те ученики, которые подготовленные были. Голограммы не были физические. Голограммы не имеют физической такой формы, понимаете. Поэтому для того, чтобы была голограмма в такой форме, нужно в физическом мире создать соответствующие условия, чтобы она проявилась в виде физической манифестации. А вот, например, то, что человек может видеть цветок, который развивается на другом уровне. Показать можно Вселенную, все что угодно, когда человек уже вышел на этот уровень.

Ну вот теперь, когда несколько человек прозрели, когда они могут видеть другие уровни… по крайней мере несколько человек. Другие дозревают. Попробуем сегодня немного показать другие вещи, которые, к сожалению, для сидящих в зале мало что покажут, потому что вы сами это не увидите, потому что это будет происходить на других уровнях. Но тем не менее может быть любопытно наблюдать со стороны.

Ну кто у нас созрел? (Николай Левашов подходит к участникам) Несколько человек созрели, которые видят и косточки свои, и скелеты? Пожалуйста, просто выйдите. Так. (выходит участница, которая ходила «костями по сцене») Так, кто еще у нас скелеты видели? Прошу, подойдите. Вы видели, да? (выходит мужчина, тоже принимавший участие в предыдущем эксперименте) Еще кто? У нас видела девушка еще, да? Или вы не хотите выходить?

Участница семинара (выходит): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну вот. Ну по крайней мере три человека у нас пока что сегодня есть, да? Уже довольно-таки хорошо работает. Ну вот, как вас зовут? (обращается к мужчине)

Участник семинара:

Аркадий.

Николай Левашов:

Аркадий. Как вас зовут? (обращается к женщине, вышедшей первой)

Участница семинара:

Ирина.

Николай Левашов:

Ирина. А вас как? (обращается к девушке, подошедшей последней)

Участница семинара:

Мария.

Николай Левашов:

Мария.

Вот давайте посмотрим. Аркадий, выйдите вперед, пожалуйста. Так? (Аркадий выходит вперед) Нет, вы вста… Как бы встать… Получается проблема, что куда ни повернись, везде люди есть. К кому-то повернешься спиной все рвано, к сожалению. Ну… Ну, Аркадий, просто встаньте здесь, лицом к нашим дамам, которые видят. Да, на пол-оборота, да. Не, лучше… лучше встаньте вот так. Вот так. Вот так. (задает местоположение Аркадия) Так.

Ирина сколько вы видите Аркадиев всего сейчас?

Участница семинара (Ирина):

Что?

Николай Левашов:

Сколько их?

Участница семинара (Ирина):

Один.

Николай Левашов:

Адын?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

Совсем адын?

Участница семинара (Ирина):

Сейчас вижу, начал раздваиваться.

Николай Левашов:

А сикока?

Участница семинара (Ирина):

Опять один.

Николай Левашов:

Опять один. А сейчас сколько?

Участница семинара (Ирина):

Тело одно, головы две.

(смех в зале)

Николай Левашов (изумлено смотрит на Аркадия):

Две головы?

Участница семинара (Ирина):

Ну голова немножко раздваивается.

Николай Левашов:

Он еще не разделился. Это почкование называется. Ну сделаем попроще. Десять почкований – раз! Десять Аркадиев видите?

Участница семинара (Ирина):

Нет. Десять нет.

Николай Левашов:

А сколько видите?

Участница семинара (Ирина):

Два вижу.

Николай Левашов:

Так, два. Дальше почкуемся. Сколько сейчас?

Участница семинара (Ирина):

Не вижу.

Николай Левашов:

Два. (дважды щелкает пальцами перед Ириной) Сейчас распочкуем. Сейчас сколько?

Участница семинара (Ирина):

Четыре.

Николай Левашов (еще два раза щелкает пальцами):

Сейчас сколько?

Участница семинара (Ирина):

Ой. Восемь, кажется. Или семь, или восемь… (Николай Левашов щелкает еще раз пальцами) Много. (люди в зале и на сцене смеются)

Николай Левашов:

Сикока? Посчитайте: раз, два, три. Сколько?

Участница семинара (Ирина):

Вроде бы, одиннадцать.

Николай Левашов:

Одиннадцать. Переборщил. Ну ладно, бог… одиннадцать, десять-одиннадцать, какая разница?

Участница семинара (Ирина):

Ну десять-одиннадцать – плюс/минус.

Николай Левашов:

Плюс/минус человек, да? (смеется и указывает на Аркадия, как бы задавая вопрос – сколько)

Участница семинара (Ирина) (закрывает глаза, трясет головой из стороны в сторону):

Один.

Николай Левашов:

Один? А сейчас?

Участница семинара (Ирина):

Больше.

Николай Левашов:

Сколько?

Участница семинара (Ирина):

Восемь.

Николай Левашов:

Восемь. Ну пускай будет восемь. А теперь, вы знаете, где он настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Вот передо мной.

Николай Левашов:

А вы уверены?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

Точно уверены?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

А мы сейчас помешаем. (делает запутывающие жесты руками) Все будут ходить сейчас вокруг, и опять в линию встанут. Сколько сейчас? Восемь, по-прежнему, да?

Участница семинара (Ирина):

Девять.

Николай Левашов:

Девять. Еще добавился, пока ходил. Хорошо. А где из них настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Прямо передо мной.

Николай Левашов:

А вы уверены?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

А подойдите пощупайте каждого из них и определите, где настоящий? Попробуйте.

Участница семинара (Ирина):

Можно я сразу с настоящего начну?

Николай Левашов:

Нет. Вы попробуйте пощупайте, где настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Вот он.

Николай Левашов:

А вы уверены? Попробуйте! Подойдите, пох… пох…

Участница семинара (Ирина):

Его можно пощупать?

Николай Левашов:

Пощупайте. (Ирина подходит к Аркадию и дотрагивается до него) Настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

А других попробуйте.

Участница семинара (Ирина) (смещает руку левее от Аркадия):

Нет.

Николай Левашов:

Дальше. Не, подходите, подходите. Подходите к каждому, не стесняйтесь.

Участница семинара (Ирина) (продолжает прощупывать других фантомных Аркадиев):

Нет, ненастоящий. Нет… Нет, ненастоящий. Нет, ненастоящий. Нет, ненастоящий. Сколько я уже пришла?

Николай Левашов:

А я не знаю. Вы считаете. Я же не наблюдаю сколько вы проходите.

Участница семинара (Ирина):

Ненастоящий. По-моему, здесь больше уже никого нет. (щупает другой рукой пространство рядом)

Николай Левашов:

Вы уверены? Посмотрите.

Участница семинара (Ирина):

Нет, не вижу.

Николай Левашов:

А посмотрите. Оп! (осуществляет воздействие)

Участница семинара (Ирина) (всматривается в пространство):

А, вот еще один. (смеется вместе с залом и Николаем Левашовым) Ненастоящий.

Николай Левашов:

А проверьте… Проверьте, поверьте. А вдруг вы обманулись?

Участница семинара (Ирина):

Нет.

Николай Левашов:

А вдруг я вас обманул?

Участница семинара (Ирина):

Нет, ненастоящий.

Николай Левашов:

А попробуйте хорошенько. Похлопайте по плечу.

Участница семинара (Ирина):

Ну нет.

Николай Левашов:

Как? Не хлопается по плечу?

Участница семинара (Ирина):

Нет. Нет.

Николай Левашов:

Так. А теперь закройте глаза. (Ирина закрывает глаза) Мы попросим их опять переходить, помяться местами, чтобы настоящий переместился.

Участница семинара (Ирина):

Да?

Николай Левашов:

Все походят по кругу. (на самом деле настоящий Аркадий остается на прежнем месте) А теперь откройте глаза. Где настоящий?

Участница семинара (Ирина) (открывает глаза, осматривается):

Вот. (указывает точно на настоящего Аркадия)

Николай Левашов:

Ох! Опять вернулся туда же?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

А вы уверены?

Участница семинара (Ирина):

Ну… нужно пощупать. (смеется, люди смеются)

Николай Левашов:

А вы опять проверьте. Доверяете, но проверяете. Пощупайте. По плечу, похлопайте каждого. С того… От края начинайте.

Участница семинара (Ирина) (протягивает руку, начиная прощупывать Аркадиев):

Нет, ненастоящий. Нет. Нет. Нет. Нет… Вот тут плотнее чуть-чуть.

Николай Левашов:

Чуть-чуть или основательно плотнее?

Участница семинара (Ирина):

Плотнее, но не настоящий. (продвигается ближе к настоящему Аркадию, Николай Левашов за его спиной делает пасс рукой) Вот он.

Николай Левашов:

Вот он, да? А вы уверены? Попробуйте. Плотный? (Ирина похлопывает Аркадия по плечам) Вы уверены, что плотный?

Участница семинара (Ирина):

Да. (смеется)

Николай Левашов:

А теперь сделаем другое…

Участник семинара на сцене: (нечленораздельна речь)

Николай Левашов:

А нет. Тот, кто настроен увидеть, так увидит. А те, кто сейчас не готов… это же другой уровень восприятия. (переключает внимание снова на Ирину) А теперь немножко вам тут гаечек подкрутим. (Николай Левашов изображает, как он «подкручивает гайки» в голове у Ирины) Вот. Так. Повторим фокус! (щелкает пальцами двух рук одновременно) Сколько наших Аркадьев?

Участница семинара (Ирина) (вздыхает):

Шесть.

Николай Левашов:

Шесть. Ну пусть будет шесть. И где из них настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Знаю, что и этот. (указывает на стоящего перед ней реального Аркадия)

Николай Левашов:

Нет, вы проверяете. Знать, это не значит… Вы уверены, что настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Да. (Ирина кладет ладонь на плечо Аркадия)

Николай Левашов:

Точно? А попробуйте других. (садится на свое место)

Участница семинара (Ирина) (ощупывает фантомных Аркадиев):

Плотные стали они.

Николай Левашов:

Так вы ищите настоящего. Шесть же стоит.

Участница семинара (Ирина) (прощупывает фантомных Аркадиев):

Ну они плотные теперь, но ненастоящие.

Николай Левашов:

А почему вы думаете, что ненастоящие?

Участница семинара (Ирина):

Ну они по-другому… Они какие-то такие полу… полупрозрачные.

Николай Левашов:

Вы уверены, что они полупрозрачные? Посмотрите хорошенько.

Участница семинара (Ирина):

Ну… (продолжает ощупывать других Аркадиев)

Николай Левашов:

Найдете того, кто не прозрачный.

Участница семинара (Ирина):

Они все равно прозрачнее, чем настоящий.

Николай Левашов:

Вот хитрый настоящий какой. (смех в зале) Ну и что?

Участница семинара (Ирина):

У одного ноги плотные очень.

Николай Левашов:

А! Он просто разделился!

Участница семинара (Ирина):

Ноги, как настоящие, выглядят.

Николай Левашов:

Ну я просто разделил его, настоящего. Половину оставил там, половину другую – там. Ноги – там, верхняя половина – в другом месте.

Участница семинара (Ирина) (смущается, смеется):

Хорошо.

Николай Левашов:

Так где настоящий? В двух местах уже настоящий, да?

Участница семинара (Ирина):

Нет, этот ненастоящий. Просто он до пояса плотный стал.

Николай Левашов:

Ноги стали плотные, да?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

Они непрозрачные или прозрачные?

Участница семинара (Ирина):

Почти непрозрачные.

Николай Левашов:

Нет, «почти» не пишется вот. Непрозрачные или прозрачные?

Участница семинара (Ирина):

Ну практически непрозрачные.

Николай Левашов:

Ну практически, значит, непрозрачные, я так понимаю.

Участница семинара (Ирина):

Да-да-да.

Николай Левашов:

Ну вот. А почему? Вас удивляет, что он на две части… Одна половина пошла вправо, другая – влево. Это же удобно так.

Участница семинара (Ирина) (смеется):

Ну что надо…

Николай Левашов:

Что?

Участница семинара (Ирина):

Что надо сейчас делать?

Николай Левашов:

Что надо делать?

Участница семинара (Ирина):

Я что делать?..

Николай Левашов:

А я не знаю. Пусть так и останется. Половина гуляет… верхняя половина в одном месте гуляет, другая, нижняя, в другом месте. Как вы думаете, лучше будет?

Участница семинара (Ирина):

Ну лучше настоящий будет.

Николай Левашов:

Ну почему? Там же… половина находится там.

Участница семинара (Ирина):

Нет, он целый. Просто нижняя часть у него плотная, а верхняя полупрозрачная.

Николай Левашов:

А верхняя полупрозрачная? Ну сделаем, чтобы и верхняя была не прозрачной, а плотной. Как сейчас?

Участница семинара (Ирина):

Угу, уплотнился.

Николай Левашов:

А где же теперь настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Вот он. Я точно знаю. (смеется)

Николай Левашов (тоже смеется):

Вы точно знаете, да?

Участница семинара (Ирина):

Да.

(аплодисменты в зале)

Николай Левашов:

А почему вы знаете?

Участница семинара (Ирина):

Потому что я помню, что он стоял тут.

Николай Левашов:

А, потому что вы помните, стоял… Хорошо, закройте глаза. (Николай Левашов жестами показывает Аркадию переместиться, тот переходит поближе к Ирине, примерно на то место, где стоит другой уплотненный Аркадий) Теперь откройте глаза. Те же самые восемь. И где теперь настоящий? (Ирина тщательно осматривает всех Аркадиев)

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Участница семинара (Ирина):

Настоящий вот тут. (указывает правильно на настоящего Аркадия)

Николай Левашов:

Точно? Вы уверена в этом?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

А по чему определили?

Участница семинара (Ирина):

Он более плотный, он живой.

Николай Левашов:

А те не живые? Черт возьми, надо же, не догадался! Нужно было живыми сделать. (все смеются) Мужчинка не живой. Ну сейчас сделаем всех живыми. Вот сейчас все живые будут.

Участница семинара (Ирина):

Они стали… они стали двигаться, но они все равно не живые.

Николай Левашов:

Почему? Ну двигаются. Разве живые не двигаются?

Участница семинара (Ирина):

Нет, он все равно более живой. От него другая энергия. От них… Они как будто пустые, а он наполненный.

Николай Левашов:

А, ну… забыл наполнить. Давайте наполним. А чем наполнить?

Участница семинара (Ирина):

Ну в них другая… в них жизнь…

Николай Левашов:

Ну опишите, чтобы я знал, чем наполнять.

Участница семинара (Ирина):

В них жизнь другая.

Николай Левашов:

А, другая жизнь.

Участница семинара (Ирина): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Сейчас наполним той жизнью. Смотрите – раз! И заполняю. Как из бутылочки: буль-буль-буль-буль-буль-буль. В каждого.

Участница семинара (Ирина):

Я вам больше скажу. Жизнь в них… но они… они ненастоящие.

Николай Левашов (громко хохочет):

Уже и живые, все равно ненастоящие, да?

Участница семинара (Ирина):

Нет, ненастоящие.

Николай Левашов:

А где?

Участница семинара (Ирина):

У них глаза ненастоящие.

Николай Левашов:

Ай-ай-ай, прокол. Глаза. (щелкает пальцами) А как сейчас с глазами обстоят дела?

Надежда Аншукова (держит микрофон для Ирины):

Говорит…

Участница семинара (Ирина):

Лучше. (смеется, смех в зале)

Николай Левашов:

Лучше. Вот еще чуть-чуть-чуть и вообще все будет живым. Чего не хватает, по-вашему?

Участница семинара (Ирина):

Ну вот у них даже румянец появился.

Николай Левашов:

О, а разве у… румянец у живых не бывает?

Участница семинара (Ирина):

Ну они почти уже.

Николай Левашов:

Ну нет, извините, это вы уже придирчивые стали.

Николай Левашов:

И румянец, и глаза блестят. (Ирина смеется) Может, еще в танец пуститься? Они могут потанцевать. Так что? (Ирина прощупывает снова фантомные копии Аркадия) Так в чем же дело? (Ирина делает жест толчка, Николай Левашов смеется) Ну толкайте, не толкайте, они никуда не денутся.

Участница семинара (Ирина):

Они толкаются даже чуть-чуть.

Николай Левашов:

Ну правильно. Ну кому нравится, когда его толкают?

Участница семинара (Ирина):

Они даже вот такое продвижение делают, как будто я живого толкаю. (смеется)

Николай Левашов:

А где же настоящий сейчас Аркадий?

Участница семинара (Ирина):

Ну настоящий все равно здесь.

Николай Левашов:

Ну капризная женщина. Ну что же не устраивает сейчас у остальных? Уже и румянец, и глаза блестят. Может не так блестят глазки?

Участница семинара (Ирина):

Николай Викторович, ну что ж я настоящего мужчину не почувствую, что ли?

Николай Левашов (громко смеется, аплодирует):

О! Десять баллов!

(аплодисменты и смех в зале)

Николай Левашов (подходит к Аркадию):

Вы уверены, что здесь настоящий мужчина?

Участница семинара (Ирина):

Вот этот настоящий.

Николай Левашов:

А теперь смотрите, что станет с настоящим мужчиной! Вшить! (резко проводит руками сверху вниз) Где он?

Участница семинара (Ирина):

Как-то вы его прикрыли чем-то. (смех в зале. Николай Левашов тем временем идет в другую сторону от Ирины, проводит там какое-то воздействие, и возвращается обратно) Вот здесь появился (указывает на то место, куда только что подходил Николай Левашов), но этот не исчез.

(Николай Левашов смеется, смех в зале)

Николай Левашов:

А что с этим стало?

Участница семинара (Ирина):

Вы его как будто прикрыли чем-то.

Николай Левашов:

А чем прикрыл?

Участница семинара (Ирина):

Ну я не знаю, чем.

Николай Левашов:

А где теперь настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Вот этот. (указывает по-прежнему на настоящего Аркадия)

Николай Левашов:

Ну капризная женщина!

Участница семинара (Ирина):

Хотя этот тоже почти… (показывает на второго, фантомного Аркадия)

Николай Левашов (делает пассы руками перед Аркадием, потом идет на то место, где второй ненастоящий Аркадий и делает пассы руками там):

Два одинаковых мужчинки. Посредине прозрачный. Так где настоящий из двух?

Участница семинара (Ирина):

Настоящий этот. (указывает на настоящего Аркадия) Я просто знаю, что он справа.

Николай Левашов:

Знаете, что право. Закройте глазки. (Ирина закрывает глаза, тем временем Аркадий переходит на место фантомного Аркадия, Николай Левашов становится справа от Ирины) Откройте глазки. И что?

Участница семинара (Ирина):

Вы их переставили местами.

(смех и аплодисменты в зале)

Николай Левашов:

Так где сейчас настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Настоящий?.. (Ирина протягивает руку и ощупывает фантомного Аркадия, ведет рукой дальше, в сторону настоящего Аркадия)

Николай Левашов:

О, слава богу, уже…

Участница семинара (Ирина):

Теперь здесь. (указывает на настоящего Аркадия, поменявшего место)

Николай Левашов:

Опять! Я только было успокоился. (аплодисменты в зале) О, какая дотошная женщина попалася… И чем же они отличаются?

Участница семинара (Ирина):

Ну этот ненастоящий. (смеется)

Николай Левашов:

Ну почему он не настоящий? Что у него такого нет, чего у другого есть?

Участница семинара (Ирина):

Ну как объяснить? Этот как будто бы кукла, а этот живой. Но это живая кукла, а…

Николай Левашов:

А, я забыл о душе! Сейчас сделаем.

Участница семинара (Ирина):

Да, у этого есть душа, а у того нету.

Николай Левашов:

Ну сейчас сделаем. (щелкает пальцами обеих рук одновременно)

Участница семинара (Ирина):

Ну серебряная нить появилась.

Николай Левашов:

Теперь закройте глазки. (Николай Левашов снова подает знак Аркадию переместиться, тот меняется местами со своим фантомным двойником) Теперь откройте. Ну и где?

Участница семинара (Ирина) (некоторое время сканирует руками пространство):

Вот настоящий. (указывает на настоящего Аркадия)

(аплодисменты в зале)

Николай Левашов:

Ну а сейчас чего вам не хватает?

Участница семинара (Ирина):

Мне все нравится. Но вы просите найти настоящего? Я вам нахожу.

Николай Левашов:

Не, я понимаю, а чем опять не устраивает? Чем он?.. Чего у него настоящего больше? (указывает на Аркадия)

Участница семинара (Ирина) (вздыхает):

В нем все время внутри что-то происходит. Вот там кише… кишки работают, сердце бьется, мозги что-то там шевелятся, работают, а у этого…

Николай Левашов:

У него все там шевелится. Понятно! Тогда надо было сразу говорить!

Участница семинара (Ирина):

А эти просто, как… как пустышки.

Николай Левашов:

Тогда надо было сразу сказать, что там кишки шевелятся, мозги шевелятся, все остальное. (Ирина смеется) А то мне говорите: там, то, сё, пятое… Закройте глазки. (Николай Левашов снова делает пассы руками, Аркадий переходит обратно)

Участница семинара (Ирина):

Я уже закуталась.

(смех в зале)

Николай Левашов:

Вот так. Сейчас у всех кишки шевелятся? Или не у всех?

Участница семинара (Ирина):

Бурлят просто.

(зал хохочет и аплодирует, Ирина и Николай Левашов смеются)

Николай Левашов:

Ну, где он настоящий? Найдите. И мозги шевелятся у всех. И кишки шевелятся. И сердце бьется. Так где?

Участница семинара (Ирина):

Вот настоящий (показывает на настоящего Аркадия).

Николай Левашов:

Та-а-ак. Опять 25. (в зале аплодируют) Что сейчас вас не устраивает? Уже и шевелятся кишки, и мозги шевелятся. Чего еще не хватает?

Участница семинара (Ирина):

Только то, что вы просите все время найти настоящего. А я нахожу.

Николай Левашов:

Нет, это, конечно, хорошо. Но чем они отличаются?

Участница семинара (Ирина):

От них другие ощущения.

Николай Левашов:

А можете описать их?

Участница семинара (Ирина):

В них нет жизни. Они искусственно созданы. Они… Их никто не рождал. А его рожали.

Николай Левашов:

Сейчас придется исправить этот момент. (все смеются) Сейчас придется пройти… Вот теперь смотрите, всех, которые ненастоящие, сейчас будут с самого начала – вот родились маленькие мальчики, так… маленькие такие вот. Сейчас будут расти на ваших глазах. Ускоренно. Пошли расти.

Участница семинара (Ирина):

Боже мой! (Ирина закрыла ладонью глаза, смеется) Вижу рожающих женщин. (смеется вместе с залом)

Николай Левашов (смеется):

Ну можно исправить, как вы сказали – вот мы пытаемся исправить.

Участница семинара (Ирина):

У них рождаются мальчики у всех. Мальчики растут быстро.

Николай Левашов:

И до сегодняшнего дня, чтобы быстро, там, сколько там… прошли быстренько.

Участница семинара (Ирина):

Всех назвали Аркадиями. (зал смеется)

Николай Левашов:

И все на одно лицо, правильно?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

И шо, чем они мешают теперь? Где теперь настоящий?

Николай Левашов:

Выросли они… Они выросли. Они все вроде бы настоящие. Нет, они не настоящие.

Николай Левашов:

Почему, ну? Ну непонятно. Мамы их родили.

Участница семинара (Ирина):

Они просто… Мы их вырастили, как в инкубаторе. А он прожил жизнь. (указывает на настоящего Аркадия) У него есть опыт жизненный.

Николай Левашов:

Ну какая привередливая женщина!

Участница семинара (Ирина):

Определенные жизненные уроки он проходил. А они просто выросли в инкубаторе. Они искусственные.

Николай Левашов:

А, недоработка. Сейчас будем опыт закладывать. Поехали. (Ирина смеется, Николай Левашов осуществляет незримое воздействие) Ну и как? Доработали? Все опытные стали?

Участница семинара (Ирина):

Да.

Николай Левашов:

А что сейчас не так?

Участница семинара (Ирина):

Значит, он эмоционально реагирует, а они просто нейтральны.

Николай Левашов:

Так. Эмоций не хватает. Сейчас добавим. (проводит воздействие) А сейчас?

Участница семинара (Ирина):

А сейчас они… Они подобны живому, но у них искры Божьей нет.

(зал и люди на сцене смеются)

Николай Левашов:

А, пожалуйста, опишите, что такое искра Божья?

Участница семинара (Ирина):

Ну видно, что их вы создали. А его – там где-то… (указывает на небо)

Николай Левашов:

Вы уверены, что его там создали?

Участница семинара (Ирина):

В высших планах. То есть у него сущность есть, а у них нет.

Николай Левашов:

А ниточку сделали, а сущность не сделали, да?

Участница семинара (Ирина):

Что?

Николай Левашов:

Ниточку серебряную прицепил, а сущность забыл привести, да? Сейчас поправим. Сейчас есть сущности. Пожалуйста. (Ирина тяжело выдыхает) Закройте глаза на секундочку. Закройте глаза (тем временем Аркадий перемещается обратно, а Николай Левашов подходит к Ирине) Успокойтесь. Все нормально.

Участница семинара (Ирина):

Я спокойна. Но просто… (обращается к Надежде Аншуковой, которая все это время стоит за спиной у Ирины, держа микрофон) Вашу руку держу, чтобы вам удобнее было. (Ирина своей рукой поддерживает руку Надежды Аншуковой с микрофоном)

Надежда Аншукова: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Теперь сущности везде есть или не везде?

Участница семинара (Ирина):

Да, везде.

Николай Левашов:

Ну а сейчас чего не хватает? Где настоящий, где ненастоящий? Можете определить? Вроде… (возвращается на свое место за столом) Такой привередливой женщины никогда не видел. И это, и это, и это нужно!

Участница семинара (Ирина):

Да вы сразу скажите, что вам нужно. Какой ответ? Я вам такой и дам (смеется)

Николай Левашов (смеется):

Не, мне нужно, где настоящий он сейчас?

Участница семинара (Ирина) (указывает на настоящего Аркадия):

Вот, передо мной стоит.

Николай Левашов:

Опять… А сейчас чего не хватает? Сейчас сущность есть? Везде есть?

Участница семинара (Ирина):

Но я… Есть, но… в… просто чувствуется, что вы их сейчас создали искусственно. А его вы не создавали.

Николай Левашов:

А вы уверены, что его я не создавал? А сейчас посмотрите.

Участница семинара (Ирина):

Вы…

Николай Левашов:

А теперь закройте глаза еще на секундочку.

Участница семинара (Ирина):

Вы как бы присоединяетесь к моменту его появления, но…

Николай Левашов:

Так, закройте глаза немножечко. (Николай Левашов подходит к Аркадию и делает перед его лицом определенный жест руками «крест-накрест»)

Теперь откройте. И где теперь он настоящий?

Участница семинара (Ирина):

Вы как-то так сделали, что теперь они все стали очень похожи.

Николай Левашов:

О-о-о, наконец-таки. Ну а где теперь настоящий?

Надежда Аншукова: (нечленораздельная речь)

Участница семинара (Ирина):

Нет, мне не надо. (сканирует ладонями пространство) Настоящий вот этот. (точно определяет настоящего Аркадия)

(аплодисменты в зале)

Николай Левашов:

Опать двадцать пять! (Ирина дотрагивается до Аркадия, с радостью убеждаясь, что она права) А в чем… что сейчас не устраивает?

Участница семинара (Ирина):

Меня все устраивает.

Николай Левашов:

Не… а, ну имеется в виду, что в тех не устраивает? Чем они плохи? Мужчинки мои хоть куда.

Участница семинара (Ирина) (смеется):

Да они-то хорошие. Вы же просите настоящего найти.

Николай Левашов:

Ну я понимаю, вы правильно находите. Но вопрос: чем же они отличаются?

Участница семинара (Ирина) (вздыхает):

Вас устроит ответ: чем-то неуловимым?

Николай Левашов:

Странный ответ. Будем искать неуловимое. Хорошо, сейчас мы Аркадия пошлем на все четыре стороны. Вот смотрите, на все четыре стороны. Потом вернется какой-то. Вот смотрите, раз…

Участница семинара (Ирина):

Аркадий на все четыре стороны?

Николай Левашов:

Да, на четыре стороны одновременно – раз и пошел.

Участница семинара (Ирина):

Угу…

Николай Левашов:

И куда он уходит, и потом когда вернется, никто не знает.

Участница семинара (Ирина):

Ну так, как… крестом как будто бы. (жестами показывает расхождение по кресту)

Николай Левашов:

И потом уйдет, а потом куда-то придет когда-то. Ну и где сейчас настоящий? Настоящий ушел на четыре стороны сразу. Не на одну сторону, на четыре?

Участница семинара (Ирина):

Нет, он не ушел. Просто от него в четыре стороны пошли такие… (жестами показывает расхождение по кресту)

Николай Левашов:

Люды пошли в четыре стороны, да?

Участница семинара (Ирина):

Ну, как будто бы, да… А сам он в центре остался.

Николай Левашов:

Закройте глаза, пожалуйста, на секундочку. (жестами показывает Аркадию переместиться ближе к столу на сцене) Ну вот. А теперь где он? Откройте глаза.

Участница семинара (Ирина) (сканирует ладонью пространство и безошибочно определяет):

Переместился вправо.

Николай Левашов:

А сейчас что? Как вы определили настоящего?

Участница семинара (Ирина):

Вот он когда идет, от него какой-то такой след, как будто бы видно, куда он ушел. (повторяет громче в микрофон) Как будто бы видно, куда он ушел.

Николай Левашов:

У, хитро… Обхитрить сложно. А посмотрите, сейчас вот четыре… на четыре стороны пошли, разве от них след не остался?

Участница семинара (Ирина):

Что?

Николай Левашов:

А когда он пошел на четыре стороны, разве в четыре стороны разные след не остался?

Участница семинара (Ирина):

Остался, но он был в центре. Как бы …след… (жестикулирует, показывает расхождение по кресту)

Николай Левашов:

Так они же еще не вернулись. Как вы определили, по какому он прошел настоящий?

Участница семинара (Ирина):

А он никуда не пошел. Четыре проекции пошли, а он остался.

Николай Левашов:

Хорошо. Ладно, можем, конечно, дальше продолжать. Но, в принципе, не буду вас особо мучить. (смеется, подходя к Ирине. Она при этом выглядит очень уставшей. Ирина тоже смеется. Зал громко аплодирует)

Участница семинара (Ирина):

Все. Я уже немножко устала.

Николай Левашов:

Что?

Участница семинара (Ирина):

Немножко устала.

Николай Левашов:

Устали. Конечно, нагрузка большая. Просто, видите, надо же какая женщина привередливая! То ей то не то, то там души нема, то серебряной нити нема, то там эмоции не исходят, то там кишки не работают. А по какому принципу отбирали? Что… чтобы все было в порядке, да?

Участница семинара (Ирина):

Ну по чувству. Просто чувствовала.

Николай Левашов:

Хорошо. Ну отлично. (жестом предлагает Ирине присесть на стул на сцене) Отдохните немножечко. (Ирина уходит) Просто когда человек входит, смещается в другое состояние, это действительно огромная нагрузка. И не каждый человек эту нагрузку может нормально выдержать, и нужно отдохнуть.

(подходит к Аркадию) Как вы, Аркадий, в данный момент? Хорошо?

Участник семинара (Аркадий): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну вот теперь, может, вы ко… посмотрите кого-то, кто… определить хотите попробовать, кто настоящий, кто ненастоящий?

Участник семинара (Аркадий): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Скорее определите?

Участник семинара (Аркадий) (смеется):

Думаю, да.

Николай Левашов:

Вы уверены? (Аркадий пожимает плечами) Ну надо попробовать. Хотите? Ну, тогда подойдите… Кто будет? (Мария выходит вперед) А, вы будете. Хорошо. Ну вот, встаньте, пожалуйста, тоже сюда. А вы сюда встаньте. (расставляет участников эксперимента на сцене так, чтобы все действия были видны залу) Так, сколько вы видите?

Участник семинара (Аркадий):

Одну.

Николай Левашов:

Одну. Ну сейчас пойдем. (щелкает пальцами обеих рук) А щас?

Участник семинара (Аркадий):

Ну сейчас эээ… пять, но эти остальные очень эфемерные.

Николай Левашов:

Эфемерные. Ну уплотня-я-я-ем, уплотня-я-я-ем. (делает определенный жесты руками над Марией, Аркадий улыбается) И душу вселяем, и кишки шевелятся, и эмоции, и кровь циркулирует, и серебряная нить, и даже по две, чтобы у всех была запасная, вдруг оборвется. Знаете, как с парашютом прыгать, всегда нужно запасной парашют иметь, а то вдруг один не раскроется, второй раскроется. Я специально у всех поставил по две запасные серебряные нити. Ну и как сейчас?

Участник семинара (Аркадий):

Ну туловище более плотное, а голова и ноги у этих двойников размытые.

Николай Левашов:

Ну сейчас доработаем. (щелкает пальцами) И мозги уплотнятся. Они хоть на 90% из воды, а мы все равно сделаем. Или тоже, чтобы родились с самого начала? Тоже хотите, да? Опыт прошли.

Участник семинара (Аркадий):

Нет. Сейчас… сейчас что-то другое пошло. Сейчас у этих двойников, вот действительно, вот ощущения жизни нет вообще.

Николай Левашов:

Жизни нет, да? Хорошо. А теперь введем жизнь. Оп! (проводит воздействие) Сейчас жизнь будет ключом бить. Ключами, точнее. Как сейчас? Бьет жизнь?

Участник семинара (Аркадий):

Ну больше. Но они все равно… Вот верхняя часть, там, голова, шея, расплываются.

Николай Левашов:

Ну сейчас. Ну не доработка, что-то верхняя половина не доработана. Сейчас доработаем с верхней половиной. (подходит к Марии и водит ладонью на небольшом расстоянии вдоль ее спины и далее в пространстве) А сейчас?

Участник семинара (Аркадий):

В ней свет, а в них темнота. (смеется)

Николай Левашов:

У мужчины уже по… другой подход, видите? Не кишечник шевелится, а там свет и темнота. Ну тогда нужно заполнить светом, чтобы все светились.

Участник семинара (Аркадий):

Ну что-то неестественное все равно остается.

Николай Левашов:

Закройте глаза на некоторое время. (Николай Левашов жестами просит Марию переместиться) А теперь откройте. Ну как?

Вот настоящая. (кивает в сторону настоящей Марии)

Николай Левашов:

И мужчинка капризный оказался. (все смеются) Шо такое? Все капризные-капризные. И чем отличается? Или это он… это он просто отыгрывается, я понял. Чем сейчас отличается?

Участник семинара (Аркадий):

Ну те сейчас начинают пропадать, а она очень явная. (смеется)

Николай Левашов:

Ноги пропадают. Сейчас подпитаем ноги, сделаем, чтобы они были каменные, как вот… настоящие у всех. Чтобы ничем… чтобы плотные. Что сейчас? Чего сейчас не хватает?

Участник семинара (Аркадий):

Все равно эфемерное по отношению к живому человеку.

Николай Левашов:

Уплотняем. Еще уплотняем.

Участник семинара (Аркадий):

Ну жизнь все равно отличается. (смеется)

Николай Левашов:

Отличается, ну… Долго не… мучить не будем. Видно, тоже капризный мужчинка попался. (Аркадий смеется) Это и в отместку, и так далее.

(подходит к Марии, обращаясь к ней) Ну а вы… как вы, что хотели посмотреть? Хотите что-то интересное посмотреть? (она кивает) А что бы хотели?

Участница семинара (Мария): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Угу.

Участница семинара (Мария):

(Надежда Аншукова подносит ко рту Марии микрофон) …и упали.

Николай Левашов:

Так, и что еще?

Участница семинара (Мария):

Потом, у вас есть проблемы с правым плечом.

Николай Левашов (оглянулся на свое плечо, подвигал им активно):

Вот чего нет, того нет. (смеется)

Участница семинара (Мария):

Нет, не у вас, у него. У Аркадия.

Николай Левашов:

А, у него?

Участница семинара (Мария):

Да, …

Николай Левашов:

А я уже думал, у меня. (оборачивается к Аркадию) Есть?

Участник семинара (Аркадий) (пожимает плечами): (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

А может вы ушибались когда-то, падали на плечо?

Участник семинара (Аркадий): (нечленораздельная речь)

Участница семинара (Мария):

Скорее падали.

Участник семинара (Аркадий): (нечленораздельная речь)

Участница семинара (Мария):

На спину вы падали.

Николай Левашов:

Ну… с высоты.

Участник семинара (Аркадий) (кивает): (нечленораздельная речь)

Участница семинара (Мария):

Лет в шесть вы падали. (идет к Аркадию)

Николай Левашов:

Да, подожди… подойдите ближе. (Мария вместе с Надеждой Аншуковой подходят к Аркадию) Ну вот, вы пока рассматривали его, что вы увидели, пока он высматривал, где там у ваших двойников чего не хватает. А чего у него не хватает?

Участница семинара (Мария):

Когда вот с Ириной стояли, вы вышли ближе к ней в первый раз. Ну приблизились к ней близко, то есть вы не разбегались в стороны. А я раздвоилась, вы правильно угадали, двойник.

Николай Левашов:

Ну хорошо. Так, ну давайте пока прервемся. Немножко дадим отдохнуть вам, всё. И продолжим.

Так, сколько у нас там времени осталось? (смотрит на свои наручные часы, возвращаясь на свое место) О! У нас немножко уже осталось времени. Спасибо…

Значит, записок все поступает больше и больше. (читает записку)

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что-что?

Голос из зала: (нечленораздельная речь)

…полечите нас…

Николай Левашов:

А что уже пора? (снова смотрит на свои наручные часы) Ах, да-а-а! (обращается к участникам на сцене) Наверное, все присядьте, потому что уже осталось времени… хватит на полечение и… (смеется)

(Все участники эксперимента постепенно спускаются в зал и рассаживаются по своим местам)

Ну вот… (Николай Левашов берет стакан, пьет воду) сегодня после вчерашней прочистки уже лучше дела идут, как видите, да? Завтра, думаю, у нас еще будет лучше и больше. (читает записку) Ну это… (показывает записку, которую читал) кое-что завтра сделаем. Я сегодня хотел, но уже, к сожалению… Я увлекся двойниками, потому что у нас сегодня очень привередливые… потому что, я говорю, что такого… не жаловались: то кишки не так работают, то, там, нитки не хватает, то, там, эмоций не хватает. Пришлось много дорабатывать. Но в принципе, любопытно наблюдать, наверное, те, кто видел даже, да? Просто наблюдать процесс, потому что, действительно, человек, если он правильно подготовлен, человек может определить, но, если человек никогда с этим не сталкивался, ему бывает иногда очень сложно. Потом, может быть, я пробую, что-нибудь из своих дублей создам. Потому что мне проще своих дублей создавать, чем чьи-то другие. Изучать нужно каждого. Себя-то я знаю хорошо. Посмотрим, как завтра это поработает.

Но, тем не менее, вот здесь… немножко показал такое, чтобы немножко развеселить, потому что кто-то здесь стоит, видит че-то, ему весело, а остальным не очень, да? Ну вот немножко сегодня веселья было, потому что действительно любопытные вещи, потому что действительно человек может видеть другие уровни. Вот каждый из дублей был создан совершенно из разных… при… по разным принципам. То есть из разной материи, то есть ни одного одинакового не было. То есть фундаменты, были у всех разные, принципиально разные. И, так сказать… и в принципе, если довести до идеала, чтобы дубли были созданы тождественно, но в разных качествах, то в принципе, отличить весьма и весьма сложно. Потому что, если настроить человека на определенный уровень качественный, то тот уровень станет для него настоящим уровнем, а другой, наш физический перестает быть. Но это просто немножко время нужно поработать, чтобы довести человека для того, чтобы он работал на других уровнях адекватно полностью, то есть полностью включался. Но это вполне возможно. Частично вы уже некоторые моменты наблюдали.

Вот, понимаете, казалось бы, немножко для цирка такого сделано. Но это не совсем цирк. Это параллельно идет работа с человеком, и человек меняется качественно, меняется его качественный уровень, сознание меняется, уровни восприятия, нарабатываются новые органы чувств, которых от природы не было. И естественно, что этими чувствами… органами чувств нужно потом учиться пользоваться.

Поэтому в оставшееся время, которое у нас действительно осталось… я увлекся малость… не так уж много. Сейчас, наверное, сделаю первую вещь. Это сделаю… сниму блокировки и, там, кто по поводу абортов, там, просил, и так далее поработаю. Значит, ну… мужчинам, думаю, работать не стоит, настраиваться на эту работу. Кто желает, конечно, может попробовать почувствовать, что это такое, но лучше, наверное, не стоит. Так, если кому это нужно… значит, блокировки, наверное, всем нужно, а по поводу последствий абортов я просто с женщинами, конечно, поработаю сейчас. А потом уже проведу общий сеанс работы, и потом некоторое время еще понаблюдаю. Потому что вчера, как вы видите, после работы была перегрузка неск… одному человеку по крайней мере. Сегодня я дозу буду давать чуть больше, потому что каждый раз я изучаю аудиторию, чтобы не перегрузить. Потому что, если чересчур много дать, потом будет очень тяжело, много будет вырубленных. Вот сегодня… вчера был вот один человек. Но это уже учту. Может, сегодня уже меньше будет вырубленных, а может, вообще никого не будет.

Поэтому сейчас немножко сделаю настройки. Кто хочет избавиться от всех блокировок, и кто хочет избавиться, допустим, от последствий аборта для женщин.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

А какие блокировки…

Николай Левашов:

Ну блокировках, которые получены были, допустим, в сектах, в культовых каких-то организациях, где кодировали людей, ставили программы разные. То есть вот, к сожалению, большинство организаций, существующие официально, пропагандируемые, они кодируют людей, блокируют их уровень развития и так далее, и так далее, чтобы их потенциал использовали для своих целей, а не для того, чтобы они сами развивались. Вот такие блокировки я сниму для тех, кто пожелает. Кто не желает…

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что-что?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

…телевизионные.

Николай Левашов:

А, телевизионные блокировки? Тоже снимем. Это не проблема. Это как раз не самое… самое простое – снимать. Так что настройтесь, кто желает, опять-таки. Готовы? Поехали.

Николай Левашов проводит сеанс снятия блокировок.

Ну вот. А теперь сейчас, опять-таки, просьба всем сесть, расслабиться максимально, так сказать. Опять, тот, кто желает. Кто не желает, так сказать, ничего с вами происходить против вашего желания не будет. И пожалуйста, музыку, прошу, если можно.

(звучит музыка: Jean-Michel Jarre – Oxygene, Pt. 1)

Николай Левашов проводит общий оздоровительный сеанс.

Ну вот. Теперь можно ввернуться в нормальное состояние. Все в порядке? Никого не вырубило сегодня? Посмотрите вокруг. (участники семинара оглядываются по сторонам, проверяя соседей) Все в порядке? Хорошо. Отлично.

Ну тогда еще некоторое время пока есть… Скорая помощь сегодня не потребовалась. Тогда почитаем еще в оставшееся время записки.

Ну вот здесь такая забавная записка. Мы, группа из Новосибирска, предлагаем и настоятельно просим установить пси-генератор, освобождающий руссов от алкоголя, курения, наркоты и игромании. А то мы все ждем, когда они сами одумаются, а серые не дремлют. Проснулась бы огромная масса, специально загнанная серыми в омут.

Ну целый ряд вопросов. Но начнем с того вопроса, который написали. Понимаете, дело в том, что проснуться… можно заставить человека сделать что-то против его собственной воли. Польза от этого есть? Как вы думаете? Нет. Польза от того, что будут биороботы… Понимаете, вместо черных мы сделаем белых биороботов. А какая польза от этого? Поэтому, чтобы закончить то, что мы начали говорить, создать генератор, заставить людей бросить пить, курить и так далее механически можно. Но тогда появятся такие же биороботы, только которые не пьют, не курят. А нам нужно, чтобы люди… человек проснулся. И многие люди просыпаются, просто берет время. И если, так сказать…

Вот многие, кто вступил в Движение, к примеру, уже само собой отпало, они перестали пить, курить. У них нет даже потребности, у подавляющего большинства. Потому что, когда человек настраивается на другой режим, ритм мировоспринимания, это отпадает практически само. Вот когда человек осознанно трансформируется – вот это положительно. Потому что создать хороших биороботов можно, но не нужно. Потому что биороботов хороших не бывает или плохих. Биоробот – это управляемое существо. А наша с вами основная задача, по крайней мере я ставлю свей задачей, и перед Движением которая вот задача стоит – именно, наоборот, чтобы человек превратился в творца, чтобы человек перестал быть биороботом, а стал творцом своей судьбы. И не только своей собственной, но и судьбы своего народа, своей страны. С биороботами это не сделать, даже хорошими. Потому что биороботы будут управляться только, пока ими управляют. Как только поменяется управляльщик, кто давит кнопочку, на другую кнопочку нажмут, они будут делать совсем противоположное. Это не годится. Да, это путь несколько длительнее, сложнее. Но если человек сознательно будет изменяться, тогда уже неважно, какой там пульт… кнопку будут нажимать, ничего не произойдет. Человек останется тем, кем он останется.

Наши предки, допустим… самым страшным для них было предательство, измена. Не смерть, потому что они прекрасно знали, что если они погибнут, защищая свою родину, то они воплотятся вновь и будут продолжать. А если они предадут, то они превратятся, блокируют свое развитие и уже превратятся в рабов не только сегодняшнего дня, а навечно останутся в других воплощениях рабами. И поэтому, зная это, они не шли с радостью на смерть. Никто не шел с радостью на смерть, но они не боялись смерти, потому что страшнее смерти было предательство и измена. А сейчас?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

…очень много…

Николай Левашов:

Да-да. И что?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Конечно. Понимаете, к сожалению, самое… Понимаете, не всегда… кажется, что проще: нажал кнопочку и человек начинает дергаться, как в марионетка. Кажется проще, да? А зачем? Толку от этого? А вот самое важное, именно добиться, чтоб у человека было самоосознание, чтоб он делал не потому, что он боится или кого-то испугался, а потому что это становится его сутью, его потребностью жить именно так.

Понимаете, человек может быть свободным в тюрьме, если он свободен душой, и может быть рабом, находясь на свободе. Понимаете? Все зависит именно от внутреннего состояния человека, как он воспитан, какой стержень он имеет. И поэтому такие методы, вот которые… насильственного влияния – заставить, я, например, применяю только в критических ситуациях, когда нужно остановить войну, какие-то… уничтожение, избиение, то есть массовые такие беспорядки, где могут быть жертвы. Вот такие остановить можно. Там не спрашивается, нравится или не нравится, действие идет. А что касается, где связано с личной волей человека, желательно ему это объяснить. И вы знаете, вот скольким людям я объяснял, большинству, которым я объяснял, только после объяснения у них желание, у большинства, пропадало, и алкоголь употреблять, и курить, и так далее, и так далее. Когда это на осознании происходит. Ну плюс еще, естественно, некоторая помощь с моей стороны, потому что часто это еще идет… и так далее. И вот тогда это происходит действительно польза для дела. И этот человек становится действительно свободным, не биороботом, который ходит и делает чужие… другие приказы, но опять-таки, приказы. Понимаете, когда человек будет действовать не потому, что кто-то ему приказал, а когда человек будет действовать, потому что это потребность… его внутренняя потребность говорит, что он должен сделать именно так – это говорит ему советь, это ему говорит его честь, это говорит ему сердце и его разум. Вот когда так человек будет действовать, вот я к этому хочу… добиться у людей. Тогда будет польза. А в остальных случаях марионеточки, они… никому никогда полезны не будут. Потому что марионетка, она всегда будет марионеткой. А нам нужно сделать, чтобы человек стал свободным.

Следующий вопрос.

Участница семинара:

Есть же хотят бросить, но не могут. Это же еще болезнь.

Николай Левашов:

Нет, не всегда. Понимаете, помощь может тем, кто хочет, а многие просто делают вид, что хотят. Понимаете, если человек захочет, силу воли хоть чуть… Понимаете, все хотят, чтобы все было и без труда. А это действительно нужно немножко над собой поработать. А иначе человек не называется человеком. Действительно нужно в чем-то себя взять в руки, держать, и может быть нелегко. Но тогда человек может сказать с гордостью, что он действительно человек, а не букашка, не таракашка.

Вопрос такой: создайте на глазах у зрителей из семи первич… темных материй что-то… ну что-то… живую… розу живую.

Ну опять-таки, я не занимаюсь цирком. Для чего это создавать? Во-первых, я не создавал, я не занимался такими вещами. И что? Для того, чтобы вы увидели, что это роза, если б, допустим, я создал розу, да? И что, от этого легче стало вам? Лучше? Что, вы прозрели, поняли все, да?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Интерес-то он возможен. Но понимаете, дело в том, что, так сказать, я говорю, я не создавал и не собираюсь создавать то, что не нужно. Потому что, зачем тратить на то, что абсурдно. Понимаете, есть необходимые действия, а есть абсурдные действия. Вот на абсурдное дело, действия – это значит… Понимаете, черные именно этим и брали людей, к сожалению, что они им показывали то, что им нужно.

Ну, допустим, Саи Баба, слышали такого, да? Создавал в свое время, когда был живой, создавал монетки. Допустим, бриллиант создавал. Знаете это, да? Ну и что? Ну видели это люди. Ну делал он это, и что? Кому-то лучше стало, легче стало от этого? Мир стал лучше, чище? Нет. А если учесть, что он для этого использовал, извините, мальчиков, чтобы собирать энергетику, чтобы творить такие чудеса. Знаете об этом, да? Ну дети сидят, я не буду описывать детали, надеюсь, вы все понимаете. После чего он был наказан и умер от рака прямой кишки. Понимаете, почему, да? Потому что вот не…

Вот, понимаете, вот… Вот людей воспитывают специально… им нужно показать чудо. Вот есть хорошая притча, повторю. Когда человек… это восточная притча, но в данном случае уместна. Человек пришел к Будде и говорит: «Будда, вот покажи мне чудо. Вот если ты мне покажешь чудо, то я буду тебе самым преданным!» и так далее, и т.д., и т.п. И Будда показал ему чудо рождения. После чего этот человек говорит: «Да, вот теперь я в тебя верю, всё. Теперь я готов идти за тобой». И Будда ему сказал: «А ты мне теперь не нужен».

Потому что, когда вот такие вещи, это… понимаете, приходилось мне демонстрировать и доказывать неоднократно. И телекинез показывал, и в Советском Союзе, и в Америке показывал, демонстрировал. И что? Ну и показал. И что-то изменилось? Приходилось себя перекореживать, чтобы идиотские штучки эти показывать, которые бессмысленные. И кроме как на толпу, никакого, как говорится… показушность для толпы, когда: «О! Надо же! Двинулось что-то само по себе». Ну и что, и показывал. От этого кому-то легче стало? У вас на столе добавился хлеб? Жизнь лучше стала? Нет. А вот созданный тот же генератор, который мы говорили, да? …когда вот придет время, и он будет установлен на территории России, не в одном месте, а во многих местах… Допустим, вот в одном месте он уже стоит, как говорится, и урожай, допустим, по грибам в 32 раза лучше, чем в самых лучших голландских, как говорится, теплицах по выращиванию грибов, где химию применяют, и т.д., и т.п.. А здесь без какой-либо химии урожай в 32 раза лу… выше. Это только начало. Вот это, думаю, есть польза от этого. Правильно? Хотя этот генератор, опять-таки, никто не увидит, никто не пощупает, потому что он тоже установлен не в физической форме. Так, где… где полезное чудо? Или розочку показать? Какое выберете… Кто выберет какое чудо, а?

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Длительность? Да хоть миллионы лет. Пока я его не уберу или пока задача не выполнена, будет действовать, он будет работать. Так…

Участник семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Что?

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Ну программа. Я его создал, к примеру, и… допустим, пока… он будет работать, до тех пор, пока я буду его там держать, или нет, даже если меня не будет, он все равно будет работать. И не только… вот, допустим, растения там растут в 15-20 раз быстрее и тому подобное, плодоносят почти круглый год многие уже культуры. И генератор очищает воду. То есть вода становится чистейшая.

Участница семинара:

А где это?

Николай Левашов:

Что?

Участница семинара:

Где это?

Участник семинара:

Во Франции.

Николай Левашов:

Нет. То, что наши владении во Франции… а здесь, в Москве, есть предприятие, где стоит то же самое, где вода тоже очищается и так далее, многие что… создаются новые вещества, которые в воде не были, и так далее. И плюс еще растет и… грибы растут на тех основах… допустим, те грибы, которые выращиваются, они растут… почти все грибы растут, допустим, которые выращиваются, допустим, на какой-то основе. Там, чаще всего это, вот… шиитаке, допустим, растут на древесине, или опилках или древесине. А поставлена была задача – может быть, что, допустим, на рисе, на сыре, на мясе грибы расти могут. Такого никогда не было в природе. Сейчас растут. И много чего другой раз делается.

Понимаете, генератор не только делает, допустим… он не только воду очищает. Вот, что было… известняк… вот за несколько лет известняк превратился в плодородную землю – три метра от деревьев он создает ту землю, которая… ту почву, которая оптимальна для тех растений, которые на ней растут. А изначально был чистейший известняк. И много чего другое. Можно заложить все что угодно. И главное, что такое украсть невозможно, скопировать невозможно. Почему? Не потому, что мне жалко. Потому что паразиты не получат от меня никогда ничего такого. Потому что хватит паразитам ездить на наших, как говорится, горбах. Долго ездили, воровали все у нас, а потом говорили, какие вумные, а мы с вами дураки. Ну пускаем украдут мой генератор, по крайней мере.

А генератор можно поставить на миллион квадратных километров. Мне неважно, какой объем. Чем больше, тем проще.

Участница семинара: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Для того, чтобы колхоз… Понимаете, вот приходят такие и письма, и так далее. Но вы не понимаете, что пока существует… существующая в данный момент банковская система… вы знаете, сколько вам средств нужно, чтобы вы были независимы? В реальности независимы. Прикиньте. Огромнейшие средства. Вот когда эти средства будут, а надеюсь, они будут в ближайшее время, будут создаваться именно такие предприятия, где земля будет выкуплена, чтобы никто не мог потом прогнать с этой земли, где будут… никаких банковских кредитов не будет, потому что банковский кредит – это рабство, как вы понимаете, да? И особенно построен банковский кредит так, что получающий банковский кредит не в состоянии расплатиться с ним, то есть рабство скрытое. Особенно для тех, кто трудится на селе.

Просто, если люди этого не понимают, то я экономику… не так плохо разбираюсь, и все эти нюансы вижу. Понимаете, почему? Потому что вот человек взял, допустим, вот… Сорвались многие после этого Мегре[2], да?

Сорвались многие из городов. Люди накупили себе… (Николай Левашов смотрит на часы) я сейчас закончу, уже несколько минут осталось… завершу мысль …накупили себе усадьбы родовые, а сами никогда в жизни в селе не жили, не понимают, что это адский труд с утра до ночи. И нужно очень много, что уметь и иметь. Для того, чтобы… землю нужно спахать, это нужно хотя бы минимум лошадь иметь, плуг, и это весьма непросто ходить с плугом… за плугом или косить.

Кто из вас косил, из здесь сидящих? Ну довольно-таки много. Ну дачи, наверное, есть. Ну и как? Сколько гектар косили?

Голоса из зала: (нечленораздельная речь)

Николай Левашов:

Полгектара, да? Три гектара. Ну это уже хорошо. Но кто косил, реально понимает, что по-настоящему косить – это очень тяжелый труд. Мне приходилось косить и не 2 метра квадратных, и не сотку. Так вот, понимаете… Хотя я не в деревне родился, просто приходилось бывать в деревне. Понимаете, человек сталкивается… Нужно, во-первых, о каком развитии… человек будет иметь, если он будет жить… вот как, вот выехал, купил дом, если он будет работать? Конечно, если на него нанять, там, 40-50 работающих, которые будут работать в полях и так далее, а он, человек будет только, как говорится, команды отдавать и заниматься духовным развитием. Да, тогда возможно.

А скажите, сколько таких появилось, родовых имений? Не появилось. Ноль. И эти люди, большинство, оказались весьма в серьезном положении. Квартиры в Москве и в другие городах попродали. Купили где-то в глуши земельные участки, вложили всё и вся, и теперь не знают, что делать. Потому что, даже если продукцию произвести, ее не продашь. Почему? Потому что мафия паразитическая создала так, что себестоимость покупки оказывается выше закупочной цены. Человек тратит больше, чем получает от продажи. А товары, если, извините… там, помидоры, огурцы и так далее, их сегодня не продашь – завтра можно выбрасывать. То есть ставят людей в безвыходное положение. Или ты отдавай, что мы говорим, или выбрасывай. И человек должен отдавать. И получается в рабстве.

Понимаете, вот когда люди безграмотны экономически – это провокация, с моей стороны, было. Потому что можно заниматься своим родовым имением, когда, действительно, десятки человек работают, им платят зарплаты за это. И тогда, конечно, можно. А если это вы сами на своем… горбом начнете хотя бы… хотя бы, пару… как говорится, хоть 5-6 соток гектар земли обработать, да? Чтобы что-то выжать из него – это адский труд с утра до ночи. И не до какого духовного розвития. Деградация будет.

Это просто специально были таким образом направлены люди, которые проснулись, их направили по ложному пути. Придумал он Анастасию, которой никогда не существовало в природе, вы знаете об этом, да? Он и сам это был вынужден признать. И то, что она говорит – абсурд. Многие вещи – абсурд. Типа, дачники! Ни черта не нужно делать. Езжайте на дачку, копайтесь в своем огороде, и вот растения все остальное решат. И войны не будет, голода не будет, грабить никого не будут, убивать никого не будут, да? Что-то все время это люди делали, их и грабили, и убивали, и все остальное. Крестьянство какое было сильное в Советское врем… до р… до революции? Колоссальное было крестьянство, которое только и делало, что на своих участках пахало, сажало все. Помогло им это? Ну посчитайте, сколько: 20 миллионов голодом сморили, и минимум 30 миллионов репрессировано было крестьян, минимум. 50 миллионов крестьян было уничтожено. И что же им не помогли миллионы возделанных гектаров земли, на которых они с утра до ночи работали? И люди, забывая об этих вещах, начинают думать: а, вот они на дачке своей посидели, и растения всех спасут. Помните, да? Это там мешанина такая безграмотная… просто для людей, которые еще только открыли глаза, ничего не понимают – для них это, как: О! Откровение. А на самом деле, это белиберда, которая… провокация, которая заводит людей в тупик.

Поэтому для того, чтобы правильно организовать хозяйство, сельхоз хозяйство, необходимо продумать целую систему от начала – от производства товара, переработки товара, поставки товара, распределения товара и продажи. Вся система должна быть контролируема тем, кто производит. Если этого не будет, все будет – пшик.

Ну вот, на сегодня у нас все. (Николай Левашов смотрит на свои часы) Потому что время наше истекло. Нас будут выгонять.

Я всех благодарю! До завтра. Всего доброго, спасибо!

(аплодисменты в зале, Николай Левашов аплодирует)

Николай  Левашов рассказывал об этих практиках в первый день семинара.

  1. Книга Владимира Мегре «Анастасия».

Оцените статью
Стенограммы видеозаписей Николая Левашова